Киборгами себя называют не только обладатели современных протезов, но именно в их случае модификация тела особенно заметна. Благодаря технологии 3D-печати функциональные протезы стали доступнее, и киберсообщества появляются в развивающихся странах. В 2016 году в Цюрихе прошёл первый Кибатлон – мировой чемпионат, где люди с самыми технологичными средствами реабилитации побеждают свои физические ограничения. Спустя год похожее соревнование по кибатлетике провели в Москве, там же этим летом собираются ратифицировать билль о правах киборгов. Informburo.kz рассказывает о том, как производят технологичные протезы в Казахстане, сколько это стоит и с какими проблемами сталкиваются люди без конечностей.


Говорят, люди-киборги больше не фантастика?

Производители современных протезов наделяют свои прототипы функционалом "умных" гаджетов, а некоторые модели и вовсе превосходят возможности человеческого тела. Бионическая кисть Bebionic вращается на 360 градусов и заряжается, как обычный смартфон. Смарт-руку с сенсорным дисплеем и Wi-Fi- подключением разрабатывает компания "Моторика".


Читайте также:
Как люди с психическими отклонениями возвращаются в общество с помощью работы. Репортаж Informburo.kz

Протез обеспечит носителю доступ к соц сетям, позволит управлять домашней электроникой вместо пульта и заменит банковскую карту для оплаты покупок. Такие бионические модели еще называют протезами с внешним источником энергии. Управляют ими за счёт сигналов от сокращения мышц, которые улавливают встроенные в протез миодатчики. Потом микропроцессор преобразует эти сигналы в жест или хват.


motorica.org

Искусственные конечности не ограничиваются бытовым функционалом. Американские и европейские учёные параллельно разработали бионические протезы, передающие тактильные ощущения. Первым человеком, который тестировал такую модель в повседневной жизни, стала итальянка Альмерина Маскаорелл. Тактильные ощущения ей обеспечили вживлённые сенсоры, датчики на пальцах протеза и компьютер, обрабатывающий их данные. Бионическая рука взаимодействует с организмом, а это значит, у её обладателя есть все основания называть себя киборгом.

Есть ли что-то подобное в Казахстане?

В Казахстане тоже собирают функциональные протезы, применяя технологии 3D-сканирования и печати, и даже разрабатывают отечественные модели. И ещё есть те, чью жизнь эти инновации уже изменили.

Айман Молдабековой двадцать два. В школе она носила обычный косметический протез кисти и долго себя стеснялась, пряча руку под длинными рукавами одежды. Обрести уверенность в себе Айман помог тяговый протез, напечатанный на 3D-принтере в алматинской студии Y.dream. Стоил он 85 тысяч тенге и часто ломался, но дал старт важным событиям в жизни девушки.


Айман Молдабекова

Айман Молдабекова / Фото Романа Лукьянчикова

Последний раз Айман общалась с журналистами полгода назад. За это время она поработала моделью на Mercedes-Benz Fashion Week в Москве, снялась в клипе группы "Би-2" и месяц стажировалась в "Моторике". В прошлом году компания искала девушку-модель для демонстрации своей продукции на международной конференции Fashion Futurum. Айман успешно справилась с этой ролью и бесплатно получила моториканский тяговый протез, который служит ей до сих пор.


Айман на Mercedes-Benz Fashion Week

Айман на Mercedes-Benz Fashion Week

Вернувшись в Алматы, девушка продолжает сотрудничать с российскими производителями и хочет открыть благотворительный фонд, помогающий детям бесплатно получить функциональные протезы.

"Наверное, это из-за своей боли: в детстве мне было очень сложно c косметическим протезом, – объясняет свое желание Айман. – Я часто встречаю детей, у которых нет кисти. Их родители, возможно, не осознают, с какими трудностями сталкивается ребёнок, насколько сложно ему адаптироваться в школе или садике. Очень многое зависит от общества. Мой круг общения состоит из людей, которые уже чего-то добились. Я ставлю себя наравне с ними и ассоциирую себя не с инвалидом, а с человеком, который может жить полноценной жизнью и кому-то помочь".

В Москве Айман узнала про уральского фотографа Гордея Трищенкова. Мужчина родился без обеих ног по колено, одной руки до локтя и пальцев на второй. Это не мешает ему активно жить и фотографировать. Гордей тоже обращался в "Моторику", но дальше консультаций дело не пошло.


Гордей Трищенков / Фото Кирилла Фёдорова

Гордей Трищенков / Фото Кирилла Фёдорова

Средняя зарплата в Уральске около 70 тысяч тенге. Работая IT-специалистом в дорожно-строительной компании Uniserv, Гордей зарабатывает больше ста, плюс подрабатывает свадебным и портретным фотографом. На жизнь и содержание семьи ему пока хватает, но механический протез кисти за 611 600 тенге для мужчины слишком дорогой. Особенно на фоне периодических поломок в протезах ног, полученных по госпрограмме.

Айман решила помочь Гордею найти средства на протез кисти и запустила краудфандинговую акцию на start-time.kz. Девушка договорилась с "Моторикой" о десятипроцентной скидке. Акция началась в июне и закончится в августе, из 589 000 тенге уже собрано 260 150 тенге.



"Я восхищаюсь Гордеем, потому что он хоть и живёт без протеза, всё равно очень открытый и жизнерадостный, а я без протеза не могу. Он придаёт мне сил", – признаётся Айман.

Если сбор средств закончится успешно, Гордей получит такую же функциональную модель, как у Айман. Протез "Киби" работает по тяговому принципу: положение пальцев регулируют специальные тросы, закреплённые на предплечье. Они натягиваются при движении кистевого сустава, позволяя носителю протеза делать хваты. Таким протезом человек может брать предметы, держать ложку, нести пакет с продуктами и выполнять много других повседневных действий.

Есть ли шанс у Гордея стать обладателем функционального протеза без акции?

В теории – да, а на деле – как повезёт. В нашей стране изготавливают и косметические, и функциональные протезы. Первые доступны для широкой аудитории и не гарантируют комфорт. Вторые могут значительно облегчить жизнь владельцам, но многим не по карману.

Стоимость протезов рук по современным технологиям в Республиканском протезно-ортопедическом центре (РПОЦ) колеблется от 1 359 425 тг до 33 716 760 тг, протезов ног – от 512 040 тг до 14 678 930 тг. Цена моделей сильно зависит от функционала и производителей: самые дорогие протезы, указанные в прайс-листе, представлены брендами Bebionic, MYOBOCK и OTTOBOCK.


Протез BeBionic

Протез BeBionic / habr.com

Функциональный протез возможно получить за счёт государства по направлению из регионального управления занятости и соцпрограмм. Там же инвалидам составляют индивидуальную программу реабилитации. Бюджет на протезирование каждое управление утверждает с местным маслихатом и потом объявляет тендер среди частных и государственных протезных центров. Выигрывает обычно тот, кто делает дешевле.

Чтобы претендовать на дорогостоящий протез, инвалид должен как минимум вести активный образ жизни или быть действующим и желательно успешным спортсменом. Тогда сотрудники управления соцзащиты могут написать ходатайство в маслихат, где решат, выделять на это деньги из городского бюджета или нет.

Что не так с бесплатным протезированием?

В зависимости от направления инвалиды протезируются в своей области либо едут в протезные центры в Алматы. Самый главный – РПОЦ в 2017 году получил госзаказ от 10 управлений координации занятости на общую сумму 1 022 220 000 тенге. Всего за год РПОЦ изготовил 1 636 протезов. По данным Vlast.kz, из 174 протезов верхних конечностей с внешним источником энергии 160 были сделаны по госзаказу.

В этом центре Гордей Трищенков каждые три года получает бесплатные протезы. По его словам, с каждой новой парой качество протезирования только ухудшается. Весенний визит Гордея в Алматы не стал исключением.


Стационар РПОЦ

Стационар РПОЦ / Фото Гордея Трищенкова

"В первый же день после прилёта домой я вышел на улицу в новых протезах, и они раскрутились. Причём до этого я два дня ходил в них по стационару, и всё было нормально, – говорит Гордей. – Когда отдавал протезы на обшивку и закрепление болтов мастеру, хорошо он мне сказал: "Ты в них не лети, возвращайся лучше в старых, они надёжные у тебя". Мастер как в воду глядел".

В новых протезах погнулся коленный модуль – самая дорогая деталь в протезе голени. Свадебные съёмки требуют от Гордея постоянно находиться в движении, и очередная поломка может лишить Гордея дополнительного заработка.


Свадебная съёмка. Гордей в работе

Свадебная съёмка. Гордей в работе

"До 2015 года коленный модуль делали немцы, они и сейчас делают, только у нас всё по тендеру. Чтобы дешевле было, ставят российские аналоги. Вместо титана там дюраль, да и сама их конструкция на вид сомнительная. Если новые протезы сломаются, даже не знаю, что делать. В своих старых немецких я уже почти шесть лет проходил", – сказал Гордей.

Кроме РПОЦ услуги протезирования по госпрограмме также оказывает частный протезный центр ТОО Medicare IІC в Алматы. В 2017 году бионические протезы рук за счёт госбюджета получили семь человек. Такие модели стоят от 3 миллионов тенге.

С частным протезным центром у казахстанцев тоже возникают проблемы. В прошлом году услугами ТОО Medicare остались недовольны как минимум восемь карагандинцев. Люди написали официальные жалобы на компанию из-за некачественных протезов и плохих условий проживания в алматинском стационаре. Сюжет про десятилетнего мальчика с неисправным протезом ноги показал 31 канал. В том же году управление соцзащиты Карагандинской области заплатило за услуги Medicare 142 млн тенге. После проверки организация получила штраф в 120 МРП.

Кто ещё делает протезы по новым технологиям?

Кроме учреждений общего профиля, в Алматы работает Научно-практический центр развития социальной реабилитации (РГКП "НПЦ РСР"). Он получает финансирование из республиканского бюджета и протезирует пациентов по современным технологиям. Центр специализируется на модульных протезах нижних конечностей, часть комплектующих для них печатают на 3D-принтере.


Мынжасар Шугаепов

Мынжасар Шугаепов / Фото Романа Лукьянчикова

"Протезы с электронными модулями мы устанавливаем уже два года. Все зависит от объёма финансирования. Цена высокотехнологичных моделей больше 10 миллионов тенге, поэтому такие протезы мы собираем один или два в год. Мы внедрили специальные влагоустойчивые протезы с защитным покрытием, гидравлическим коленным модулем и нескользящей стопой. С таким протезом можно принимать душ. Электронные стопы пока не ставим – одна такая стоит восемь миллионов. Но уже используем многофункциональные пластиковые аналоги", – рассказывает заместитель директора РГКП "НПЦ РСР" Мынжасар Шугаепов.

Научно-практический центр работает со всеми областными управлениями занятости и соцзащиты, принимая от каждого по 5-6 человек в год. Сюда часто поступают люди со сложными ампутациями или врождёнными патологиями. Инвалидов в центр направляют также из министерств здравоохранения или труда. Иногда здесь принимают тех, кто жаловался на некачественные протезы, полученные в других центрах, но такие случаи единичны. По плану на 2018 год учреждение должно изготовить 135 бесплатных протезов.


Рабочий процесс

Рабочий процесс / Фото Романа Лукьянчикова

"В России инвалид может обратиться в крупную компанию, тот же Ottobock, где его проконсультируют и назначат подходящие модели протезов. У нас такой системы нет, – говорит Мынжасар Шугаепов. – Человек проходит медико-социальную экспертизу, ему определяют группу инвалидности и на основании медицинского заключения в поликлинике назначают протез, допустим, бедра. А какой, шинно-кожаный или другой, мы проследить не можем. Пациентов до протезирования мы не видим. Нам присылают данные, но в них не сказано, какой коленный модуль желательно поставить. С теми, кого мы уже протезировали, проще: под них мы можем сделать более улучшенные протезы, потому что примерно знаем их физиологические особенности".

С прошлого года часть комплектующих Научно-практический центр заказывает у алматиской компании 3D P.M. Студия 3D-печати изготавливает культеприёмные гильзы и косметические накладки, удешевляя производство протеза до 30%. Совместными усилиями протезисты и технологи уже обеспечили протезами 12 человек. В числе недавних пациентов – подполковник запаса и ветеран войны в Афганистане.



Прежде чем изготовить гильзу, специалисты сканируют у пациента участок ноги, который будет контактировать с протезом, и здоровую конечность. По данным, полученным с 3D-cканера, дизайнер создаёт виртуальную модель гильзы с учётом всех физиологических особенностей пациента. Его обязательно консультируют хирурги-ортопеды. Раньше протезистам приходилось замерять всё вручную и делать гипсовой слепок культи. 3D-сканер справляется с той же задачей гораздо быстрее и точнее. Тем, кто заказывает протез за свой счёт, эти услуги обойдутся в 1,5-2 млн тенге.


Дизайнер за работой

Дизайнер за работой / Фото Романа Лукьянчикова

Кроме протезирования, 3D-технологии пригодились в нейрохирургии. Команда 3D PM участвовала в подготовке сложных операций по удалению части черепной пластины. Для этого в студии напечатали копию черепа пациента и симметричный прототип импланта. Изучив образцы, хирурги сделали для себя необходимые пометки и потом успешно провели операцию. Тестовая версия импланта пригодилась в изготовлении его настоящей версии из биоцемента. Этот материал гораздо лучше приживается к организму, чем металл.


Искусственный череп и руки

Искусственный череп и руки / Фото Романа Лукьянчикова

С 3D PM сотрудничала компания MBionics, создавшая первый казахстанский бионический протез руки. Её основатель Маулен Бектурганов занялся протезостроением, когда учился в университете. За три года он сделал 7 прототипов бионических протезов. Его тестовые модели за счёт спонсорской помощи получили уже три человека. Детские модели разработчик дополняет специальными насадками, например, для фонарика или телефона.


Маулен Бектурганов (слева)

Маулен Бектурганов (слева)

Корпус протезов Маулен раньше печатал в студии, программное обеспечение для бионических устройств Маулен пишет сам. Сейчас MBionics пользуется своим принтером. Некоторые детали, например платы, разработчик заказывает в Казахстане, а медицинские сенсоры, аккумуляторы и моторы – за рубежом. По словам Маулена, дороже всего обходятся сенсоры. Стоят они от 800 долларов за штуку. Для протеза их нужно два. В MBionics научилась делать их сами, и себестоимость сенсоров получается около 10-20 тысяч тенге.


3D-принтер

3D-принтер/ Фото Романа Лукьянчикова

Сейчас Маулен работает над новым улучшенным протезом для серийного производства. Чтобы стать полноценным игроком на казахстанском рынке и участвовать в тендерах, компания Mbionics получает государственную сертификацию своей продукции. В первую очередь протез должен быть безопасным для своего носителя.


Маулен Бектурганов изготавливает протезы

Маулен Бектурганов изготавливает протезы / Фото Романа Лукьянчикова

"Человек не будет пользоваться протезом по инструкции. Его конструкция должна быть прочной и надёжной, – считает Маулен. – Допустим, 20 жестов людям не нужны, основные потребности – это что-то взять, открыть. Иногда люди думают, чем больше жестов у протеза, тем он лучше. На самом деле очень важна его удобность: на сегодняшний день смена жестов в протезах происходит не на интуитивном уровне, и человек должен научиться управлять протезом. Это как коробка передач в машине. С первой скорости на третью сразу переключиться не получится. В нашей базовой комплектации пять самых необходимых жестов".

Серийное производство компания начнёт в лучшем случае в конце этого – начале следующего года. Кроме Mbionics, тяговые протезы на 3D-принтере печатали в алматинской студии Y.dream, но сейчас она приостановила работу в этом направлении.

Есть ли альтернативы государственной программе протезирования?

К сожалению, нет. Система устроена так, что человек либо довольствуется тем, что ему бесплатно даёт государство, либо пишет жалобы и идёт в суд, если качество протеза его не устроило. Дальше – как повезёт.

По данным центральной базы данных инвалидов, в Казахстане зарегистрировано 12 794 человек с ампутациями верхних и нижних конечностей. Из них 840 – дети. Это не считая тех, кто родился с патологиями. Функциональные протезы за счёт государства получает ограниченное количество людей, и альтернативы у большинства инвалидов нет. Многое зависит от госбюджета, но с такой же проблемой сталкиваются и другие страны. И находят пути решения.


Фото Романа Лукьянчикова

Например, в России, если инвалид решает самостоятельно приобрести протез, то по закону имеет право на денежную компенсацию от государства. Её размер для каждого региона определяют фонды социального страхования. Иногда этой суммы хватает, либо она покрывает часть расходов. У соседей эта система тоже работает неидеально. Другой сложный вопрос – насколько эффективно проводятся тендеры на протезно-ортопедические услуги.

"Должна быть зафиксирована минимальная цена на протез, как по проектно-сметной документации в строительстве, – считает Мынжасар Шугаепов. – Если организация снижает цену больше, чем на 10%, её нужно освободить от участия в тендере, а её действия признать демпингом. Все профессионалы знают, что тот же протез бедра не может стоить дешевле определённой суммы. Также нужно учитывать стоимость зарубежных деталей с корректировкой курса валют и подорожания комплектующих. А у нас в долларах бюджеты не считают".

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter