Сегодня в суде по делу о крушении CRJ-200 в 2013 году, в котором погиб 21 человек, выступили еще двое потерпевших. Они заявили о том, что намерены требовать с авиакомпании SCAT возмещения морального и материального вреда.

Айткожа Шутиков потерял в этой катастрофе сына. Он предъявил авиакомпании иск в размере 20 миллионов тенге.

"Погиб мой сын Арсен Шутиков, у меня от него остался внук, единственный продолжатель моего рода. Ему сейчас 14 лет," - говорит Айткожа Шутиков.

На предыдущем судебном заседании сноха Айткожы Шутикова заявила отдельный иск, требуя ежемесячных выплат для своего сны, который занимается большим теннисом и нуждается в средствах для дальнейшей учебы в спортивной школе. Ранее семье Шутиковых было выплачено 6 миллионов.

Сторона защиты поинтересовалась приходилось ли выбивать эту сумму с авиакомпании, либо выплата была сделана добровольно.

"То, что компания SСAT белая и пушистая я сказать не могу, так как последствие ее работы — это смерть 21 человека" - ответил Шутиков.

Потерпевший уточнил, что к подсудимому — Вячеславу Артёменко — у него особых претензий нет. Для него важнее наказать авиакомпанию.

"Я не знаю Артёменко, виноватые — уже покойники, - говорит Айткожа Шутиков. - Этот человек косвенно же виноват, наверное, стоит наказать за халатное отношение к своим обязанностям. Я, в принципе, не такой кровожадный. А вот SCAT надо наказывать. А какое наказание будет для Артёменко — это суд решит. Для меня главное - это возмещение морального вреда. Я выставляю иск 20 миллионов именно авиакомпании SCAT".

Сторона защиты поинтересовалась, почему истец требует именно 20 миллионов.
"Как можно тут повести расчет? Это был мой сын, моя поддержка в старости. Мне уже 70 лет", - ответил Шутиков.

Салиха Кулахметова в авиакатастрофе лишилась большей части своей семьи. Рассказывая об этом, она плакала в зале суда.

"В этой катастрофе я наверное самая пострадавшая, потому что погибли сын, сноха и маленький внук. Я, конечно, прошу прощения, что уже три года прошло, - сквозь слезы говорила женщина. - Осталось два внука, они со мной в Кокшетау. С ними я и живу".

Потерпевшая заявила авиакомпании иск в 56 миллионов тенге.

В суде также заслушали показания медиков, решающих вопрос о допуске летчиков к полетам. Выяснилось, что командир воздушного судна покойный Владимир Евдокимов и второй пилот Александр Шарапов имели проблемы со здоровьем. К примеру, Владимир Евдокимов страдал варикозной болезнью. Он сделал операцию, но скрыл это от врачебно-лечебной комиссии.

"Он оперативное лечение прошел сам. Вы знаете психологию летчиков: если они потеряют работу, то потеряют себя. Поэтому он оперативное лечение прошел сам, чтобы в последующем пройти комиссию, - говорит свидетель Мусатаева, председатель врачебно-лечебной комиссии. - После подобного оперативного лечения должен был рассматриваться вопрос о его допуске. Допуск идёт после оперативного лечения через три месяца. В данном случае пилот Евдокимов должен был сам подойти во врачебно-экспертную комиссию. Но он этого не сделал".

Как рассказали эксперты, Евдокимов продолжил работать спустя чуть более двух месяцев после операции.

Второй пилот — Александр Шарапов — страдал синдромом Жильбера и принимал препарат "Фенобарбитал".

"Фенобарбитал" прописывают при повышенном содержании билирубина в крови, - объяснила свидетель Мусатаева. - Синдром Жильбера — это одно из пограничных состояний. С ним люди могут жить и работать".

В суде опрашивают многочисленных диспетчеров, работающих в РГП "Казаэронавигация", пытаясь восстановить события того трагического дня, когда рейс 760 Кокшетау - Алматы исчез с радаров. Диспетчеры рассказывают о плохих метеоусловиях.

Диспетчер Николай Жерновых работал в день трагедии. Он рассказал, что командир воздушного судна самостоятельно принял решение, не приземляясь, пойти на второй круг.

"Ранее ему передавалась вся информация о метеоусловиях на аэродроме, - рассказывает Николай Жерновых. - Поэтому, независимо от минимума, я не имею права запрещать снижение. Решение на снижение воздушного судна принимает только экипаж воздушного судна".

Напомним, ранее Генеральная транспортная прокуратура РК сообщала, что основной причиной катастрофы явились "неправильные действия лётного экипажа во время ухода на второй круг без возможности визуального контакта с наземными ориентирами из-за ожидаемых сложных метеорологических условий". Кроме того, экипаж не привёл в положение "на себя" штурвал для набора высоты самолёта, который находился в интенсивном снижении.

На прошлом судебном заседании было решено, что авиакомпания SCAT будет привлечена к суду в качестве гражданского ответчика.

Крушение CRJ-200 произошло 29 января 2013 года в Алматинской области — погибли 16 пассажиров и пять членов экипажа.

В уголовном деле 530 томов, суду предстоит выслушать 208 свидетелей.

 

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter