Поднять платформу выставочного комплекса на три метра – именно эта идея пришла в голову подсудимого Шокана Матайбекова, члена правления АО "Корпорация К", обвиняемого в пособничестве при даче взятки. Он рассказывает, что был привлечён в качестве архитектора при разработке технико-экономического обоснования международной выставки. 

Матайбеков отмечает, что никто из привлечённых зарубежных архитекторов не думал об экономии и рациональности проектов.

"Мы предлагали избежать водопонижения. В Астане грунтовые воды, агрессивные. Если делать по их проектам, залезть под воду, то, во-первых, это очень дорогой технологический процесс, а во-вторых, не надёжный. В любой момент могла просочиться вода, и всё это дорогостоящее оборудование могло выйти из строя. Мы предложили поднять платформу на земле на три метра. Улицы бы переходили в кварталы, это было бы намного дешевле, функциональнее, был бы правильный квадрат, нормальный. Верхние платформы были бы для людей, а нижние – для парковки. В итоге выборочная комиссия отклонила идею. А сейчас, со слов Усенова, я узнаю, что они всё-таки подняли платформу. Это, скажем так, наша лепта", - говорит Шокан Матайбеков.

Подсудимый рассказывает, что с самого начала и до конца разработки проекта его возмущало отношение заказчиков к отечественным архитекторам.

"Меня возмущало, что все иностранцы, которые участвовали в проекте, не беспокоились об экономии и рациональности… Было привлечено 25 человек со всего мира. Это видные, великие архитекторы. Этим 25 иностранным архитекторам было выделено по 100 тысяч долларов. А местным сказали, что они могут принимать участие в разработке проектов инициативно… Я видел изъяны проектов, их ухудшения. Но наши заказчики выполняли всё, что они говорят. Неравноправное отношение со стороны общества с самого начала и до реализации проекта", - говорит Матайбеков.

Подсудимый рассказывает, что в итоге АО "НК "Астана ЭКСПО-2017" наняло Альберта Шпеера-младшего, сына личного архитектора Адольфа Гитлера, который ничем, кроме своих корней, не был известен.

"Шпеер-старший известен. Он спроектировал Берлин, как столицу мира. А младший Шпеер не понятно, каким образом попал. В итоге ему заказывают тестовый проект, по которому все исполнители конкурса должны были за него дорабатывать. Все 25 человек дорабатывали идею Шпеера-младшего. А его идея – это последняя капля нефти – полный абсурд. Есть образная архитектура. Например, картины Малевича, Нимейер в Бразилии заложил парящего орла. В моём проекте было танцующее северное сияние, а рядом танцующие здания. Но что такое последняя капля? Капля чего? Воды, слезы?" - отметил Матайбеков.

В своих показаниях обвиняемый в пособничестве при даче взятки также рассказал, что обналичивал средства по просьбе учредителя ТОО "Rona LTD" Урал Ибадильдиной. За такую помощь последняя обещала взять его субподрядчиком в разработке ТЭО к ЭКСПО-2017.

Ранее сообщалось, что с подачи Ермегияева расчётную стоимость ТЭО на ЭКСПО-2017 завысили до 1,2 триллиона тенге. Об этом в ходе судебных разбирательств рассказала подсудимая Урал Ибадильдина. Женщина заявила, что как от самого Ермегияева, так и от бывшего консультанта нацкомпании несколько раз звучало, что высокая стоимость строительства крайне необходима.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter