Правительственный час, гостем которого на этот раз стал Канат Бозумбаев, затянулся на целых три. К министру энергетики у депутатов накопилось немало вопросов, и первым делом парламентарии поинтересовались ситуацией, которая складывается на рынке ГСМ. В минувшие выходные в ряде городов неожиданно возник дефицит топлива. На АЗС Петропавловска, к примеру, бензин отпускали лишь по 20 литров в одни руки, а в Астане – и вовсе АИ-92 местами продавали только по талонам. И это всё при том, что Министерство энергетики отпустило цены на топливо в свободное плавание, чтобы как раз избежать дефицита.

"Министерство энергетики сняло госрегулирование цен на ГСМ, но, несмотря на это, цены не стабилизировались – рынок как штормило, так и штормит. В субботу были приостановлены продажи топлива за наличный расчёт на АЗС компании "КазМунайГаз", отсутствовала на многих АЗС зимняя солярка, повысилась цена на бензин марки АИ-92 до 135 тенге. Всё это не осталось без внимания населения и вызвало обеспокоенность в обществе", – заявил депутат Мажилиса Шавхат Утемисов.

"Эта проблема не глобального характера", – парировал глава профильного ведомства. По словам Каната Бозумбаева, дефицит топлива в столице возник из-за того, что владельцы АЗС просто-напросто не рассчитали увеличения потребности в ГСМ в связи с резким похолоданием, однако сейчас проблема полностью решена.

"КМГ ежедневно реализует 100 тонн бензина АИ-92, а в субботу было реализовано 220 тонн этой марки. Почему это произошло? Потому что понижение температуры, во-первых; во-вторых КМГ нужно было заблаговременно подготовится. Но это проблема не глобального характера, поэтому мы вчера её решили. В Астане до конца ноября имеется достаточный запас ГСМ, и я считаю, что не стоит по этому поводу беспокоиться. Вчера я проехался по заправкам – проблема решена", – сообщил глава Минэнерго.

Почему зима началась неожиданно для заправок "КазМунайГаза", в свою очередь, депутаты попытались выяснить у представителей компании, но ответа так и не получили.

"Вы говорите "заморозки", но у нас зима только начинается, она продлится еще 4-5 месяцев. У руководства КМГ есть что добавить?" – задала вопрос вице-спикер Мажилиса Гульмира Исимбаева.

Ответ был немногословным: из зала раздалось лишь: "Нет".

Что же касается цен на бензин ходовой марки АИ-92, то министр энергетики заявил, что резкого скачка не заметил. Кроме того, Канат Бозумбаев напомнил о том, что стоимость ГСМ в Казахстане напрямую зависит от стоимости на аналогичный продукт России. Наша страна покупает у соседей до 20% солярки, 30% бензина и 70% авиакеросина. При этом цены в России на ГСМ выше, чем в Казахстане.

"Я не верю, что произошёл резкий скачок цен. В ноябре прошлого года цена за бензин марки АИ-92 была 127 тенге за литр, а сейчас составляет 130 тенге. На мелких заправках эта цена доходит до 135 тенге, на Гелиосе – 129, на КМГ – по 128 продается бензин. Справедливая цена составляет 135-140 тенге. Если будет резкий скачок, мы проведём совместную проверку с Комитетом по регулированию естественных монополий", – отметил Канат Бозумбаев.

Отмена госрегулирования цен на дизельное топливо, как отмечается, позволила исключить переток дизтоплива в приграничные страны и обеспечить его импорт. С 2017 года планируется также отмена госрегулирования цен на бензин марки АИ-80 и с 2019 года – снятие запрета на экспорт светлых видов нефтепродуктов.

Не осталось без внимания и качество топлива. Депутаты рекомендовали Правительству выработать конкретные предложения по обеспечению надлежащего контроля качества нефтепродуктов, реализуемых с автозаправочных станций.

"Этот вопрос давно вызывает множество нареканий наших избирателей. Реализаторы бензина очень часто смешивают высокооктановый бензин с низкооктановым. Контроль качества бензина на АЗС сейчас входит в компетенцию Комитета по защите прав потребителей Министерства нацэкономики, ранее он входил в компетенцию Комитета по техническому регулированию Министерства по инвестициям и развитию. Но, к сожалению, ни при том, ни при этом комитете не могут наладить постоянный и жёсткий контроль качества бензина", – высказался депутат Мажилиса Глеб Щегельский.

Кашаган стал не менее обсуждаемой темой на правительственном часе. На крупнейшем месторождении, по словам министра энергетики, официально началась коммерческая добыча. В сутки объёмы получаемого сырья превышают 75 000 баррелей. На 19 ноября уже добыто более 450 тысяч тонн нефти, а до конца года ожидается получить с месторождения более 1,1 млн тонн.

"В долгосрочной перспективе для поддержки добычи нефти на уровне 11-12 миллионов тонн будут расширены производственные мощности на месторождении. Ведутся переговоры о расширении с акционерами", – проинформировал глава профильного ведомства.

Впрочем, это не повод расслабляться, считают депутаты. Даже самые масштабные месторождения не бездонные и, по прогнозам специалистов, начнут истощаться уже в недалёком будущем. На Карачаганаке снижение добычи ожидается после 2018 года, а на Тенгизе и Кашагане – после 2023 года. Аналогичная ситуация и с мелкими месторождениями, добыча с которых достигает половины объёмов.

"Если из общего объёма добычи нефти вывести добычу из трёх крупных месторождений: Тенгиз, Карачаганак, Кашаган, то на долю всех оставшихся месторождений приходится 36 миллионов тонн в этом году, что составляет 47,7% от общего объёма добычи. Причём объёмы добычи по ним прогнозируются со снижением: 33 млн тонн в 2020 году, 21 млн тонн в 2030 году. Это очень тревожна тенденция в свете того, что поставка нефти на внутренний рынок производится именно с этих месторождений", – отметил Глеб Щегельский.

Чтобы не остаться без доходов от сырья, а они, как известно, составляют основную долю бюджетных поступлений в Казахстане, депутаты напомнили о необходимости внедрения новых технологий для увеличения коэффициента добычи сырья.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter