О наличии секретных материалов в уголовном деле Салимжан Мусин узнал на стадии завершения досудебного расследования.

"На протяжении полутора лет никакой речи о секретных материалах не было. Неожиданно, на стадии окончания следствия нам объявили, что есть девять томов с какими-то секретными материалами. Для ознакомления с ними необходим специальный допуск, который никто из адвокатов не может получить. Это тоже один из способов отстранения защиты от нормального участия в разбирательствах", – рассказал адвокат.

Салимжан Мусин выразил разочарование позицией суда. Несмотря на то, что почти все адвокаты подсудимых говорили о нарушениях в ходе досудебного расследования, судья отказал в возвращении дела на доследование прокурорам. Самым очевидным несоблюдением уголовно-процессуального законодательства защитник Аманбаева назвал то, что подсудимые не смогли ознакомиться со всеми материалами уголовного дела.

"К этим материалам приложено большое количество вещественных доказательств, но мы не имеем представления, что это за документы. Неоднократно мы обращались к руководителю следственно-оперативной группы с просьбой предоставить их для ознакомления, но наши просьбы были проигнорированы. Об этом мы говорили перед судом. Суд, к сожалению, не принял это во внимание, оставил наши ходатайства без удовлетворения", – рассказал адвокат.

Салимжан Мусин отметил, что прокуратура за один день каким-то образом прочла 1320 томов уголовного дела и передала в суд. Это было одной из причин, из-за которых нужно было вернуть дело на доследование. По его мнению, судья допустил нарушение, когда разрешил подсудимым взять у секретаря материалы уголовного дела.

"Суд оказал некоторую помощь защите, но в данном случае суд встал на сторону обвинения. Потому что, согласно УПК, ознакомление с материалами дела – это отдельная стадия уголовного процесса, которая происходит не в рамках суда, а в рамках досудебного разбирательства. Ознакомившись с материалами дела, мы имеем право заявить ходатайство, оно должно быть рассмотрено прокуратурой. Я не думаю, что это какой-то жест в пользу защиты. Это как раз тот случай, когда суд исправляет ошибки органов досудебного расследования, прокуратуры, чего он не должен ни в коем случае делать", – считает адвокат.

Адвокат добавил, что также были нарушены правила подсудности. По закону, говорит Салимжан Мусин, дело рассматривается тем судом, на территории которого было окончено досудебное расследование. Дело Аманбаева было расследовано в Алмалинском районе. Соответственно, судебное разбирательство не должно было проходить в Специализированном межрайонном суде по уголовным делам, считает Мусин. Помимо этого рассматривал жалобу и избирал меру пресечения Медеуский районный суд.

"Я непосредственно несколько раз ставил вопрос о том, что суды нарушают правила подсудности, установленные Конституцией. С чем связана заинтересованность Медеуского районного суда? Тем не менее на совершенно очевидные нарушения нам отказывали (в рассмотрении ходатайств - Авт.). К сожалению, суд города Алматы утверждал эти абсолютно незаконные решения", – сказал адвокат.

По мнению Салимжана Мусина, ещё одно нарушение допустил Медеуский районный суд, когда проводил депонирование (процедура допроса следственным судьёй сторон дела до начала судебного следствия) показаний свидетелей. На нём ни защита, ни сам Аманбаев не присутствовали. Адвокат заявил, что суд это сделал "по совершенно надуманным основаниям". Также Мусин добавил, что обвинительный акт не содержит конкретных доказательств.

"Что может быть более грубым нарушением законодательства, права на защиту, чем неконкретное обвинение? То есть если мы не знаем, в чём конкретно обвиняемся, то соответственно, мы не можем построить свою защиту. Привожу для примера. Они говорят, что размеры взяток стороной обвинения исчислялись каким-то математическим образом. Мне доводилось принимать участие в подобных делах. Есть предмет взятки. Это конкретная величина, конкретная сумма в определённых купюрах", – объясняет Мусин.

По словам адвоката, по делу Аманбаева ни одного факта передачи взятки, ни одного предмета взятки следователи не нашли, но тем не менее в цифрах это изложили в обвинительном акте.

"Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Потому что они исчисляют предметы взяток в одном долларе, буквально 381 доллар, 50 383 доллара. Появляется вопрос: неужели взяткодатель ходил в обменник и покупал 1 доллар? Абсолютный абсурд. Если почитать данный обвинительный акт, то он составлен с грубейшими нарушениями правил русского языка. Невозможно сделать какие-то выводы. В какое время это произошло? Всё голословно, построено на словах обвиняемых по данному делу, которые заинтересованы в благоприятном исходе дела для себя", – рассказал Мусин.

По данным Мусина, при обыске у некоторых подсудимых были обнаружены огромные суммы и различные материальные ценности.

"В то же время у нашего подзащитного ничего выходящего за рамки доходов человека, который работает на госслужбе, не было обнаружено. Хотя были предприняты все меры для их поиска. Я смею утверждать, что обвинение абсолютно голословное, построенное на предположениях. Но, к сожалению, не приходится рассчитывать на объективное разбирательство в судах Алматы", – отмечает адвокат.

Салимжан Мусин также прокомментировал политическую подоплёку уголовного дела в отношении Аманбаева.

"Политической подоплёки я здесь не вижу, но есть некоторые нюансы, которые прозвучат в ходе судебных разбирательств. Для стороны обвинения представляют интерес определённые лица, в своё время обладавшие большими полномочиями. Эта подоплёка прослеживается, она видна из допросов, какие вопросы задаёт следователь, кого из высших должностных лиц РК интересует. Это очевидно. А я пока не могу осветить этот аспект дела. Но это прозвучит в материалах", - заявил адвокат.

Адвокат ещё двоих подсудимых – Каримова и Бажиева – Жанболат Бекарыстанов сообщил, что его подзащитные также не признают свою вину.

Сегодня, 24 октября по делу Амирхана Аманбаева прошли предварительные слушания под председательством судьи Специализированного межрайонного суда по уголовным делам Кеншилика Абдельдинова. На скамье подсудимых находятся 36 человек, которые обвиняются в лжепредпринимательстве, создании либо руководстве преступным сообществом, отмывании денег или имущества, добытых преступным путём, получении взятки в особо крупном размере и по другим статьям.

Адвокаты подсудимых заявили ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору, об изменении меры пресечения, но судья отказал и назначил главное судебное разбирательство на 9 ноября.

По данным портала "Караван", участниками ОПГ Аманбаева, которого СМИ прозвали “черным генералом”, было организовано 78 лжепредприятий, оборот по которым составил 77 миллиардов тенге, а ущерб от их деятельности – 24 миллиарда тенге в виде неуплаченных в бюджет налогов.

С марта 2015 года Аманбаев содержался под стражей, а затем его перевели под домашний арест. Он возглавлял департамент финполиции Алматы с февраля 2012 года. Осенью 2014 года, после того как финполиция была расформирована, перешёл на другую работу.

С 1989 года Аманбаев занимал руководящие должности в различных государственных органах, преимущественно по линии Генеральной прокуратуры. С 2002 по 2007 год был прокурором Костанайской области. С 2007 по 2009 год возглавлял прокуратуру Карагандинской области.

С 2010 по 2012 год Амирхан Аманбаев занимал должность заместителя министра юстиции Казахстана, позже руководил департаментом по борьбе с экономической и коррупционной преступностью по городу Алматы.

Перед задержанием Амирхан Аманбаев возглавлял департамент в Генеральной прокуратуре РК.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter