Участники круглого стола "Медиа в эпоху новых вызовов", который состоялся в Нур-Султане, единодушно согласились, что существующий закон о СМИ безнадёжно устарел.

"В законе о СМИ указано, что это форма распространения массовой информации – это понятие безнадёжно устарело. Это была эпоха традиционных СМИ, печатных средств массовой информации, телевидения, радио. Сейчас это понятие не устраивает, потому что появился интернет. И в конце концов, билборды на улице, реклама – это тоже информация, но это же не СМИ! – сказала Тамара Калеева, президент ОФ "Адил соз", открывая обсуждение. – Задача стоит огромная. И я думаю, что в первую очередь нужно ломать стереотипы мышления, стереотипы восприятия. Когда я впервые прочитала, что в Совете Европы есть термин "медийная экосистема", я не могла никак вникнуть, что это такое. Это казалось невероятным: средства массовой информации – это не одна формулировка, это набор категорий, признаков. К этому тоже надо внутренне привыкнуть, освоить новые реалии, которые пришли в медиа, что с ними делать, чтобы это было на пользу общества и государству, и чтобы это было в интересах развития журналистики".

Это мнение поддержали и представители Министерства информации и общественного развития.

"Отрасль не стоит на месте, она развивается, появляются новые каналы коммуникации, новые площадки, новые способы передачи, распространения и хранения информации. Законодательство также должно учитывать все эти изменения. Поэтому возникает необходимость прорабатывать вопросы, основные определения самих средств массовой информации", – считает Бахнияз Карашина, директор департамента государственной политики в области СМИ МИОР РК.

В прошлом году в очередной раз были инициированы поправки в существующий законопроект. Бахнияз Карашева объяснила: они совсем не против нового закона, наоборот – за, но нужно было действовать оперативно. Представитель МИОР РК уверяет: намеченные поправки направлены непосредственно на поддержку отрасли.

"В прошлом году после поручения президента Касым-Жомарта Токаева, мы начали вести более плодотворную работу, переходить непосредственно к самим действиям. В прошлом году мы инициировали законопроект: пять ключевых нововведений – это блок отдельных поправок в Закон о доступе к информации, а также это проект поправок, направленный непосредственно на поддержку отрасли, на поддержку традиционных СМИ. Мы предлагали и предлагаем нулевую ставку по НДС для печатных изданий. Кроме того, есть ряд запретов на рекламу в медиа. Мы понимаем, реклама – один из источников дохода в отрасли и поэтому было принято решение снять запрет рекламы в ночное время для слабоалкогольной продукции", – сообщила Бахнияз Карашина.

Поправки поступят на рассмотрение в Мажилис в первом полугодии. Также министерство подготовило план развития сферы информации на 2020-2022 годы. Главные задачи: повышение конкурентоспособности СМИ, переформатирование господдержки, пересмотр механизма госинформзаказа. По принципу объединения АО "Казконтент" и АО "Казинформ", которое произошло в прошлом году, Министерство собирается создать ещё два крупных холдинга: один объединит государственные республиканские печатные СМИ, другой – государственные телеканалы.

Что касается госинформзаказа, то в МИОР заявили, механизм распределения станет абсолютно иным: от количества перейдут к качеству. Методологию разработают к концу года.


Читайте также: "Давайте не о деньгах, давайте о высоких материях". Как прошла расширенная коллегия МИОР


Новый закон или новый кодекс?

Одно из предложений активистов – на смену одному закону о СМИ, проработать два: Закон о свободе слова и Закон о СМИ. Первый будет регулировать права и обязанности всех граждан страны, а второй касаться профессиональной деятельности журналистов.

Другое предложение – создать один общий документ, к примеру, Информационный кодекс, куда бы вошли все законы и подзаконные акты, касающиеся работы журналистов.

"Я с одной стороны поддерживаю позицию, что нужен закон для тех, кто только работает в СМИ и совершенно не интересен другим людям. Однако, наверное, нужен некий отдельный закон, который касается доступа к информации и защищает свободу слова и распространяется на всех граждан. С другой стороны, мне очень близка идея, что все законы, регулирующие так или иначе деятельность СМИ, должны быть собраны в один общедоступный документ, понятный как тем, кто работает в СМИ, так и тем, кто сталкивается с ними и недоволен нашей работой. Сегодня огромное количество разных законодательных ограничений, регулирований разбросаны по разным законодательным актам и мало, кто вообще понимает, где что искать", – считает Михаил Дорофеев, главный редактор Informburo.kz, член Национального совета общественного доверия при президенте РК..

Михаил Дорофеев упомянул и о лазейках для госорганов в существующем законодательстве, с помощью которых они уходят от ответа и стараются ограничить доступ к информации. Одна из них – признание каких-то сведений "информацией для служебного пользования". Последний яркий пример, когда Министерство здравоохранение отказалось сообщать СМИ, как конкретно будут потрачены 2 млрд тенге, выделенные на борьбу с коронавирусом. На запрос редакции ведомство ответило, что они не могут дать такую информацию, потому что по решению правительства этим данным присвоен статус информации для служебного пользования. То же самое произошло и с профильным ведомством – МИОР РК, когда они отказались сообщать, как распределяется госзаказ.

"Ещё один пример – вопрос о тайне следствия, когда следователь может заявить: эту информацию не дадим, потому что это тайна следствия. При этом мы знаем сотни случаев, когда персональные данные, касающиеся обвинения того или иного человека в преступлении, утекали в сеть. И делали это сотрудники правоохранительных органов. В этом случае никакая тайна следствия никому не мешала. Там, где нужен общественный контроль, они используют эту лазейку, а в тех случаях, когда им выгодно или просто у них "дырявая" система, они на это не обращают внимания", – отметил Михаил Дорофеев.

Тамара Симахина, руководитель юридической службы фонда "Адил соз", вообще предложила упростить будущий документ и разрешить журналистам всё, что не запрещено.

"Пока законодательство в области свободы слова, свободы выражения мнения, у нас в Казахстане строится по принципу: что разрешено, то вы можете делать. А должно быть наоборот. Нужно прописать в законе то, что запрещено. Это моя мечта, чтобы это был небольшой законодательный акт, где прописаны основные моменты, и как можно меньше о том, что имеет право делать государство и уполномоченный орган", – заявила Тамара Симахина, руководитель юридической службы "Адил соз".

Кто СМИ – Татьяна, Онегин или Пушкин?

Основной вопрос, ответив на который, можно будет работать дальше, считают представители медиа: кого сейчас считать СМИ? Куда отнести блогеров и социальные сети? С одной стороны, они зарабатывают информацией, распространяют её, берут рекламные деньги, а с другой оказываются вне поля зрения профильного ведомства и их деятельность никак не регулируется.

"Аким собирает конференцию, традиционные СМИ приходят, а им говорят: вот сидят блогеры, они тоже хотят распространять информацию, мест уже нет. Или тот же аким проводит распределение госзаказа и какие-то бизнесмены получают средства на распространение информации. В инстаграме они собирают деньги с рекламы. С одной стороны, они не СМИ, но с другой – существенную долю рекламного рынка забирают", – рассказал Игорь Лоскутов, начальник юридического отдела ТОО "ИнфоТех & Сервис".

Сергей Карпов, специалист по вопросам коммуникации и информации Кластерного бюро ЮНЕСКО в Алматы по Казахстану, Кыргызстану, Таджикистану и Узбекистану, привёл определение ООН 10-летней давности, где СМИ – это:

  1. Информационный канал, посредством которого устанавливаются коммуникации между гражданами.
  2. Средства распространения идей и сообщений.
  3. Средства коррекции естественной асимметрии информации между руководителями и руководимыми, между конкурирующими частными организациями.
  4. Организатор дебатов между представителями разных социальных слоёв, способствующий разрешению споров демократическим путём.
  5. Средства, с помощью которого общество познаёт себя, формирует чувства своей общности, благодаря чему воспитывается понимание ценности, обычаев, традиций.
  6. Проводник выражения культуры и культурной сплочённости внутри и между нациями.
  7. Средства осуществления контроля за деятельностью властей, способствующие прозрачности государственной жизни, и обеспечения пристального внимания общества к тем, кто облечён властью, путём выявления фактов коррупции, неэффективного управления и злоупотребления.
  8. Инструмент повышения экономической эффективности, то есть улучшения госуправления
  9. Один из гарантов свободных и справедливых выборов.
  10. Полноправный защитник и социальный партнер, уважающий плюралистические ценности.

Однако часть экспертов отметила, что под эти определения даже WhatsApp подходит.

"Мы боимся признаться, что Facebook, Google, WhatsApp – уже СМИ. Есть ли в Facebook редакционный контроль? Да, там есть правила и мы с ними соглашаемся, также Facebook формирует ленту новостей персонально для каждого. Так почему мы боимся в этом признаться? Потому что мы должны будем регулировать не людей, которые пользуются площадками, а сами площадки, соответственно, мы должны требовать от Facebook, Youtube, чтобы они соблюдали редакционные стандарты. Но мы не можем их регулировать, потому что это огромные технологические компании, монстры – и там вообще не понятно кто кого регулирует", – сказал Михаил Дорофеев.

Если представители казахстанских организаций предлагали варианты: что делать с блогерами и соцсетями (один из них – объявить СМИ тех, у кого больше 5000 подписчиков, второй – тех, кто получает доход от своих постов), то представители иностранных общественных организаций посоветовали не зацикливаться на этом вопросе. Мир меняется, говорили они, а новый разработанный закон устареет уже через пять лет. Кроме того, чтобы регулировать доход блогеров от той же рекламы, существуют налоговые органы.

"Возникает вопрос, для чего регулировать онлайн медиа? В развитых демократических странах существуют правила в отношении средств вещания таких, как телевидение и радио. И согласно правилам, традиционное определение не применимо к онлайн СМИ, потому что так исторически сложилось. Вопрос, относящийся к регулированию деятельности веб-сайтов, должен находиться вне контроля госорганов и госрегуляторов", – считает Пейдж Морроу, старший юрист международной организации Артикль 19.

"Евгений Онегин получил письмо от Татьяны. А Пушкин распространил. Так кто здесь СМИ? Татьяна, или Пушкин, или Евгений, который отдал это письмо. Если я вам напишу письмо, и оно останется между нами, а если завтра вы его в Facebook поместите – это значит вы СМИ или Facebook?. Стоит ли на этом зацикливаться? Мне кажется, вы хотите найти штаны для пятилетнего ребёнка, чтобы он и в 20 лет мог влезать в эти штаны. Это невозможно. Нужно какое-то гибкое определение. Но что это будет менять? Вопрос в том, что можно контролировать. Гражданское общество говорит, что слишком много хотят контролировать, министерство так не считает. Разве в рамках закона о СМИ можно найти правила для ребёнка, который растёт?", – вопрошал Дьёрдь Сабо, глава офиса программ ОБСЕ в Нур-Султане.

Однако эксперты отметили, что согласно действующему законодательству вообще не понятно, что вообще считать за СМИ. И это принципиальный вопрос, так как законы противоречат друг другу и нужно разобраться, что считать за СМИ.

"С одной стороны, получается, что интернет-издания, не прошедшие постановку на учёт, не имеют права распространять информацию, поскольку в статье 451 Кодекса об административных правонарушениях – за распространение продукции любого средства массовой информации без постановки на учёт. А закон о средствах массовой информации считает продукцией СМИ любую информацию, размещённую на интернет ресурсе. Соответственно, если уполномоченному органу быть последовательным, то все интернет-ресурсы, на которых есть информация, должны быть запрещены", – утверждал Игорь Лоскутов, начальник юридического отдела ТОО "ИнфоТех & Сервис".

Игорь Лоскутов пояснил, что законы требуют уточнения, в данном случае не совсем понятно, к примеру, обязан ли портал электронного правительства встать на учёт как сетевое издание? Или же он будет считаться виртуальной приёмной, не имеющий статуса, не несущей никакой ответственности за распространение информации.

Саморегуляция СМИ

Немало говорили и о Кодексе этики журналистов. Этические нормы на практике нередко нарушаются. Орган саморегуляции мог бы в этом помочь. Айдын Турежанов, заместитель директора Департамента законодательства и развития саморегулирования НПП РК "Атамекен" отметил, чем больше в стране будет саморегулируемых организаций, тем больше будет профессиональных сообществ. И пообещал журналистам оказать помощь в создании такого органа.

"Институт саморегулирования – это очень гибкая модель, потому что под каждую сферу, под каждую отрасль пишется отдельный законопроект", – сказал Айдын Турежанов.

В МИОР РК идею поддержали, но заявили, что вмешиваться не будут, этот вопрос должны решать сами журналисты.

"Многие журналисты говорят: нам нужна саморегуляция, нам нужно интересы отстаивать. В целом вопрос создания саморегуляции – это полностью отраслевое дело. Позиция госоргана – мы не будем говорить, это хорошо, это плохо, так надо, так нельзя. Конечно, мы услышали мнения специалистов, которые занимаются этим. Но это эволюция, здесь логично отдать полностью на откуп представителей медиасообществ, как они будут объединяться, в каком формате. Эволюционным способом сами журналисты к этому придут. Но как это лучше сделать – решать отечественным журналистам, которые здесь работают", – заявила Бахнияз Карашина, директор департамента государственной политики в области СМИ МИОР РК.

Международные эксперты отметили, что Казахстан прошёл большой путь и ратифицировал ряд международных соглашений. Провёл декриминализацию статьи за распространение клеветы, однако, по мнению специалистов, этого не достаточно. Чтобы соответствовать международным нормам, этой статьи не должно быть в Административном кодексе, а только в Гражданском.

В завершение встречи участники круглого стола сошлись во мнении, что, каким бы ни был новый закон или кодекс, главное, чтобы он не создавался только в стенах профильного ведомства. Чтобы не получилось такого же эффекта как с законом о мирных собраниях, когда ждали одного результата, а чиновники выдали другой – в интересах бюрократической системы.

"Круглый стол "Медиа в эпоху новых вызовов" был организован Международным фондом защиты свободы слова "Әділ сөз" в партнёрстве с Министерством информации и общественного развития РК и международной организацией "Артикль 19".

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter