Ещё целый год казахстанский бизнес сможет обсуждать главный для себя вопрос: "Что в 2017 году принесёт новый налоговый режим?" Загадка грядущего беспокоит не только предпринимателей, но и представителей банковского сектора. Об этом рассказал председатель правления Kaspi bank Михаил Ломтадзе на неформальной встрече с журналистами.

О новых налогах

Банкир согласен с тем, что, несмотря на все грандиозные планы его финансовой структуры, её так или иначе коснутся изменения в налоговом законодательстве. Партнёрами и клиентами банка являются розничные сети и магазины, чью деятельность как раз и затрагивают планируемые Правительством новшества.  


На неформальной встрече с Ломтадзе

Фото informburo.kz
На неформальной встрече с Михаилом Ломтадзе

Спикер признаёт, что любое объявление о новых налогах всегда настораживает бизнес, но пока рано говорить на эту тему по вполне очевидным причинам.

"Я, например, ни разу не слышал, чтобы где-то после объявления о новых налогах вся страна сразу бы кричала "ура!". Поэтому обеспокоенность наших партнёров вполне понятна, – отметил г-н Ломтадзе. – Мы слышим от них, что до сих пор нет чёткого понимания, как будут работать новые налоги. Они очень переживают, что это всё на самом деле может сработать в минус. Мы с ними тоже будем участвовать в обсуждении, потому что для нас очень важно, чтобы у них был успешный бизнес. Они заинтересованы в работе с нами. Мы заинтересованы в том, чтобы иметь возможность принимать их безналичные платежи. Но до 2017 года ещё есть время.  Поэтому сейчас, я думаю, пока рано говорить о том, как всё это будет работать. Могу сказать лишь, что я всегда за ту структуру, которая стимулирует экономический рост в стране и делает продукты и услуги более доступными и простыми для людей. Но сейчас пока нет даже чёткого алгоритма. Когда будет он определён, следовательно, тогда мы будем смотреть и формировать свое мнение. Насколько я понимаю, основная цель в том, чтобы сделать всю систему прозрачной, увеличить экономический рост. Я не буду спорить, что лучше – НДС или налог с розницы. Для начала нужно понять, что лучше для роста экономики". 

Острая проблема не в тенге

Ну а пока руководство Kaspi bank настроено тратить немалые средства на расширение и развёртывание своего бизнеса. По словам банкира, только в этом году работа с клиентами и партнёрами банка обошлась последнему в 40% чистой прибыли. Причина в том, что Kaspi bank ещё с 2008 года ввёл одно незыблемое правило: кредитовать клиентов в тенге. Поэтому в связи с резкими колебаниями на валютном рынке банк теряет часть прибыли. Но, по словам Михаила Ломтадзе, это не что иное, как долгосрочное вложение.

"Взаимоотношения с нашими партнёрами нам важнее, чем даже ежемесячная прибыль или прибыль этого года. В следующем году мы планируем работать практически на нуле, потому что все большие инвестиции, которые к нам идут, направляются на развитие наших новых продуктов. Чистая прибыль для нас не является приоритетом", – заявил глава банка.

Он уверен, что компания может позволить себе управление валютными рисками. Важно лишь использовать все доступные для хеджирования инструменты.

Главное, считает банкир, достичь поставленной цели – вернуть доверие к тенге и добиться высокого экономического роста страны. Правда, с доверием к национальной валюте явно пока не всё так гладко, как хотелось бы. Ведь даже журналисты на просьбу главы Kaspi bank признаться, кто держит свои депозиты в тенге, так и не подняли руки. Кто-то посмеялся: мол, денег вообще нет, и было бы неплохо их иметь хотя бы в тенге, а кто-то просто скромно опустил глаза и спрятался за соседа.


Журналисты на просьбу главы Kaspi bank признаться, кто держит свои депозиты в тенге, так и не подняли руки

Фото informburo.kz
Журналисты на просьбу главы Kaspi bank признаться, кто держит свои депозиты в тенге, так и не подняли руки

Впрочем, как выяснилось, аналогичной была реакция и руководителей банков.

"Этот же вопрос я задал на встрече в Национальном банке и получил от всех председателей правления банков такой же ответ. Я задал ещё один вопрос банкирам: как можно работать с тенговыми депозитами и предлагать их своим клиентам, если ни один руководитель, который находится здесь, не держит депозита в тенге?.." – рассказал Ломтадзе.

По его словам, один из инструментов, который может вернуть доверие к тенге, – это финансовое стимулирование. С одной стороны, логично. Ведь если тенге было отпущено в свободное плавание, то также следовало бы отпустить и ставку по депозитам. Иначе, как отмечает банкир, нет справедливости. Ведь корпоративные облигации предусматривают доходность в 10,7% годовых, тогда как доходность у физических лиц гораздо ниже этой цифры. "Я выступил с предложением, чтобы у физических лиц появилась возможность размещать депозиты под 12-15% годовых. Каждый банк будет сам решать, на каком уровне устанавливать эту планку. Я не говорю, что наш банк будет предлагать свои депозиты под 15% годовых, я лишь отметил, что нужно усилить доверие к тенге среди населения. Например, в России, когда была сложная ситуация с курсом рубля, ставки по депозитам в рублях доходили до 15-20%. Казахстан тоже может перенять этот опыт. Но, к сожалению, я не получил поддержки ни от коллег по банковскому сектору, ни от финрегулятора", – подчеркнул г-н Ломтадзе.

С другой стороны, правы и те, кто выражает опасение, что с увеличением процентной ставки на депозиты автоматически пойдёт в рост и процентная ставка на кредиты, которая сегодня и так серьёзно зашкаливает. 

Хеджирование не в ущерб

Впрочем, глава Kaspi bank уверен, что выход из ситуации найти всегда можно. В качестве примера он привёл опыт своей финансовой структуры.

"Мы самый большой розничный банк в стране. У нас приблизительно 1,3 трлн тенге активов. Мы занимаем третье место по размерам вкладов. У нас приблизительно 500 000 вкладчиков. В общей сложности около трёх миллионов активных клиентов. Соответственно, когда мы работаем, используем любые инструменты для финансирования. Это наш бизнес. Мы работаем с инструментами пенсионного фонда, с инструментами Нацбанка, с вкладами страховых компаний, с розничными депозитами. Все инструменты, которые есть, мы привлекаем для того, чтобы финансировать свою деятельность. В 2014 году мы активно участвовали в аукционах. Потом все эти депозиты мы досрочно погасили, так, на всякий случай. Приобрели облигационные займы.  Если будут другие инструменты, значит, мы и там будем активно участвовать. Мы хорошо умеем считать. Можем предложить хорошую доходность, и люди видят, вкладываться им или нет. Например, в программе по облигационным займам доходность была до 10,7% годовых. Конечно, это больше, чем физические лица могут получить на розничных депозитах. Если бы физическое лицо решило поместить средства на депозит в банке, то максимальная ставка составит 10% номинально, 10,5% – эффективно", – резюмировал Ломтадзе.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter