Государственная концепция по переходу к "зелёной" экономике гласит, что к 2030 году уровень переработки отходов должен достичь 30%, а к 2050-му – 50%. Для этого в стране собираются внедрять раздельный сбор ТБО, новые технологии рециклинга вторичного сырья, депозитно-возвратную систему, строительство сортировочных линий и комплексов по энергетической утилизации отходов.

А это значит, что в планах – построить мусоросжигательный завод в Казахстане. Планы – это, конечно, пока только теория, но лучше заранее разобраться, хорошо это или плохо, и действительно ли Казахстану нужен такой завод.

Как работают мусоросжигательные заводы в Украине, России, Эстонии и Турции

Опыт России

Мусоросжигательный завод в Москве работает с 90-х годов. В 2004-2007 годах его реконструировала австрийская компания EVN AG. Ежегодно на этом заводе сжигают около 360 000 тонн бытовых отходов. Это от 2,5 до 7% всех отходов москвичей. Столица России производит 5-7 млн тонн отходов ежегодно.


1

Мусоросжигательный завод в Москве / Фото Оксаны Когиновой

Отходы, которые привозят на завод, не сортируют. В печь идёт всё, что привезли и что можно было бы переработать. Температура горения выше 1000 градусов. На заводе объясняют, что этого достаточно, чтобы разрушить большую часть вредных веществ. Дымовые газы подвергаются трёхступенчатой очистке.



"Это был пилотный проект компании EVN в России, – рассказывает Роман Пацалай, технический директор. – В отличие от нашего завода в Австрии, куда поступают уже хвосты, то есть отсортированные отходы, здесь в проекте не была предусмотрена сортировка. Разместить её уже не получится, площадь предприятия не позволяет. На мой взгляд, это самый оптимальный вариант утилизации отходов, он может стать идеальным, если ещё перерабатывать шлак. Его можно использовать в производстве дорожного покрытия. Европейский опыт показал, что из двух путей утилизации мусора – сжигание или свалка – второй эффективнее. В Австрии, Германии и некоторых других странах уже не хватает мусора для функционирования подобных заводов, и они его закупают в соседних регионах".


Мусоросжигательный завод в Москве

Мусоросжигательный завод в Москве / Фото Оксаны Когиновой

Предприятие вырабатывает около 370 000 Гкал/г тепла и более 38 000 МВт-ч/г электроэнергии. Оставшийся после сжигания шлак забирает компания-партнёр. Пока этот завод – частное предприятие, но в 2020 году он перейдёт в собственность мэрии Москвы.

В Московском регионе собираются построить четыре таких завода. Два из них уже строятся. Мусоросжигательные заводы в Воскресенском и Наро-Фоминском районах планируется ввести в эксплуатацию в 2021 году. Пока же большая часть отходов москвичей отправляется на полигоны, система раздельного сбора здесь не развита.

Опыт Турции

Мусоросжигательный завод "Изайдаш" в Турции (Измит) сравнительно небольшой. Мощность 35 000 тонн в год. И в первую очередь он ориентирован на опасные промышленные отходы. Температура сжигания – 1100 градусов по Цельсию.


Турецкий завод "Изайдаш"

Турецкий завод "Изайдаш" / Фото Informburo.kz

"Эта площадка полностью построена под промышленные отходы. У нас система такая: стоят две печи, в одной сжигают отходы, а через другую проходят газы, где они очищаются. То же самое и с жидкостями. Температура сжигания во второй печи 1200 градусов", – рассказывает замдиректора мусоросжигательного завода "Изайдаш" Исмаил Улуда.



В Турции нет мусоросжигательных заводов для ТБО, только для промотходов. Да и пример захоронения отходов не совсем приемлемый. В регионе пока только развивается раздельный сбор и сортировка.


Полигон рядом с заводом

Полигон рядом с заводом / Фото Informburo.kz

"Сортировки на самом заводе нет. Вообще все отходы приходят из разных округов провинции, и ответственность сортировки лежит на местных исполнительных органах. Они должны сортировать, но это проходит не очень эффективно, не всегда бывает всё отсортировано. А у нас сортировки нет, и мы всё сразу на захоронение отправляем", – говорит замдиректора мусоросжигательного завода "Изайдаш" Исмаил Улуда.

Каждый год на полигон близ завода отправляют около 600 000 тонн бытовых отходов.

Опыт Украины

В Украине до сих пор функционирует завод, построенный ещё при Союзе – в 1986 году. Завод "Энергия" находится в коммунальной собственности, обеспечивает теплом близлежащий район. Мощность – 250 000 тонн отходов. Для Киева это очень мало. Всего город производит около 1 млн 200 тысяч тонн ТБО. Все отходы попадают на завод не отсортированными, рабочие сначала вынуждены сортировать мусор, и только потом то, что нельзя продать на переработку, отправляется в топку.


Завод "Энергия"

Завод "Энергия" / Фото Informburo.kz

Между тем местные экологи категорически против работы завода. Они считают, что он больше приносит вреда, нежели пользы.


Акция протеста

Акция протеста / Фото общественной организации "Україна БЕЗ сміття"

"Мы против завода в том виде, в каком он сейчас находится. В Вене мусоросжигательный завод – старинный арт-объект, рядом детские площадки, школы, детские сады, директор завода живёт рядом – это ведь о чём-то говорит! Наш завод находится в жилой части города, мусор сжигают при температуре 800 градусов. Это говорит о том, что все опасные вещества, которые образуются в процессе сжигания – пластик, батарейки, энергосберегающие лампочки, лекарства с истёкшим сроком годности – могут попасть в воздух. У нашего завода нет фильтра, он очень дорогой. "Энергия" не имеет датчиков выброса, о чём может идти речь? Если вы вечером придёте домой, откроете форточку, вы ощутите всю прелесть жизни. Ночью и утром люди этим дышат", – говорит Ольга Чернявская, эколог, куратор образовательных проектов общественной организации "Украина без мусора".


Активисты считают завод "Энергия" опасным

Активисты считают завод "Энергия" опасным / Фото общественной организации "Україна БЕЗ сміття"

Ольга Чернявская считает, что Европа в этом плане находится в более выигрышном положении. Там стоят дорогостоящие фильтры, и температура сжигания около 1500 градусов. Ольга полагает, что необходимо сначала ввести по всей стране раздельный сбор и насытить материалами перерабатывающие заводы, вырабатывать из органики компост и биогаз, а затем уже решать, что делать с оставшимися отходами.


Завод "Энергия"

Завод "Энергия" / Фото Informburo.kz

Однако на самом заводе информацию о загрязнении окружающей среды опровергают. Здесь объясняют, что предприятие практически безопасно, выбросы соответствуют нормам, а что касается запаха, то рядом стоят очистные сооружения, которые не имеют к заводу никакого отношения, вот они и причиняют неудобства жителям.

"Разница между полигоном и заводом "Энергия" огромная. На полигон вывезли, и там идёт загрязнение земли, воздуха… На заводе это краткосрочный процесс: завезли отходы – сожгли, у нас никаких земляных загрязнений не бывает, всё это находится под контролем. Все отходы проходят радиационный контроль. Если превышение радиации более 30 микрорентген, срабатывает система контроля, и машина задерживается. Контроль при приёме продолжается на площадке, чтобы не было резины, органики, трупов животных, строительного мусора", – объясняет директор завода Сергей Крикун.


Завод "Энергия"

Завод "Энергия" / Фото Informburo.kz

На предприятии понимают, что старые технологии завода совсем не соответствуют европейским стандартам. Пока по выбросам завод "Энергия" соответствует только нормативам самой Украины.

"У нас нет химической очистки дымовых газов. Мы работаем над этим. Мы соответствуем нормативам Украины и стараемся их не превышать. Согласно европейской директиве по пыли, разрешённые выбросы – 10 мг на кубический метр, у нас разрешено 50. Сегодняшним оборудованием достичь этих показателей не сможем. Мы разрабатываем проект и в следующем году начнём внедрение химической очистки. Это удовольствие не из дешёвых. Цена около 700 млн гривен (28 млн долларов. – Авт.), оборудование европейское, в данном случае – испанское", – говорит директор завода "Энергия".


Ремонт на заводе "Энергия"

Ремонт на заводе "Энергия" / Фото Informburo.kz

По мнению директора завода, без подобного предприятия стране от мусора не избавиться. Альтернативу мусоросжиганию ещё не придумали.

"Когда говорят о мусоропереработке, то не каждый понимает, что относить к мусоропереработке. Большинство считает, что это сортировочные станции, то есть переработка отходов. И здесь начинаются манипуляции. Говорят, Швеция, Дания, Германия 98% отходов перерабатывают. Но на самом деле сортировка там занимает до 20%, остальное или закапывают, или сжигают. А что такое сжигание? Это термическая переработка отходов. При таком виде переработки мы получаем тепловую энергию, которая идёт для населения, для собственных нужд в виде горячей воды, отопления. Когда мусор термически перерабатывают, получаются шлаковые отходы. Что можно получить из шлака – это материал, который используется в строительстве", – говорит Сергей Крикун.


Завод "Энергия"

Завод "Энергия" / Фото Informburo.kz

Опыт Эстонии

Мусоросжигательный завод Эстонии по мощности меньше, чем в Киеве или Москве, но он практически закрывает потребности жителей Таллина. Мусорный блок Ируской электростанции Eesti Energia сжигает почти половину всего мусора в Таллине, того, что не годится для переработки. После сортировки, переработки и сжигания жители столицы отправляют на полигон только 3% отходов.

Сжигание отходов даёт энергию, которой хватает, чтобы обеспечить теплом около 100 тысяч человек. Несмотря на то, что экологические требования завод выполняет, местные экологи всё равно недовольны мусоросжиганием. Они считают, что необходимо вводить налог на сжигание, тогда качество сортировки отходов заметно улучшится.


Esti Energy

Eesti Energia / Фото с сайта biznesalert.com

"Контроля со стороны государства нет, нет даже налога на сжигание. У соседей – финнов, шведов и в других странах, использующих сжигание, есть такой налог, чтобы контролировать массу сжигания. Я думаю, это большое лобби, потому что была идея ввести налог, я даже видел проекты постановлений министерства окружающей среды. Но я думаю, что владелец мусоросжигательной станции блокирует его. Они оттягивают, предлагают какие-то альтернативы. К примеру, в Ирландии, Англии, Финляндии высокий налог на сжигание. Там намного дороже сжечь ТБО. Вот в Финляндии 70 евро стоит тонну сжечь, а у нас – 40. Естественно, они сюда повезут свой мусор, потому что очень большая разница в цене", – говорит Александр Тараскин, главный специалист Таллинской горуправы.

Закопать или сжечь?

В странах ОЭСР законодательно утверждена иерархия методов обращения с отходами, где мусоросжигание на предпоследнем месте, последнее занимает полигон. Все экологи однозначно считают, что лучше всего отходы перерабатывать и не отправлять ни на сжигание, ни на захоронение. Но по факту подобное пока невозможно.

В Швеции утилизация отходов составляет 99,3%. Чуть больше трети идёт на переработку, 15,5% – на биологическую очистку и 49,5% – на получение энергии. В прошлом году шведы отправили на захоронение только 0,7% управляемых отходов. То есть половину отходов шведы не могут переработать.

Для сравнения: в Казахстане процент переработки не достигает и 12%, всё остальное идёт на захоронение.

Энергетическая утилизация – один из выходов по избавлению от полигонов. Однако экологи здесь спорят, что же всё-таки безопаснее:

  • сжигать, когда есть вероятность попадания вредных веществ в атмосферу и когда остаётся продукт сжигания – зола, с которой тоже нужно будет что-то делать?
  • закапывать и оставлять неперерабатываемый мусор гнить сотни лет?

Энергетическая утилизация отходов в Турции

Энергетическая утилизация отходов в Турции / Фото Informburo.kz

Эколог из Эстонии Александр Тараскин категорически против сжигания, но за полигоны он тоже не выступает. Эксперт считает, что надо взвесить все за и против и из двух зол выбрать наименьшее.

"Как химик-инженер я могу сказать, что сжигание мусора опасно. Предприятия вам никогда в этом не признаются. У них там фильтры стоят, но через фильтры проходит же воздух? Проходит. И каким-нибудь образом и другое может проскочить. И фильтры настолько дорогие, что проще сортировать и перерабатывать", – говорит Александр Тараскин.


Полигон в Измите (Турция)

Полигон в Измите (Турция) / Фото Informburo.kz

Что же касается отходов, которые пока невозможно переработать, Александр делает акцент на слове "пока". Специалист считает, что, может быть, лучше закопать. Ведь, возможно, со временем мы станем перерабатывать то, что не можем переработать сейчас, тогда есть смысл снова открыть полигон и забрать оттуда ценные материалы. Подобный опыт у Эстонии уже есть.

"У нас была закрыта большая свалка на острове Сааремаа, и один предприниматель говорит: "Я её открою и переработаю мусор, который там есть, – металл, пластик – и ещё и деньги заработаю". В принципе, большая часть свалки была сожжена. Были отделены металл, дерево, и свалка уменьшилась в разы. Моя идея в том, почему захоронение лучше, потому что со временем приходят новые технологии сортировки, переработки, потом можно открыть свалку и просто всё переработать. Как бы оставить про запас", – предлагает Александр Тараскин.


Свалка Сааремаа

Свалка на Сааремаа / Фото с сайта rus.postimees.ee

Лауреат Нобелевской премии мира в составе межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК) (2007 г.) Рае Квон Чунг считает, что если грамотно подойти к строительству мусоросжигательных заводов, использовать последние технологии при строительстве фильтров, то никакого вреда для экологии не будет. Кроме того, эксперт объясняет, что утилизация увеличивающегося объёма отходов – одна из основных задач в деле развития "зелёной" экономики и повышения экологической устойчивости многих стран мира.


Мусоросжигательный завод в Турции

Мусоросжигательный завод в Турции / Фото Informburo.kz

"Почему я это рекомендую? Энергетическая утилизация отходов должна проводиться под строгим контролем. В Корее, в центральной части, отходы – основной источник отопления. 10 000 домов получают эту энергию. В Швейцарии система очень высокого качества и изготовлена по высоким стандартам. Это хорошее решение не отправлять мусор на полигоны, а получать из него новую энергию", – говорит в интервью informburo.kz Рае Квон Чунг.


На мониторе видно при какой температуре сжигаются отходы и сколько вредных веществ попадает в атмосферу

На мониторе видно, при какой температуре сжигаются отходы и сколько вредных веществ попадает в атмосферу / Фото Informburo.kz

Global Market insights Inc в своём отраслевом отчёте указал, что мировой рынок по производству энергии из отходов оценивается в 17 271,4 млн долларов в 2017 году и, по прогнозам, достигнет 27 700,8 млн долларов к 2025 году, увеличившись на 61% с 2018 по 2025 год. Доход к 2024 году, как ожидается, превысит 35,5 миллиарда.

А исследование Allied Market Research полагает, что процесс преобразования отходов в энергию может сократить объёмы выброса твёрдых бытовых отходов (ТБО) на свалки на 90%, что сможет ещё больше сократить выбросы углекислого газа (CO₂), выделяющегося из таких отходов.

Ожидается, что резкий рост инвестиций от различных руководящих органов, особенно в развивающихся странах Азиатско-Тихоокеанского региона, таких как Китай и Индия, в сочетании с быстрой урбанизацией и значительным ростом потребительных расходов также будет способствовать дальнейшему развитию мирового рынка по преобразованию отходов в энергию.


Из отходов получают энергию

Из отходов получают энергию / Фото Informburo.kz

Рае Квон Чунг понимает опасения экологов и объясняет, что его оппоненты сталкивались с не очень положительными примерами: были заводы без фильтров или же со слабой очисткой выбросов. По мнению Рае Квон Чунга, при строительстве мусоросжигательного завода необходимо руководствоваться экологической безопасностью и уделять большое внимание фильтрам.


Мусоросжигающий завод в Киеве

Мусоросжигающий завод в Киеве / Фото Informburo.kz

Ситуация в мире

По данным Международной ассоциации по твёрдым отходам (International Solid Waste Association – ISWA), на сегодняшний день в мире около 2000 мусоросжигательных заводов. 450 – в Европе, 75 – в США, 1100 - в Японии и около 300 – в Китае.

Однако этого недостаточно. По приблизительным подсчётам, необходимо ещё около 1000 таких заводов (это при условии развития переработки), чтобы можно было говорить об эффективной борьбе с полигонами.

ISWA – это некоммерческая организация, созданная в 1970 году, её главная задача – поощрение и развитие профессионального управления отходами во всем мире.


Мусоросжигательный завод в Москве

Мусоросжигательный завод в Москве / Фото Оксаны Когиновой

Ежегодно в мире производится 2,2 млрд тонн отходов. Всемирный банк ожидает, что к 2030 году этот показатель составит 4,5 млрд тонн. По данным ISWA, 70% всего мусора вывозится на свалку.

"Энергетическая утилизация отходов безопасна для окружающей среды, если она соответствуют необходимым требованиям и находится под контролем. Если предприятия будут работать без надлежащего надзора и общественного контроля, то есть вероятность, что они могут выйти за пределы допустимых выбросов. Уровни выбросов, указанные в Европе, стандартизированы с помощью правил ЕС, однако местные органы власти могут эти правила ужесточить. Энергетическая утилизация мусора имеет более строгие ограничения, чем любые другие стандартные промышленные процессы или производство энергии на основе нефти/угля", – отвечает на запрос informburo.kz технический директор ISWA в Норвегии Джонни Штуэн.


Мусоросжигательный завод в Дании

Мусоросжигательный завод в Дании / Фото с сайта architizer-prod.imgix.net

Джонни Штуэн в пример приводит Северную Европу и Скандинавию, где заводы расположены близко к городам, это говорит прежде всего об их безопасности. А Рае Квон Чунг напоминает о мусоросжигательном заводе в Вене, который стал местной достопримечательностью.

"Завод по переработке отходов и их преобразованию в энергию Шпиттелау, расположенный в центре Вены, стал произведением искусства и теперь является знаменательным объектом и достопримечательностью, открытой для туристов, посещающих столицу Австрии", – говорит Рае Квонг Чунг.


Мусоросжигательный завод в Вене

Мусоросжигательный завод в Вене / Фото с сайта klimaschlau.wien.gv.at

Мусоросжигательный завод Шпиттелау перерабатывает около 250 000 тонн бытовых отходов каждый год. Завод в 9-м районе Вены производит около 120 000 МВт/ч электроэнергии и 500 000 МВт/ч центрального отопления. Экологически чистого отопления, производимого в Шпиттелау, достаточно, чтобы отапливать более 60 000 домохозяйств в Вене в год.

Поиск инвестора

Нужен ли такой завод в Казахстане? С одной стороны, мы ежегодно производим 4,3 млн тонн отходов. Из этого количества в переработку не попадает даже 12%. Это говорит прежде всего о слабой сортировке. Казалось бы, что такой завод – идеальный выход. Но с другой стороны, какие есть гарантии того, что владельцы заводов будут тратить деньги на дорогие фильтры?


Сортировка ТБО в Нур-Султане, большая часть отправится на полигон

Сортировка ТБО в Нур-Султане, большая часть отправится на полигон / Фото Informburo.kz

"Пока альтернативы энергетической утилизации нет. Однако хорошо управляемая система отходов уменьшит потребность в таких предприятиях, необходимо прежде всего развивать сортировку и переработку", – считает технический директор ISWA в Норвегии Джонни Штуэн.


Предприятие по сортировке отходов в Нур-Султане

Предприятие по сортировке отходов в Нур-Султане / Фото Informburo.kz

Управляющий директор ТОО "Оператор РОП" Сергей Юрча считает, что необходимо тщательно взвесить все за и против перед принятием решения. С одной стороны, основной упор в Казахстане собираются делать на рециклинг и получать из отходов новый продукт. Но с другой, объясняет Сергей, всегда будут оставаться ТБО, которые не подлежат переработке. Если органику можно использовать в качестве компоста, то некоторые виды комбинированных отходов пока не перерабатываются. Одна из альтернатив – это сжигание.

"Сжигание в иерархии по сравнению с захоронением стоит выше, то есть мы здесь не просто положили, закопали в землю, а извлекли хотя бы энергию", – говорит Сергей Юрча.


Мусоросжигательный завод в Турции

Мусоросжигательный завод в Турции / Фото Informburo.kz

Кроме того, мусоросжигательный завод – это дорогое удовольствие. По приблизительным подсчётам ISWA, строительство одного такого предприятия обойдётся в 200 млн евро. Энергия, которую даст завод, не будет дешёвой, и в конечном итоге нагрузка ляжет на плечи потребителя.

"Если мы говорим о сжигании ТБО, то заплатят мусоровывозящие организации, а мусоровывозящая организация берёт деньги через единый расчётный центр, например, с жителей. То есть понятно, что заплатит в итоге потребитель, как и в любой другой системе. И всё это нужно взвесить, и каждый в этом вопросе должен составить своё мнение", – говорит Сергей Юрча.


Мусоросжигательный завод в Турции

Мусоросжигательный завод в Турции / Фото Informburo.kz

Минэнерго поставило задачу перед оператором РОП – проработать вопрос строительства предприятия по энергетической утилизации отходов. В конечном итоге, даже если примут положительное решение, всё будет зависеть от заинтересованности инвестора, который и будет решать, вкладывать деньги в завод или нет, и в каком регионе его строить. Насчёт выбора места, считают в РОП, речь пойдёт о городах, где проживает не менее полумиллиона человек.

*Материал подготовлен при участии в некоммерческом проекте "Трансграничная журналистика", программе для журналистов "Перспективы"

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter