Алма-Ата или Алматы?

Фото Андрея Михайлова
Алма-Ата или Алматы?

Сегодня, когда юбилейные страсти поулеглись и споры поугомонились, когда горожане отгуляли и отпраздновали положенное, когда тысячелетняя история моего города оформилась де-юре, хотелось бы поделиться некоторыми мыслями по поводу.

По поводу топонима, например. Напомню, что коренные алматинцы в массе своей не приняли последнее переименование и в разговорах упорно называют Алматы – Алма-Атой. Слава богу, люди не СМИ, и их за это пока не карают.

Но вопрос не столь безобиден, как кажется, ибо общественному мнению навязывается сентенция о том, что "Алма-Ату" придумали большевики, далёкие от национальных тонкостей и чаяний казахов. Чтобы понять беспочвенность таких заявлений, нужно обратиться к документам.

Приказ от 5 февраля 1921 года, после которого на картах и появилась наша Алма-Ата, был подписан не какими-то безродными космополитами, а председателем Семиреченского облревкома Уразом Джандосовым.

В нём, в частности, говорится:

"Наименование "Верный", указывающее и увековечивающее колонизаторское прошлое, не может быть терпимо теперь, когда Верный приобрёл значение революционного центра Семиречья.

Собрание пролетарских организаций города Верного и представителей бедноты аулов уезда, 3 февраля 1921 г., в присутствии Президиума ТурЦИКа, принимая во внимание эту прошлую историческую роль города Верного, постановило переименовать город Верный в город Алма-Ата".

И далее – любопытная и важная ремарка:

"Отныне город Верный будет называться на языке трудящихся городом Алма-Ата, по наименовании местности, на которой основан".

По наименовании местности! На языке трудящихся…

Утверждают (со ссылкой на профессора Ердавлетова), что при обсуждении Джандосов высказался примерно так: "В прежние времена у города было несколько названий – Алма-Ата, Алматы, Алмату, Алма-Алай, Уш-Алматы. Все они чужды казахам. Но я выбрал самое красивое из них – Алма-Ата". Любопытный пассаж!

В любом случае, значение Джандосова в явлении Алма-Аты имело место быть. Немаловажно при этом, что Ураз Кикимович не был занесён в Семиречье откуда-то с крайнего запада или дальнего востока республики. Он был местным уроженцем и знал край не понаслышке – родился в 1898 году недалеко от станицы Любовинской (Каскелен) и закончил Верненскую гимназию (1918 г.).

То, что выбранное название действительно оказалось самым звучным и красивым, – спора нет, но вот про то, что оно было обиходным в "верненский период" городской истории… Встречать подтверждения в источниках не доводилось. Напротив, название "Алматы" фигурировало с первых дней основания крепости практически наравне с официальным. Так что критика в адрес неожиданного топонима зазвучала сразу. В 1929 году, к примеру, на Казахстанском краеведческом съезде последний городской голова дореволюционного Верного Иван Львович Брызгалов говорил буквально следующее:

"Столица Казахстана носит теперь название – Алма-Ата, исторически неверное и грамматически неправильное… Новый русский город, официально писавшийся Верным, не только у коренного населения, но и европейцев, не только в Джетысу, но и в Сибири и Туркестане был известен, как Алматы. Да так он и теперь зовётся всем неприезжим населением".

Любопытно, что поколение моих дедов и бабушек, зачастую в разговорах пользовались русифицированным вариантом старого топонима. Они говорили не Алматы, а Алмата. Не склоняя названия. "Поехать в Алмата, живём в Алмата…"

Так откуда же всё-таки взялось "красивое название", которое, после того достославного "собрания пролетарских организаций города Верного и представителей бедноты аулов уезда" и стало официальным? Вряд ли Джандосов придумал его на ходу – в ходу тогда были совсем иные аббревиатуры и неологизмы. А от этого за версту веяло патриархальщиной.

В последние годы появилась легенда о некоем Алма-ате, правнуке батыра Арлана, который якобы засадил выведенными собственноручно сортами яблонь Большое Алматинское ущелье. В этом предании настораживает то, что прежде про него никто не знал, и то, что в Большом Алматинском близко нет того обилия яблок, что в Малом Алматинском ущелье. Но если это не новодел журналистов – информация любопытная!

Но вот что точно не новодел, так это конкретные материалы из татарской газеты "Вакыт", которую печатали в начале прошлого века в Оренбурге. В этом "татарском Таймсе" периодически появлялись сообщения из Семиречья. При этом название областного центра писалось – то Верный, то Алматы, то Алмата. А иногда – Алма-Ата! "Составляется план по строительству железной дороги до столицы Семиречья – Алма-Ата (Верный)" (№ 676, от 5 октября 1910 г.). "Город, больше всего пострадавший в землетрясении в 1877 году, был Алма-Ата (Верный)" (№ 715, от 6 января 1911 г.).

Откуда татарские журналисты взяли такое название? Возможно, от своих сородичей, в изобилии проживавших в далёком городе. А возможно, из культовой энциклопедии "Брокгауза и Ефрона".

"Верный – областной город Семиреченской области, расположенный на речке Алматинке, у северной подошвы Заилийского Алатау, на высоте 2430 ф. над уровнем моря, под 43°16' сев. шир. и 79°59' вост. долг. от Гринвича. По занятии нами Заилийского края в 1853 г. и подчинении киргизов Большой орды в 1854 году было основано укрепление В. для защиты последних от набегов горных кара-киргизов, на месте бывшего здесь прежде поселения Алма-Аты (Яблонное). Укрепление В. было сначала административным центром Алатавского округа Семипалатинской области; но с учреждением туркестанского военного округа и образованием Семиреченской области оно было сделано административным центром области и получило наименование г. Верного. Туземцы, а отчасти и русские часто называют В. по-старому – Алма-Аты".

Статью для универсального энциклопедического справочника написал князь Владислав Иванович Масальский, прославившийся не княжьим достоинством, а вкладом в исследование Туркестана и Казахстана. О его компетентности говорит тот факт, что именно ему было поручено написание XIX тома ("Туркестанский край") для знаменитого географического труда "Россия. Полное географическое описание нашего отечества", издававшегося под руководством самого П. П. Семёнова-Тян-Шанского.

Но вот что любопытно: в описании нет никакого упоминания об Алма-Ате:

"Город состоит из Алматинской станицы (старая часть города), Алматинского выселка, татарской или дунганской слободки и из нового города, возникшего в конце шестидесятых годов прошлого столетия… У туземцев Верный до сих пор известен по имени Алматы (Яблочное")".

При этом важно заметить, что энциклопедия выпускалась ранее географического справочника. Кто-то указал князю на ошибку? Может быть сам Семёнов-Тян-Шанский? Косвенным подтверждением этому предположению может служить статья самого Петра Петровича в третьем томе "Энциклопедического словаря, составленного русскими учёными и литераторами" за 1861 год. "Под именем Алматы туземцы разумеют также и укрепление Верное".

Несмотря на неразгаданную тайну явления, на географических картах и под всеми официальными документами "Алма-Ата" впервые появилась в 1921 году. Благодаря этому казусу, волюнтаризму или оплошности до 1993 года мы жили в уникальном по красоте имени городе. Только вслушайтесь – Ал-ма-А-та. Четыре долгих "а" и две звонкие согласные в слове из семи букв!

Обрубив звонкое окончание, новая ономастика вроде бы вернула городу "исконное название". Но как же оно проигрывает старому! И не только звучанием, но и значением. Тривиальное "Яблочное" (каких десятки разбросаны вокруг) и по смыслу далеко не дотягивает до благородного "Отца Яблок". Особенно если принять во внимание, что "отец" этот – не простой "агашка", чей-то папа, не какой-то крёстный пахан, а "святой", "небесный покровитель", уникальное, нигде более не ведомое Яблочное божество.

Алма-Ата!

(Окончание)

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter