За шесть лет в Казахстане правоохранительные органы необоснованно задержали 2197 человек

Ежегодно в стране регистрируют 900 случаев превышения должностных полномочий со стороны сотрудников правоохранительных органов.

С начала 2015 года в Казахстане правоохранительные органы необоснованно задержали 2197 человек. Об этом говорится в концепции к проекту Закона РК "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам внедрения трёхзвенной модели с разграничением полномочий и зон ответственности между правоохранительными органами, прокуратурой и судом". Документ опубликован на портале "Открытые НПА". Его вынесли на обсуждение до 5 февраля. 

"Сегодня органы досудебного расследования, занимаясь одновременно раскрытием преступлений, сбором доказательств, их оценкой, принятием процессуальных решений по делу, не уделяют должного внимания вопросам доказывания, на основе которого решается вопрос об уголовной ответственности конкретного лица. Проблемные вопросы доказывания и оперативной нагрузки нередко решаются путём манипуляции со статистикой, фальсификацией доказательств и применением недозволенных методов следствия", – сказано в концепции.

В документе приводится статистика нарушения прав человека в Казахстане и незаконных задержаний со стороны правоохранительных органов:

  • За шесть лет, начиная с 2015 года, в рамках досудебного производства необоснованно были задержаны 2197 человек.
  • Почти в три раза (с 209 до 598) возросли случаи нарушения конституционных прав граждан. 
  • Прокуроры выявили 9887 фактов незаконного проведения оперативно-розыскных мероприятий и негласных следственных действий. 
  • По-прежнему превалируют ведомственные показатели (раскрываемость, направление в суд) над соблюдением прав человека: в 2,5 раза возросли жалобы на органы расследования (с 2702 в 2015 году до 6799 в 2020 году).
  • Прокуроры отменили 129 635 решений о прерывании сроков расследования и прекращении дел, на дополнительное расследование вернули 6792 дела, суды – 3497 дел.
  • Число удовлетворённых прокурорами жалоб увеличилось на 46% (2015 год – 10 905,  2020 год  – 15 911), судами – в три раза (2015 год – 383, 2020 год – 1076). 

"Неспособность к выявлению и надлежащему расследованию преступлений отдельные сотрудники правоохранительных органов компенсировали фальсификациями и манипуляциями со статистикой. В Едином реестре досудебных расследований ежегодно регистрируется 900 случаев превышения, злоупотребления сотрудниками должностных полномочий, фальсификации доказательств и оперативно-розыскных материалов. К уголовной ответственности привлечено 3202 сотрудника, из них за коррупционные преступления – 1893", – отмечено в концепции.

Многие негативные моменты в сфере уголовного преследования обусловлены отсутствием чётких критериев разграничения полномочий и зон ответственности между органами досудебного расследования, прокуратуры и суда, считают разработчики.

"При поступлении уголовного дела прокурору уже выстроена система обвинительных фактов, человек под арестом. В рамках судебного контроля следственный судья связан сложившимися обстоятельствами дела. Такое положение можно исключить, если создать новую модель уголовного преследования и отправления правосудия, основанную на лучших опытах развитых стран мира. Для этого у нас есть механизмы и возможности", – подчёркивается в концепции.

В Казахстане прокурорский надзор остаётся запоздалым и не обеспечено доверие граждан к правоохранительным органам, говорится в документе.

"Отсутствие чёткого разграничения полномочий и зон ответственности между органами расследования, прокуратуры и суда, как болезнь, ушло внутрь и глубоко укоренилось с использованием норм, связанных с направлением ходатайств о санкционировании следственных действий напрямую в суд, минуя прокурора, с созданием препона для полноценного уголовного преследования от имени государства со стороны прокурора", – сказано в концепции.

Новая уголовная модель, вводимая в Казахстане, должна исходить из существующих международных стандартов стран ОЭСР: полицейский – прокурор – суд, говорится в документе.

"Криминальная полиция не должна давать юридическую квалификацию действиям, применять меры процессуального принуждения, кроме задержания в строго оговорённых законом случаях, совершать действия, касающиеся конституционных прав человека, без санкции прокурора и суда. Собранные органом досудебного расследования материалы должны юридически квалифицироваться прокурором и при наличии достаточных оснований направляться в суд. В результате порядок ограничения основных прав человека будет приведён в соответствие с международной практикой", – отмечено в концепции.

Такую модель уголовного процесса с разграничением полномочий и зон ответственности между органами досудебного расследования, прокуратурой и судом предлагается реализовать в три этапа:

  • первый этап – с 2022 года по делам об убийствах;
  • второй этап – с 2023 года по делам, подследственным антикоррупционной службе и военной полиции, а также по всем особо тяжким преступлениям, подследственным органам внутренних дел;                                                                    
  • третий этап – с 2024 года по делам, подследственным службе экономических расследований, а также остальным категориям дел, подследственных органам внутренних дел.

Читайте также: 


 

Читайте также

Новости партнёров