В Атырау идёт судебный процесс в отношении главврача областного роддома по факту смерти новорождённого в морозильной камере.

В первый день, 27 мая в зале суда находились только судья Гульмира Даулетова, прокуроры и адвокаты, подсудимых подключили к процессу по видеоконференцсвязи, но процесс прерывался из-за плохого качества звука. 2 июня подсудимых доставили в зал специализированного межрайонного суда по уголовным делам Атырауской области, где прокуроры начали зачитывать обвинительный акт. На следующий день процесс не смогли продолжить из-за бунта в атырауском СИЗО. 9 июня прокуроры закончили читать обвинительный акт из 107 страниц.

На скамье подсудимых:

Куаныш Нысанбаев – экс-главврач перинатального центра. Обвиняется:

  • в даче взятки группой лиц по предварительному сговору;
  • в убийстве, совершённом группой лиц по предварительному сговору, лица, заведомо для виновных находящегося в беспомощном состоянии;
  • в присвоении и растрате вверенного чужого имущества;
  • в злоупотреблении должностными полномочиями;
  • в получении взятки;
  • в приготовлении к преступлению и покушении на преступление;
  • в мошенничестве;
  • в бездействии по службе.

Аскар Каиржан – акушер-гинеколог. Обвиняется в убийстве.

Жамиля Кулбатырова – акушерка-медсестра. Обвиняется в убийстве как соучастница уголовного правонарушения.

Руслан Нурмуханбетов и Дарига Джумабаева – врачи-неонатологи. Обвиняются в недонесение о преступлении. Находятся под подпиской о невыезде (остальные трое – в СИЗО).

Что произошло в роддоме. Версия следствия. Обвинение состоит из 14 эпизодов, последний из них посвящён смерти новорождённого. Согласно обвинительному акту, гражданка Узбекистана Нуржамал Туримбетова поступила в перинатальный центр 23 сентября 2019 года на скорой с болями внизу живота и кровянистыми выделениями. Она была на 26-й неделе беременности. 25 сентября роженицу перевели в дородовое отделение. 29 сентября она сказала акушерке, что у неё болит низ живота, та в свою очередь сообщила об этом акушеру-гинекологу Аскару Каиржану. Он пришёл в палату, назначил физраствор и вышел.

В тот же день, в 13.26 Туримбетова в своей палате родила девочку (810 грамм, 32 сантиметра). На крики пришла акушерка, завернула ребёнка в одеяло и унесла в родильный зал. Новорождённую передали акушерке-медсестре Жамиле Кулбатыровой, которая положила её в палату, туда позже зашёл акушер-гинеколог Аскар Каиржан. Он произнёс: "Не жилец". Поручив оформить документы как антенатальные (о смерти плода в утробе матери), он вышел из палаты. По версии следствия, Каиржан выполнял устные указания Нысанбаева об остановке реанимационной помощи новорождённой и внесении намеренно ложной информации в медицинские документы, чтобы не ухудшать статистику перинатального центра.

Из обвинительного акта следует, что в журнале родов в графе о ребёнке Туримбетовой указали "жив", а затем "мёртв". Роженицу увезли в гинекологическое отделение, а акушерка-медсестра Кулбатырова собиралась отправить новорождённого в морг, но когда прикрепляла бирку, заметила движение в груди и почувствовала ладонью стук сердца. Она вызвала врача-неонатолога Алимбаеву, они увидели меконий у новорождённого, ребёнка положили под тёплые лампы. Руки и ноги у девочки шевелились, она пыталась дышать.


Читайте также: "Если утопим, на экспертизе выявят". Действительно ли врачи убили младенца в Атырау?


Кулбатырова позвонила Каиржану, тот увидел, что ребёнок жив, пригласил неонатологов ночной смены Руслана Нурмуханбетова и Даригу Джумабаеву и позвонил главврачу Куанышу Нысанбаеву. Главврач спросил, можно ли изменить время смерти, на что Каиржан ответил отрицательно. Нысанбаев сказал, что ребёнок всё равно не выживет, Каиржан с ним согласился, однако сказал, что не может отправить ребёнка в морг, так как он шевелится.

Согласно акту обвинения, Нысанбаев по телефону дал указание Каиржану положить ребёнка в вакуумную морозильную камеру. Каиржан поручил это Кулбатыровой. А Нурмуханбетов и Джумабаева, не приняв никаких мер, ушли и не сообщили об этом в правоохранительные органы.

Вечером того же дня в роддом пришли сотрудники антикоррупционной службы. Как стало известно позже, телефон Нысанбаева прослушивался, потому что его подозревали в даче взятки. Так сотрудникам департамента Агентства по противодействию коррупции стало известно об убийстве новорождённой.

По остальным 13 эпизодам обвинительного акта проходит только Нысанбаев. Никто из подсудимых с обвинением не согласился.

"Я родила одна". Почти три часа продолжался допрос потерпевшей Нуржамал Туримбетовой, которая рассказала, что в день родов ей не оказали соответствующую медицинскую помощь и что она родила одна в патологическом отделении, находясь под капельницей.

По её словам, она своего ребёнка не видела и не слышала. Как только она родила, в палату зашла акушерка, которая сразу завернула ребёнка в одеяло и забрала.

"Мне ребёнка не показали, через 20-25 минут зашёл Аскар (Каиржан. – Авт.) и сообщил, что они не смогли сохранить жизнь ребёнку," – сказала потерпевшая.

К концу дня в зал пригласили свидетеля – врача-неаонатолога Алимбаеву, которая заявила, что когда она осматривала новорождённого, никаких признаков жизни визуально не заметила.

"Ребёнок лежал с плацентой, был сине-бордового цвета. Я его послушала, у него не было признаков жизни. Однако при перекладывании на бок я услышала стук, но такое может быть из-за связи с плацентой", – сказала врач в суде.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter