Статистика Covid-19
в Казахстане:
Заразились:
211 212
Выздоровели:
195 121
Умерли:
2 721 (24.02.2021)
Коронавирусная
пневмония:
Заразились:
49 121
Выздоровели:
41 419
Умерли:
619 (24.02.2021)

Судебные мытарства переживает семья, пожелавшая усыновить отказного ребёнка

Супруги и общественники просят обратить внимание Президента на проблему ребёнка, чья судьба может быть разрушена навсегда.


Женис с приёмными родителями

Женис с приёмными родителями / Фото из архива семьи


14 февраля в городском суде апелляционная коллегия рассмотрит дело о лишении супружеской пары из Алматы права опеки над двухлетним малышом Женисом.

Гульжан Килимбаева и Бахыт Менлибаев оформили опекунство над Женисом Исаховым в мае 2015 года. У малыша были серьёзные проблемы со здоровьем: воспалённые бронхи. Родная мать отказалась от него в роддоме и спустя месяц добровольно написала ещё два отказа. Декретный отпуск женщина без постоянного места жительства не брала, сказала, что ребёнок умер. Она не видела его в глаза и по сей день.

Однако когда начался процесс усыновления, Дом малютки разыскал биологическую мать по адресу, указанному в отказных письмах. Когда ребёнку уже исполнилось 10 месяцев (это превышает все допустимые сроки), бросившая сына женщина передумала. Насколько известно, воспитывать малыша собирается сестра биологической матери.

"Нам сказали, что теперь необходимо подать в суд иск о лишении биологической матери родительских прав. Несмотря на то что она трижды от Жениса отказалась, наш иск оставили без удовлетворения. Суд вышел за рамки исковых требований и вынес решение передать ребёнка родной матери", – рассказывает Гульжан Килимбаева.

Общественники требуют, чтобы ювенальный суд исполнял свою прямую обязанность – защищал права ребёнка, а не права женщины, которая ни разу не поинтересовалась судьбой сына.

"Речь не идёт о том, что она ходила, плакала, пытаясь вернуть ребёнка. Взрослый человек, у которого это уже второй ребёнок, должен отвечать за свои поступки. Её сестра также могла пойти на усыновление, как любой другой гражданин. Но у этой семьи уже есть история, они любят его, у них штраф уже более 2,5 млн тенге за то, что они не исполняют решение суда и не отдают ребёнка. Но суд принимает решение в пользу человека, который по закону уже исчерпал своё время, в течение которого она могла претендовать на мальчика", – говорит директор благотворительного фонда "Добровольное общество "Милосердие" Аружан Саин.

Весь процесс от начала до конца построен на ошибках и нарушениях, говорит общественный защитник Корман Касен, но сейчас эти ошибки могут обойтись ребёнку и приёмным родителям слишком дорого. Решение суда обосновано тем, что биологическая мать ребёнка переживала послеродовую депрессию. Но справку эту выдала работавшая вместе с ней психолог, а не психиатр, как должно быть.

"Эта женщина постоянно меняет адреса, графа "отец" в свидетельстве пустует. Первый раз она пишет, что вдова, второй раз – что разведена. Затем выясняется, что она вообще никогда не была замужем. Получается, она и не знает, кто отец", – рассказывает она.

Старшая дочь решившей вернуть малыша Жениса женщины воспитывается в школе-интернате, но тем не менее в суде на вопрос, хочет ли она, чтобы с ней жил братик, девочка отвечает: "Да". Также в суде было заявлено о вымогательстве за ребёнка со стороны семьи Гульжан Килимбаевой.

"Это не её ребёнок, это мой ребёнок, наш ребёнок. Я хочу, чтобы меня все услышали: Президент, Верховный суд, Генпрокуратура. Мы не отдадим его, он погибнет, если мы его отдадим", – с комом в горле говорит приёмный отец Жениса.

Приёмная мать в слезах говорит, что действительно состояние Жениса ухудшилось. Диагноз, с которым он был рождён, удалось побороть. Но теперь мальчик не хочет вставать, он напуган, чувствует душевную боль родителей, рассказывает Гульжан.

Общественники не считают, что в деле имел место коррупционный фактор.

"Была допущена ошибка в самом начале судебных процессов, и она росла как снежный ком. Большая проблема в том, что суды Казахстана не хотят признавать свои ошибки, отвечать за них. Но в данном случае это просто равнодушие", – считает Аружан Саин.

Член ассоциации приёмных родителей Жанна Ким считает, что эта проблема глубже – в самой системе охраны детства в стране.

"Откуда эта практика стравливать приёмных родителей с биологическими? Где тайна усыновления? Если, не дай бог, будут такие прецеденты, те люди, которые собирались усыновить ребёнка, испугаются и никогда не встанут на этот путь. Мы заявляем, что хотим помочь этим детям, а на деле подвергаем опасности", – возмущается она.

Гульжан и Бахыт ждут ответа Генпрокуратуры и судебного процесса. Если он завершится не в их пользу, отказ отдать ребёнка биологической матери сделает из ставших брошенному мальчику семьёй людей уголовных преступников.

В Казахстане 33 тысячи детей остались без попечения родителей, из них около 8 тысяч детей находятся в детских домах и других интернатных учреждениях.