Арест за сексуальные домогательства. Нужна ли Казахстану новая уголовная статья?

Фото с сайта Shutterstock.com
Фото с сайта Shutterstock.com

Как предлагают наказывать за харассмент, почему может быть сложно собрать доказательства и будет ли работать подобная уголовная статья?

Президент Касым-Жомарт Токаев в своём послании от 2 сентября 2019 года распорядился в срочном порядке ужесточить наказание за сексуальное насилие и педофилию в стране. Мажилис в первом чтении одобрил законопроект, согласно которому, статью 120 УК РК (изнасилование) переведут в разряд тяжких преступлений.

Читайте также: Токаев выступил с Посланием к народу Казахстана. Самые важные цитаты

Депутат парламента Нуржан Альтаев, инициатор и один из разработчиков законопроекта по ужесточению наказания за изнасилование, предлагает также ввести в Казахстане уголовное наказание за сексуальные домогательства.

Он рассказал Informburo.kz, что будет продвигать соответствующий законопроект после Нового года. Альтаев считает, что за сексуальные домогательства нужно ввести штрафы в размере до двухсот месячных расчётных показателей или же арест на срок до пятидесяти суток. Также это должна быть статья публичного, а не частного характера, в этом случае, по ней будет невозможно примирение сторон.

В Казахстанском законодательстве на данный момент нет понятия "сексуальные домогательства", а значит, и наказать за нежелательные приставания невозможно. Единственный вариант – воспользоваться статьёй 123 УК РК ("Понуждение к половому сношению"). Однако и юристы, и активисты считают, что эта статья не работает и её формулировка сильно устарела.

Informburo.kz попытался разобраться: зачем нужна новая статья уголовного кодекса и как она будет работать.

Что такое харассмент?

Термин "харассмент" чаще всего ассоциируется с приставаниями начальника к подчинённой. На самом же деле, это довольно многозначное понятие. В европейском понимании, харассмент – это любое нарушение субординации или вмешательство в личное пространство человека. Это не только пошлые шутки, двусмысленные намёки и нежелательные прикосновения, но и пренебрежительные выражения на почве гендерной, этнической или религиозной принадлежности, сексуальной ориентации.

Свист на улице, комментарии по поводу внешности, навязчивые сообщения в мессенджерах и звонки – это тоже харассмент.

Несмотря на то, что чаще всего мужчин обвиняют в приставаниях к женщинам, в обратную сторону это тоже работает, как и между представителями одного пола.

Читайте также: Что такое харассмент и как его распознать?

Сексуальным харассментом ООН называет приставания, сексуальные намёки, жесты и другие действия, которые могут оскорбить или унизить другого человека. Это касается любой ситуации, в которой есть определённая иерархия или один человек так или иначе зависит от другого: педагог и ученик, проводник поезда и пассажир, врач и пациент. Обычно отказ от общения с агрессором несёт потенциальные проблемы для жертвы.

В США, если кто-то пожалуется на харассмент с расовой подоплёкой, например, заявление рассмотрит комиссия, обвиняемого могут отправить на тренинг или к психологу, а также уволить или оштрафовать. Если харассмент был сексуального характера, то это уже может грозить тюремным сроком.


Нуржан Альтаев

Нуржан Альтаев / Фото с сайта Flickr.com


Депутат Нуржан Альтаев не предлагает полностью перенять зарубежный опыт, так как казахстанский контекст специфичен. На данном этапе предлагается ввести наказание лишь за харассмент сексуального характера.

"Бывает такой харассмент, когда человек оскорбляет или ущемляет другого человека на работе по причинам, не связанным с сексуальными отношениями. Но за такого рода нарушения уже предусмотрены наказания. Например, статья 130 УК РК предусматривает наказание за оскорбление чести и достоинства ( 20 декабря, выступая на заседании Национального совета общественного доверия, Касым-Жомарт Токаев заявил, что принял решение декриминализировать статью 130 УК РК. - Авт.) Есть статья 434 административного кодекса РК, наказывающая за мелкое хулиганство, включая нецензурную брань и оскорбительное приставание", – рассказывает депутат.

Что не так со статьёй 123 УК РК?

В казахстанском уголовном кодексе сейчас есть всего одна статья, по которой отчасти человека можно наказать за сексуальные домогательства . Это статья 123 УК РК "понуждение к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или иным действиям сексуального характера". Однако назвать её работающей очень сложно:

По официальным данным Генпрокуратуры, с 1998 по 2018 годы по 123 статье УК РК зарегистрировано 87 правонарушений. Причём, последнее дело было целых шесть лет назад – в 2013 году. Приговоров по этой статье за тот же срок ещё меньше – 25. Ни в одном из случаев не применялось наказание в виде лишения свободы.

Терминология, которая есть в статье 123 УК РК на данный момент, по мнению экспертов, сильно ограничивает потерпевших. В ней прописана ответственность лишь за понуждение к сексу. Но не за намёки вроде: "Приходи сдавать зачёт ко мне домой". Статью 123 же применяют только в том случае, если домогающийся откровенно и прямо предлагает заняться сексом или шантажирует, или же угрожает в случае отказа. Если вас трогают, к примеру, за ягодицы, но о сексе при этом не говорят, статья 123 УК РК снова не работает.

Кроме того, это статья частного обвинения. То есть заявление на начальника, предлагающего секс в обмен на должность, в полиции не примут. Жертва должна сама собрать доказательства, сама пойти в суд и сама доказать, что кто-то покушается на её сексуальную свободу.

Примечательно, что по этой статье ответственность предусмотрена за понуждение к половому акту человека, который находится в зависимом положении. Если приставать будет не начальник, а коллега, от которого вы напрямую не зависите, то это вообще не преступление.

Алия Кадралиева является директором ОФ "Корпоративная социальная ответственность и устойчивое развитие Казахстан". В 2018 году она стала руководителем проекта KORGAU 123, одной из главных целей которого было привлечение внимания к существованию этой статьи и попытки сделать её более эффективной. Кадралиева отмечает, что в казахстанском законодательстве нет термина "сексуальное домогательство". И дать этому понятию чёткое определение очень сложно.

"Для разных людей домогательством будут разные вещи. Многое зависит от ментальных особенностей, религиозных, психологических особенностей и жертвы, и того, кто домогается. Но, тем не менее, мы нашли хорошую формулировку: “Сексуальное домогательство – это заведомое создание некомфортных условий для жертвы в сексуальном контексте”. Это условно понятное поле для работы и правоохранительных органов, и правозащитников", – объясняет Кадралиева.

Зачем нужна новая статья за харассмент?

Некоторые юристы предлагали добавить пункт о сексуальных домогательствах в уже существующую статью 123 УК РК "понуждение к половому сношению". Однако, по словам депутата Альтаева, совмещать два этих деяния в одной статье нельзя.

"Понуждение к половому сношению всё же гораздо серьёзнее статья по степени тяжести. Но самое главное, это совершенно разные преступления. Поэтому мы предлагаем статью "сексуальные домогательства" в отдельно взятой статье", – объясняет Нуржан Альтаев.

Авторы законопроекта уверены, что разделение необходимо ещё и потому, что сейчас в наших законах не предусмотрена ответственность за "системные домогательства". Когда харассмент на работе или учебе становится настолько частым или серьёзным, что создаёт "враждебную или оскорбительную рабочую атмосферу" и влияет на занятость – когда жертва либо сама уходит, либо её увольняют или понижают в должности.

Дело Белоусовой

Адвокат Снежанна Ким убеждена, что уголовная статья, которая бы защищала людей от сексуальных домогательств, в Казахстане действительно нужна. В пример она приводит дело Анны Белоусовой, которая в 2011 году стала жертвой домогательств со стороны своего начальника.

"Руководство школы в Костанайской области не продлило трудовой договор с Анной Белоусовой из-за того, что та отказалась вступить в интимную связь с директором школы", – вспоминает тот громкий случай Снежанна Ким, впоследствии защищавшая интересы девушки в суде.

В надежде, что её восстановят в должности, Белоусова обошла все государственные инстанции, но решения в свою пользу добиться не смогла. После того, как девушка рассказала о произошедшем в интервью газете "Хорошее дело", директор школы подал на неё в суд за оскорбление чести и достоинства. Суд с ним согласился и постановил, что Анна должна выплатить денежную компенсацию и публично рассказать о решении суда на всеобщем собрании в школе.

Белоусова с таким решением не согласилась и в 2012 году через Казахстанское международного бюро по правам человека написала письмо в Комитет ООН по ликвидации и дискриминации в отношении женщин. Ещё через три года комитет вынес решение в её пользу и призвал Казахстан выплатить девушке компенсацию в размере 17 миллионов тенге. Однако власти оставили рекомендации ООН без внимания, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Снежанна Ким считает это дело ярким доказательством того, что в нашей стране нет возможности законным путём защититься от сексуальных домогательств.

"Девушки более уязвимы"

Психолог Наталья Санарова говорит, что чаще всего жертвами домогательств становятся женщины, это связано с тем, что они находятся в менее привилегированном положении, чем мужчины.

"Думаю, девушки более уязвимы перед сексуальными домогательствами, прежде всего, в физическом плане", – говорит Санарова.

Эксперты не отрицают, что если женщина занимает более высокую должность, она также может домогаться подчинённых. Но это как раз-таки тот случай, когда патриархальность общества играет против мужчин. Рассказать о том, что стал жертвой харассмента мужчине сложнее, так как он может стать объектом насмешек.

"Я такого в своей практике не встречала, хотя понимаю, что такое бывает. Женщина может воспользоваться ситуацией и, используя свой авторитет, домогаться мужчины. Или он сам таким образом решает продвинуться по карьерной лестнице. Но чтобы было пряме насилие со стороны женщины, я встречала редко", – прокомментировала Наталья Санарова.

Гражданская активистка Фариза Оспан считает, что у девушек часто встречается недостаток правовой культуры – они не знают своих гражданских и трудовых прав, поэтому им сложно их отстаивать. Девочкам с детства прививают философию послушания перед мужчинами, а мальчиков воспитывают в духе того, что "им всё можно" и "прав тот, кто сильнее".

"В нашем обществе культура насилия не порицается. В итоге у кого есть власть, тот и пользуется ею. Нередко мужчины, обладающие властью, пользуются этим", – говорит Фариза Оспан.

Активистка считает, что в казахстанском обществе харассмент не принято воспринимать всерьёз. Когда женщина обвиняет начальника в домогательствах, общество начинает на неё давить укорами: "наверное, сама заигрывала с ним", "видимо неподобающе одевалась" или "некоторые девушки даже спят за рабочее место, и это нормально".

"Мужчины выступают против появления уголовной статьи за "сексуальные домогательства" или скептически к этому относятся потому, что они привыкли быть безнаказанными. А теперь у женщин может появиться возможность защищать свою половую безопасность в рамках закона. Поэтому мужчины и боятся потерять негласное право на харассмент", – считает Фариза Оспан.

"У кого в руках власть, тот и прав"

Активистка в сфере прав женщин Валентина Алматинская поделилась с нами результатами своего исследования о харассменте на рабочем месте, проведённого в Алматы в 2018 году:

52,5% респонденток хотя бы один раз получали недвусмысленные намеки от руководства. 13.8% опрошенных получали такие намёки от коллег. Каждая пятая опрошенная подвергалась физическому воздействию, в порядке принуждения к вступлению в половую связь на рабочем месте. С каждой седьмой из опрошенных такие ситуации возникали несколько раз.

Ни одна из жертв харассмента, участвовавшая в исследовании, не обращалась в правоохранительные органы. Почти половина (45.5%) из них сочла стыдным рассказывать о случившемся, остальные поделились этим только с родными. По мнению Валентины Алматинской, эти цифры наглядно говорят о том, что проблема харассмента актуальна, и что женщины предпочитают замалчивать её под давлением общественности и из-за отсутствия правовых механизмов защиты от домогательств.


Вероника Фонова

Вероника Фонова / Informburo.kz


Активистка KazFem Вероника Фонова считает, что в Казахстане должен быть работающий рычаг, с помощью которого можно регулировать взаимоотношения между начальником и подчинённым. Сейчас, женщинам сложно защитить себя от посягательств на рабочем месте или в учебном заведении. Когда домогается человек, у которого есть власть над жертвой, отказ может грозить отчислением, увольнением, травлей и угрозами.

"В нашей стране ситуация складывается так, что у кого в руках власть, тот и прав. Так быть не должно. Вне зависимости от положения, никто не имеет права на домогательства. Если будет работающий рычаг, то будет надежда на то, что подобные случаи можно будет решать в суде", – считает Вероника Фонова.

Уголовный или административный кодекс?

По словам депутата мажилиса парламента РК Нуржана Альтаева, 70% изнасилований на рабочем месте начинаются с домогательств. Именно поэтому это преступление является серьёзным и оно должно быть закреплено в уголовном кодексе РК.

С ним согласен юрист Нурсултан Ермаханов, также работающий над новым законопроектом. По его словам, перед созданием уголовной статьи были проведены круглые столы на тему сексуального насилия. Разработчики закона встречались с жертвами насилия, провели сбор и анализ информации, связанной с домогательствами в Казахстане.

"В ходе нашего изучения мы столкнулись с тем, что в стране в целом очень высок уровень сексуальных домогательств. Причём это происходит не только на работе, но и в университетах, на улице, в общественном транспорте и других публичных местах. Это проблема назрела уже давно, любое преступление против половой неприкосновенности должно наказываться в уголовном порядке. Не важно, изнасилование это или домогательства", – говорит Нурсултан Ермаханов.

Другой юрист Аскар Каймаков в одном из своих интервью высказался, что не согласен с тем, что такую статью стоит вводить именно в уголовный кодекс.

"Я категорически против введения уголовной ответственности за домогательства в нашей стране, где уголовную ответственность часто используют вопреки интересам правопорядка и правосудия", – говорит Аскар Каймаков.

Каймаков считает, что изменений в Гражданском кодексе будет достаточно, чтобы позволить жертве домогательств обращаться в суд с иском. Суд может запретить какому-либо лицу совершать нежелательные действия или даже подходить к заявительнице или заявителю. В случае игнорирования решения суда правонарушителя можно уже привлекать к уголовной ответственности по статье 430 УК РК за неисполнение решения суда.

Читайте также: Уголовную статью за сексуальные домогательства хотят ввести в РК. Разбираем новый законопроект

Адвокат Камшат Есмухамметова уверена, что в качестве наказания за харассмент достаточно штрафа по административной статье, потому что уголовная статья может разрушить жизнь обвиняемого человека.

"Будучи адвокатом, я нередко сталкиваюсь с лживыми обвинениями со стороны женщин в адрес невиновных мужчин. Обычно этим занимаются проститутки. Бывает, что в тюрьму попадают мужчины, которых попросту оболгали. Поэтому лучше было бы, если такая статья была бы в административном кодексе", – говорит адвокат.

Как предлагают доказывать факт домогательства?

Разработчики законопроекта предлагают следующие определения харассмента:

  • нежелательные сексуальные предложения;
  • требования об оказании сексуальных услуг и другие вербальные или физические действия сексуального свойства;
  • издевательство, нежелательное общение
  • предложение вознаграждения в обмен на сексуальные услуги;
  • иные устные или физические (объятия, прикосновения) преследования сексуального характера.

"В редакции предлагаемой статьи мы прописали, что домогательство – это сексуальное преследование, которое продолжается неоднократно и в течение некоторого времени", – отметил Нуржан Альтаев, отмечая, что для защиты от "разовых" домогательств в будущем планируются изменения в административном и трудовом кодексе.

Один из главных вопросов, который возникает при разговоре о практическом применении статьи – доказательная база. В контексте скандала с Харви Вайнштейном и эры #MeToo, русскоязычные СМИ и соцсети часто говорят о ложных обвинениях в попытке сделать человека нерукопожатным.

Как показало исследование Pew Research Center 2018 года, большинство американцев озабочены тем, что мужчинам сходит с рук харассмент на рабочем месте, и что женщинам в таких случаях не верят. И гораздо меньший процент переживает из-за ложных обвинений в адрес мужчин.

В Казахстане для избежания голословных обвинений предлагается помимо показаний жертвы, использовать доказательную базу. Это показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов, электронные документы и объяснения лиц, участвующих в преступлении.

Однако здесь могут возникнуть первые сложности, так как согласно уголовно-процессуальному кодексу РК, видео- и аудиозаписи, которые не санкционировало следствие, доказательством в суде быть не могут. Иначе говоря, даже если вы снимите домогательства начальника на камеру, вы всё равно можете проиграть процесс.

Юрист Бауыржан Азанов предположил, что собрать доказательства того, что были сексуальные домогательства, будет действительно сложно. По его мнению, если изнасилование можно доказать с помощью экспертиз, то сексуальное домогательство доказать намного сложнее.

"По-хорошему, нужны серьёзные доказательства. Это и видеозапись, аудиозапись, фотографии, переписка в соцсетях и мессенджерах, свидетельства очевидцев. Однако на деле, мне кажется, в судах обойдутся лишь показаниями психологов, которые подтвердят домогательство на основе общения с жертвой", – прогнозирует юрист.

Если обвинения в харассменте окажутся ложными, то заявителя могут привлечь к ответственности за клевету, а свидетелей за дачу ложных показаний.

Директор ОФ "Корпоративная социальная ответственность и устойчивое развитие Казахстан" Алия Кадралиева, подчёркивает, что новая статья нужна не для того, чтобы наказать как можно больше людей.

"Нет цели увеличить уровень наказания для тех, кто домогается. Есть цель предупредить домогательства, не дать им случиться. Мы должны создать необходимые условия, – считает Алия Кадралиева. – Нужно работать с организациями, чтобы каждый работодатель в первую очередь определял и для себя, и для своих партнёров, что они против сексуальных домогательств. Он должен доносить до своих сотрудников и может даже обучать их тому, что это неправильно. В каждой организации должны быть инструменты рассмотрения таких конфликтов на рабочем месте. У жертвы должна быть возможность пожаловаться, а организация должна постараться ликвидировать некомфортные условия. Если это не сработало, тогда уже виновный должен нести уголовное наказание".

В ноябре 2019 года мажилис одобрил в первом чтении разработанный Генеральной прокуратурой законопроект о "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам совершенствования уголовного и уголовно-процессуального законодательства". Именно этот законопроект предусматривает перевод изнасилования в категорию тяжких преступлений, а за сексуальное насилие в отношении детей, не достигших 14 лет, по нему предусмотрено наказание до 20 лет, либо пожизненное заключение. По словам Нуржана Альтаева, он готовит отдельный законопроект, в который будет включено его предложение о новой статье уголовного кодекса, касающейся сексуальных домогательств.

"Ряд норм, которые были предусмотрены в моём законопроекте, нашли отражение в том законопроекте, который был разработан Генпрокуратурой. Он был одобрен мажилисом, пошёл в сенат. Мой новый законопроект я представлю в мажилисе сразу после Нового года. Там будут вот эта статья за сексуальные домогательства и ряд норм, которые не были предусмотрены ранее. Особенно нормы уголовно-процессуального кодекса, по которым должна обеспечиваться соответствующая защита потерпевших при изнасилованиях. Всё это я буду вносить отдельным законопроектом".

P.S. Спустя несколько часов после публикации этого материала стало известно, что Сенат в двух чтениях принял закон, который ужесточит наказания за преступления, нарушающие права личности. В частности, за изнасилование, насильственные действия сексуального характера, развращение малолетних, вовлечение детей и подростков в изготовление детской порнографии предусматривается уголовная ответственность от 17 до 20 лет, а там, где пострадали малолетние дети, – минимум 20 лет или пожизненное лишение свободы. Изнасилование без отягчающих обстоятельств тоже станет тяжким преступлением и будет караться лишением свободы на срок от пяти до восьми лет, без права примирения сторон. Всего изменения коснутся пяти кодексов и 15 законов.

Сталкивались ли вы с сексуальными домогательствами на рабочем месте?

Поделиться:

Читайте также