Говорят, что название Алма-Ата появилось при оплошности переименования советскими деятелями оплота царизма – города Верный. Хотя о том, что тут всё не так просто и однозначно, я уже рассуждал ранее (После бала. Так всё же – чем Алма-Ата хуже Алматы?).

Однако имеются некоторые сомнения и в том, что традиционный перевод Алматы как "Яблоневый" полностью корректен. В советские времена Институт востоковедения Академии наук СССР выпускал авторитетный сборник "Топонимика Востока". В одном из томов мне на глаза попался любопытный материал казахстанского исследователя Е. К. Койчубаева, где автор весьма обоснованно доказывал, что окончание топонимов на "ты" – это не что иное, как трансформация монгольского окончания "ту" ("гора"). Отсюда исследователь сделал вывод, что в название Алматы изначально был вложен не тот смысл, что сегодня. Не Алматы, а Алмату. Алмату – "Яблоневая гора".

Еркебай Койчубаев – личность любопытная. Военный лётчик, участник Великой Отечественной войны, во время которой, в частности, занимался перегонкой военных самолётов, получаемых по ленд-лизу, из Ирана в СССР. Наукой занялся уже в зрелом возрасте. Его кандидатская диссертация, защищённая в 1967 году и посвящённая географическим названиям Семиречья, была едва ли не первой такой диссертацией в Казахстане. А его краткий словарь по топонимике Казахстана (1974), сразу стал библиографической редкостью (и в современных переизданиях я его не встречал).


Фото Андрея Михайлова

Вот что, в частности, писал исследователь казахстанских географических названий, аргументируя своё предположение:

"Можно предполагать, что окончание "-ты", как это допускают многие, отражает древние "лы" или "ды" языка орхоно-енисейских памятников, сохранившихся в тюркских топонимах… В монгольских языках находим названия, оканчивающиеся на "ты" и больше всего на долгий гласный "у" ("тъу"), что связано, возможно, со словом, имеющим значение "гора"."

Главный советский корифей в данной сфере, известный географ Эдуард Макарович Мурзаев, в своих "Очерках топонимики" при разборе названия Алма-Аты резюмировал:

"Следует отметить, что многие географические названия Казахстана, оканчивающиеся на "ты", Е. Койчубаев (1969) трактует как оронимы, в которых современное "тау" – "гора" имеет архаичную форму "ты" – "гора".

Любопытно, что сам Койчубаев не был оригинален в таком прочтении и не совершил какого-то особого открытия в отношении сомнений по поводу древнего топонима. Так, ещё при обсуждении в Верненской городской управе проекта городского герба в октябре 1898 года Алматы фигурировал именно в этом контексте. Проект герба принадлежал видному верненскому архитектору, статскому советнику Павлу Гурдэ, который в пояснении к проекту, между прочим, писал следующее:

"Герб будет состоять из:

а) щита, пересечённого лазурью и червленью;

б) в верхней половине щита серебряная крепость (вначале город Верный носил название "укрепление Верное");

в) в нижней половине – крест (вера – откуда Верный), под ним полумесяц;

г) щит увенчан золотой башенной короной о трёх зубцах и окружён двумя золотыми яблоневыми ветками (по туземному город Верный называется Алматы ("алма" – яблоко и "тау" – горы). Ветки соединены Александровской лентой".


Фото Андрея Михайлова

А ещё раньше примерно то же мы находим в записках Александра Фёдоровича Голубева, побывавшего в Семиречье в первые годы существования Верного. Ныне практически забытый, Голубев внёс заметный вклад в изучение края. Его имя носило даже какое-то время селение близ Джаркента (Борохудзир).

Родился он в Нижнем Новгороде в 1832 году. Учился в институте путей сообщения и Николаевской военной академии. Некоторое время преподавал геодезию в Академии Генерального штаба. С 1859 года по 1864-й работал в Семиречье, Илийской провинции Китая и прилегающих районах, определяя координаты и высоты, составляя карты. Участвовал в разграничительной комиссии, устанавливавшей тогдашнюю границу Российской и Китайской империями. В эти годы несколько раз посещал Верный.

Именно Голубев должен был встречать Чокана Валиханова, возвращавшегося из Кашгарской миссии, однако заболел, и они пересеклись только в Верном. В статье "Путешествие в Среднюю Азию и Заилийский край", опубликованную в "Записках Императорского русского географического общества" в 1861 году, Голубев сообщает следующее: "Верный ещё называют Алматы, это у киргизов означает "Яблоновая гора".

От кого Голубев мог услыхать такое значение топонима? Мог и от Валиханова. Валиханов в своих работах использовал два варианта названия. Как Алматы, так и Алмату. Но если к Алматы он обращался более в географическом плане, то к Алмату – скорее в историческом.

Так, в "Очерках Джунгарии" (к коей он относил и Илийскую равнину, называя её Русской Джунгарией), он пишет: "В средние века осёдлость здесь сильно распространилась, особенно в Илийской долине. Города Алмалык (ныне Туркестанское селение)… и Алмату (ныне укрепление Верное) были известны по своей торговле и служили станциями на большой дороге".

То, что в древности Алматы могло произноситься как Алмату, свидетельствует и знаменитая карта Рената.


Фото Андрея Михайлова

Исходя из фонетических особенностей казахского языка, Койчубеков резюмирует, что переход древнего "ту" в "ты"… вполне реален. Вследствие этого мы и получаем географические названия, оканчивающиеся на форманты "ты" в значении "гора". Например, Алматы – Яблоневая гора.

И хотя новое (старое) прочтение не получило сочувствия специалистов, согласитесь, по значению и поэтичности Яблоневая гора совсем несколько отличается от привычного Яблоневого.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter