Сегодня от былого везения не осталось и следа. Фортуна всё чаще отворачивается от наглых и дерзких молодчиков в масках, а Фемида всё жёстче карает их. Взять, к примеру, нашумевшую недавно в Алматы перестрелку, когда в ходе сопротивления полицейскому спецназу один из вооружённых преступников-экстремистов был застрелен, а другой хорошенько потрёпан. А ведь оба всего-то готовились совершить разбойное нападение на одного предпринимателя, чтобы потом отправиться с солидной суммой денег за рубеж.


Фото Олега Спивака
Вооружившись травматическим оружием или ножами, спонтанно совершают налёты

Оперативники и следователи городского ДВД сообщили informburo.kz, что в последнее время когорта грабителей и разбойников заметно обмельчала. Это раньше "романтики с большой дороги" осмеливались нападать на инкассаторов банков, склады супермаркетов, элитные ювелирные салоны, подпольные казино, особняки преуспевающих бизнесменов и офисы иностранных компаний. Сейчас объектом их преступных посягательств в большинстве случаев являются букмекерские конторы, небольшие магазины, клубы игральных автоматов, квартиры коммерсантов и даже обычные прохожие на улице. И если раньше разбойничьим шайкам удавалось совершать серию налётов, прежде чем их задерживали полицейские, то сейчас они попадаются после совершения буквально одного-двух преступлений.

Деградация криминального мира играет на руку и радует только самих стражей правопорядка, потому что она облегчает им работу и улучшает статистику раскрываемости тяжких преступлений. А вот нас, обычных законопослушных граждан, такая деградация должна настораживать, поскольку она увеличивает наши шансы стать жертвой налётчиков на улице или в своей квартире.

Национал-патриотов должна волновать другая опасная тенденция. Сегодня почти 80% всех разбоев и грабежей в Алматы совершают лица титульной нации. Тогда как 10-15 лет тому назад этнический состав преступных группировок был смешанным: встречались и азиаты, и славяне, и кавказцы. Сейчас состав – моноэтнический.

Особенно грешат выходцы из Восточно-Казахстанской области, Талдыкоргана, Тараза и Южно-Казахстанской области.

Вот что о них рассказывает заместитель начальника Управления криминальной полиции ДВД Алматы, полковник полиции Пархат Мадалиев:

- Как правило, это приезжие парни в возрасте от 20 до 35 лет, нигде не работающие и живущие в Алматы на съёмных квартирах или в частных домах. Не имея ни высшего образования, ни специальности, они не хотят трудиться. А высокооплачиваемую работу им тут никто не предлагает. Вот они и выбирают преступный путь. Но поскольку они не могут в силу своего невысокого интеллекта и отсутствия криминальных навыков совершать, к примеру, хитроумные аферы или кражи чужого имущества, то сколачивают свои разбойничьи шайки по принципу землячества. Новички самостоятельно находят объекты для нападения и без особой предварительной подготовки, вооружившись максимум травматическим оружием или ножами, спонтанно совершают налёты. Их улов не превышает 300-400 тысяч тенге, а при дележе награбленного и вовсе получаются незначительные суммы. Из-за отсутствия надёжных каналов сбыта свои трофеи они зачастую реализуют случайным лицам. На чём и попадаются. Свой первый срок – 7-8 лет лишения свободы – разбойники отбывают "от звонка до звонка". Выйдя на свободу, маются, потому что не могут трудоустроиться из-за судимости. Поэтому 25-30% из них снова попадают за решётку.

- А почему такой низкий процент рецидива, Пархат Ташевич? Например, у воров или мошенников этот показатель достигает 80%. Вы хотите сказать, что разбойники и грабители чаще встают на путь исправления?

- Всё просто: лучшие годы своей жизни, точнее молодость, разбойники и грабители проводят в исправительных учреждениях. Сами понимаете, что в таких местах здоровья не прибавляется, поэтому выйдя на свободу 70% из них уже не могут заниматься криминалом. У них нет той былой хорошей физической и спортивной формы, что была раньше, когда они перепрыгивали заборы, сходились в рукопашную со своими жертвами и убегали с награбленным. Поэтому и рецидив среди них невелик.

- Кстати, а как часто среди налётчиков встречаются бывшие профессиональные спортсмены или отставные силовики?

- Очень редко. Такая тенденция, когда в преступный промысел втягивались бывшие "качки" и офицеры запаса, наблюдалась в 90-е годы. И то в основном это были рэкетиры. А сейчас в разбойники и грабители идут те, кто не хочет работать, а хочет получить быстрые деньги путём насилия, запугивания и угроз.

За первое полугодие 2014 года в Алматы было зарегистрировано 82 факта разбоя и 1613 случаев грабежа. За аналогичный период 2015 года в Алматы произошло 80 разбоев и 1456 грабежей.

Джентльмены неудачи

Бегло ознакомившись с полицейскими сводками за последние 5 лет, журналисты informburo.kz ещё раз убедились в том, насколько оскудел полёт фантазии и запросы у сегодняшних налётчиков. У их предшественников всё было обставлено серьёзнее. Например, в декабре 2011 года трое разбойников ворвались ранним утром в частную медицинскую клинику, которую сторожила бабулька-пенсионерка. Связав её, они вынесли из офиса 6,5 миллионов тенге, малогабаритное медицинское оборудование и оргтехнику. В январе 2012 года трое других "джентльменов удачи" совершили вооружённый налёт на офис нефтяной компании, забрав с собой 36 миллионов тенге. В сентябре 2013 года два лихих джигита даже спровоцировали ДТП в районе ВАЗа, чтобы вынудить своих потенциальных жертв выйти из салона разбившейся машины. Стоило гражданам России подойти к их авто, как налётчики под угрозой расправы заставили их расстаться с 3 миллионами рублей наличными.

А вот самой успешной и оригинальной в своём роде была банда Константина Сирацкого, орудовавшая в Алматы в 2001 году. Журналисты тогда прозвали её участников "часовщиками", из-за того что они совершали налёты исключительно на официальных и "серых" дилеров известных брендов – производителей швейцарских хронометров. Несколько раз разбойники врывались в квартиры дилеров, унося трофеи в виде дорогих наручных часов, ювелирных украшений и денег. А один раз отважились ограбить элитный салон "Женева", вынеся оттуда 113 хронометров на общую сумму в 121,5 миллиона тенге (хорошие деньги по тем временам!). Большую часть похищенных часов полицейским найти не удалось, но зато они задержали всех пятерых участников преступной группы. Суд признал их виновными в совершении ряда тяжких преступлений и приговорил к длительным срокам заключения.

Тигра узнают по когтю

Лихим парням в масках и с пистолетами всегда был присущ свой "фирменный почерк" и узкая специализация. Одни разбойники предпочитают совершать вооружённые налёты только на особняки и квартиры преуспевающих бизнесменов, другие зарятся исключительно на дорогие внедорожники, отбирая их под угрозой оружия у владельцев. Третьи набрасываются на сотрудников и клиентов обменных пунктов валюты, четвёртые – на операторов-кассиров АЗС. А вот самые хладнокровные и дерзкие нападают на инкассаторов и бухгалтеров различных предприятий. Между прочим, в Алматы за последние два года произошло несколько таких резонансных преступлений. И все они, к чести полиции, были раскрыты. В сентябре 2013 года два разбойника в самом центре города совершили вооружённый налёт на сотрудников компании "Трэвэл Систем", перевозивших в машине свыше 4 миллионов тенге. Один из сотрудников был убит, второй ранен, при этом преступники не успели завладеть деньгами компании. В марте того же 2013-го 3 ранее судимых парней перехватили по пути в офис сотрудников ТОО "Алматыгортранс", перевозивших зарплату – 6 миллионов тенге. Налётчики спровоцировали ДТП, а затем, угрожая травматическим пистолетом, забрали всю наличность. Наконец, последнее такое громкое преступление произошло 8 мая 2015 года в пригороде Алматы. Тогда в ходе вооружённого нападения на сотрудников ТОО "Рем-Кран" один из них был убит. Добычей троих преступников стали 9 миллионов тенге.

- Налёт на ТОО "Рем-Кран" готовился заранее. Преступники узнали дату выдачи зарплаты сотрудникам предприятия, время выезда и маршрут передвижения бухгалтера, а главное, что её служебное авто не будут сопровождать профессиональные инкассаторы или секьюрити. Эту роль в тот злосчастный день почему-то выполнял 64-летний слесарь ТОО. Дождавшись, пока бухгалтер получит в банке деньги и направится к авто, разбойники совершили налёт, убив слесаря-охранника.

- Если такие налёты на инкассаторов приносят разбойникам многомиллионный куш, почему же они так редко совершают их? И как часто они пытаются воплотить в жизнь сценарии голливудских боевиков, когда грабители забирают из банков миллионы долларов?

- Чтобы совершить вооружённый налёт на инкассаторскую машину, необходимо не только наличие оружия  и численное превосходство. Разбойникам куда важнее найти наводчика, который снабдит их достоверной информацией о слабых местах в системе охраны и точной сумме перевозимых денег, чтобы игра стоила свеч. Решающую роль при нападении играет фактор внезапности и распределение ролей между налётчиками, а также грамотно выбранные пути отхода. Они не должны попадать в объективы уличных видеокамер наружного наблюдения и на глаза случайных свидетелей. По пути они должны избавляться от своей амуниции и менять транспортные средства передвижения. Но это в идеале. В жизни нередко всё проходит по другому сценарию. Что касается копирования сценариев боевиков, то в моей практике такого не было.


Фото Олега Спивака
Налетчики попадаются после совершения буквально одного-двух преступлений

- Как преступники потом делят между собой награбленное? Между ними не возникает споров и конфликтов на почве неравноценного дележа?

- Таких деталей я не знаю, но, как правило, они заранее обговаривают между собой размеры "гонораров". А вот ссоры и конфликты на почве дележа встречаются часто. Бывает и такое, что главари утаивают от рядовых исполнителей часть похищенного – это выясняется в ходе следствия.

Грабёж – это открытое хищение чужого имущества. Под разбоем понимается нападение в целях хищения чужого имущества, совершённое с применением насилия, опасного для жизни или здоровья.

Психология палача и жертвы

Пообщавшись с полицейскими, мы выяснили немало любопытного об алматинских налётчиках. В частности, их методы и способы подготовки и организации нападений. Например, чтобы вычислить квартиру, в которой может храниться крупная сумма денег, разбойники используют газетные и интернет-объявления о покупке и продаже движимого и недвижимого имущества. Они периодически созваниваются с потенциальными продавцами и покупателями жилья и машин и, выяснив, что такой-то хозяин продал на днях свою квартиру или автомобиль, берут его "в разработку". Злодеи выясняют состав семьи, рабочий график главы семейства и его супруги, степень защищённости жилища. Попасть в квартиру они могут либо "на плечах", то есть, подкараулив жертву у подъезда и незаметно проследовав с ней до порога двери, либо обманным путём, усыпив бдительность одного из членов семьи, либо отжав обычной отвёрткой окно на первом этаже. Ворвавшись в помещение, разбойники тут же нейтрализуют своих жертв, привязав их или к спинке стула или уложив на диван и прикрыв сверху одеялом. Затем под угрозой расправы над домочадцами, а иной раз и под пытками заставляют несчастных указать тайники. Берут всё самое ценное: норковые шубы, драгоценности, наличные деньги и дорогие гаджеты. Очень редко – платёжные карточки, предварительно выяснив ПИН-код…

- Пархат Ташевич, что вы можете посоветовать алматинцам? Как им, к примеру, вести себя во время вооружённого налёта?

- Универсального совета нет, всё зависит от конкретной ситуации. Главное – ни в коем случае не оказывать сопротивления налётчикам, поскольку это чревато серьёзными последствиями. Разбойники и грабители в момент нападения находятся в возбуждённом психоэмоциональном состоянии, поэтому они не могут контролировать себя. Столкнувшись с сопротивлением или неподчинением жертвы, они могут избить, тяжело ранить и даже убить её. Во избежание глумления, потерпевшим лучше выполнять все требования и условия налётчиков, при этом желательно общаться с ними немногословно и относительно спокойным тоном. Если потерпевший начнёт кричать, ругаться или, наоборот, хныкать и плакать, моля о пощаде, то он выведет из себя преступников. Лучше будет, если жертва постарается запомнить внешние черты нападавших, их рост, вес, одежду, обувь, особые приметы, а также тембр голоса, акцент, вид оружия.

Очень важно, чтобы потерпевшие сразу же после ухода налётчиков сообщили о преступлении в службу "102". Дальше уже начинается наша работа.

- Как часто разбойники идут на истязания своих жертв? Много ли среди них встречается наркоманов, токсикоманов и психопатов-садистов?

- Да, бывает, что они избивают потерпевших, но не пытают их раскалёнными утюгами и паяльниками, как это практиковалось в 90-е. Понимаете, насилие свойственно людям слабым духом, неуверенным в себе и закомплексованным. Такие "пигмеистые" типы часто встречаются среди налётчиков. Вот как происходит большая часть спонтанных нападений? Трое парней решают совершить кражу, проникают в какую-нибудь квартиру и неожиданно застают там кого-то. Отступать им некуда… Что касается вопроса о неадекватах, точнее психически больных гражданах, то среди разбойников они не встречаются. Наркоманы иногда бывают. В прошлом году мы задержали в Алмалинском районе двух налётчиков, находившихся под кайфом. А с токсикоманами вообще никогда не сталкивались.

- Надо ли пострадавшим обращаться за квалифицированной помощью к психотерапевтам, чтобы быстрее и безболезненнее избавиться от перенесённого стресса и психологической травмы?

- Трудный вопрос. Всё зависит от желания самих потерпевших: если они считают нужным обратиться за квалифицированной помощью к психологам, то пусть обращаются.

Активно сопротивляться налётчикам и в самом деле не стоит. При худшем раскладе дел жертва рискует попасть под статью 102-ю Уголовного кодекса РК "Убийство, совершённое при превышении пределов необходимой самообороны". Наказывается оно ограничением или лишением свободы сроком до двух лет. Прецеденты уже были.

Суровые будни

Чаще всего тяжкие преступления совершаются в Алмалинском и Алатауском районах южной столицы с 23.00 до 4 часов утра, когда все спят. Прежде чем нагрянуть на предприятие малого бизнеса, налётчики проводят предварительную разведку местности. Под видом обычных посетителей заходят в клубы игральных автоматов, букмекерские конторы или магазинчики и, убедившись, что в помещении находится всего одна продавщица или один сторож, переходят к активной фазе "спецоперации". Правда, они нередко забывают или не успевают проверить: а не находится ли объект под охранной сигнализацией и не оснащён ли видеокамерами наружного наблюдения? А ещё они не догадываются, что при обналичивании крупных сумм (от 200 тысяч тенге и выше) в банкоматах их физиономии автоматически фиксируют вмонтированные мини-видеокамеры. Потом самые недалёкие гоп-стопники удивляются, как полицейским так быстро удалось выйти на их след?..

Впрочем, у оперативников есть масса других, более надёжных и эффективных способов установления личностей подозреваемых. Но мы о них не будем говорить. Иначе не было бы сейчас в Алматы такой высокой раскрываемости тяжких преступлений. А ведь в городском ДВД едва ли наберётся два десятка оперативников, специализирующихся на раскрытии грабежей и разбоев. Плюс столько же сотрудников в районных УВД. Так что нагрузка на их плечи ложится колоссальная.

Неоценимую помощь операм в профилактике квартирных разбоев и грабежей  оказывают участковые инспекторы. Они обходят на своём участке все квартиры, которые сдают в аренду приезжим, в особенности парням, собирают ценную информацию о них и затем передают её оперативникам.

Посильную лепту вносят миграционные полицейские, снабжающие оперативников ДВД сведениями о прибывших в Алматы гражданах из ближнего и дальнего зарубежья. А максимально дружеское, корпоративное содействие сыскарям оказывают сотрудники управления административной полиции. Ведь это они принимают на возмездной основе у населения травматическое оружие, которое из разряда самообороны перешло в последние годы, увы, в средство нападения. Сейчас криминалитет редко использует при нападении настоящее стрелковое оружие, в основном, угрожает травматическими пистолетами системы «Оса» или «Стражник», в крайнем случае – переделанным из газового в боевой.


Фото Никиты Спивака
Сейчас криминалитет редко использует при нападении настоящее стрелковое оружие

Интересно, что любимый некогда налётчиками спортивный инвентарь – бейсбольные биты, дубинки и нунчаки – сегодня не востребован.

- Пархат Ташевич, а с какими проблемами вы сталкиваетесь в своей работе?

- Со свидетельскими показаниями и с понятыми. Не буду скрывать, что граждане неохотно идут на контакт с нами из-за своей инфантильности, правового нигилизма и лени. Они не ходят ходить по судам и кабинетам следователей, поэтому отказываются выступать в качестве понятых и свидетелей. Это нас раздражает и огорчает.

- Как часто адвокаты "ломают" в судах ваши уголовные дела, и как часто суды возвращают их на доследование?

- Не скрою, такое бывает. Но редко.

- А почему наши полицейские, в отличие от своих американских и европейских коллег, никогда не размещают в СМИ фотографии лиц, разыскиваемых за совершение тяжких преступлений? Это что – наследие советской милицейской системы или требование какой-то внутренней инструкции?

- Это требование Уголовно-процессуального кодекса. Я убеждён, что так и надо практиковать в дальнейшем – не давать никаких комментариев журналистам о ходе расследования уголовных дел и никаких фотороботов разыскиваемых. Не обижайтесь, пожалуйста, за мой камень в ваш огород. Но все без исключения самостоятельные журналистские расследования на тему криминала только вредят общему делу, а не приносят пользу. Каждый должен заниматься своим делом: мы – раскрывать преступления. А вы – после вступления приговора суда в законную силу – освещать их.

Наказание

Согласно 191-й статье Уголовного кодекса, за грабёж предусмотрено наказание, начиная от штрафа в размере до 2000 МРП и заканчивая лишением свободы на срок до 12 лет с конфискацией имущества.

Если задержанному лицу вменяется 1-я часть данной статьи, то в качестве меры пресечения может быть избран залог. Примирение сторон возможно только в судебном порядке, но не во время следствия.

А вот за разбой – это статья 192-я УК РК – можно получить срок от 3 до 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Вместо эпилога

По словам полковника Мадалиева, очень много молодых людей, вставших на кривую дорожку, успокаивают себя призрачными идеями типа: "Вот подкоплю немного деньжат, "отмою" их и открою своё дело. Заживу потом по-человечески, в своё удовольствие, подальше от старых знакомых". Так вот, никто из задержанных и осуждённых за разбои и грабежи парней, а их в богатой практике Пархата Ташевича встречалось немало, так и не разбогател за счёт налётов.

И в люди никто из них не выбился.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter