На днях на одном из сайтов появился материал о ходе осеннего призыва на срочную воинскую службу. Автор процитировал высказывание заместителя начальника департамента организационно-мобилизационной работы Генерального штаба ВС РК, полковника Амантая Усербаева, который заявил: "Дедовщина проблемой Вооружённых сил не является. Я могу сейчас на сто процентов сказать, что в казармах хулиганство изжито. Там есть отдельные несостыковки между молодыми людьми, но это может быть в любом мужском коллективе, на уровне мелких стычек".



Корреспондент informburo.kz решила выяснить, так ли это на самом деле. За комментариями мы обратились к председателю военного суда алматинского гарнизона Мухамеджану Пакирдинову.

Мухамеджан Ахмедияевич, как могли бы вы прокомментировать заявление полковника Усербаева об искоренении на сегодняшний день дедовщины в казахстанской армии?

– Я не могу согласиться с мнением господина Усербаева хотя бы потому, что в нашем суде до сих пор рассматриваются уголовные дела по фактам неуставных взаимоотношений. О каком искоренении дедовщины может тогда идти речь? Другое дело, что в количественном соотношении она снижается за последнее время – это факт.

Поделитесь тогда, пожалуйста, своей статистикой за последние два года.

– В 2014 году мы осудили 12 человек по статье 370 Уголовного кодекса РК "Нарушение уставных правил взаимоотношений среди военнослужащих при отсутствии между ними подчинённости". Поясню: это когда речь идёт о банальных разборках между солдатами. А вот по статье 380 УК РК "За превышение власти должностными лицами" мы осудили 22 военнослужащих. Здесь уже речь идёт о рукоприкладстве офицеров и сержантов в отношении подчинённых. Для сравнения – за 9 месяцев текущего года эти показатели составили 9 и 8 лиц, соответственно.

31 января 2015 года рядовой срочной службы старшего призыва воинской части 68303 Белов А. нанёс телесные повреждения рядовому младшего призыва Ерланову А.

13 января 2015 года гвардии капитан воинской части 32363 Аманбаев А. перед строем военнослужащих избил рядового Шилдебаева А.

 – А кто сегодня в частях должен нести ответственность за дедовщину?

– Полагаю, ответственность за состояние воинской дисциплины в воинских частях прежде всего лежит на отцах-командирах и их заместителях по воспитательной и идеологической работе. Неслучайно при вынесении приговоров по уголовным делам такого рода мы всегда выносим частные постановления в адрес руководства воинских частей.

– В чём должна заключаться профилактика воинских преступлений и правонарушений?

– Я считаю, что в частях следует усилить воспитательно-правовую работу среди военнослужащих. Необходимо прививать личному составу уважение к законам и неукоснительно следовать воинским уставам. Тогда везде будет царить правопорядок и дисциплина.



– Насколько эффективной оказалась практика повсеместного внедрения видеокамер наблюдения в казарменных помещениях, которые круглосуточно фиксируют все действия солдат?

– По-моему, это не сняло полностью проблемы дедовщины. Ведь преступления нередко происходят вне казарм, там, где нет камер видеонаблюдения.

А что может сделать суд для искоренения дедовщины?

– Мы активно практикуем выездные судебные заседания в воинских частях. В присутствии всего личного состава рассматриваем уголовные дела, чтобы выявить и затем устранить причины и условия, которые способствуют совершению данного вида преступлений.

Сегодня в дежурных частях всех воинских частей и учреждений установлены телефоны доверия и ящики для обращений к прокурорам. Поэтому любой военнослужащий может обратиться с жалобой на обидчика, как к военачальнику высшего звена, так и к руководству военной прокуратуры и полиции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter