Ярослав Голышкин работает библиотекарем в колонии УК-161/2. В одном из своих писем газете "Версия" осуждённый журналист рассказывает, что заключённые предпочитают читать детективы, любовные романы и поэзию.

"В библиотеку вроде пошли люди, – пишет Ярослав Голышкин. – Четыре новые карточки я завел. Стал брать книги первый отряд (они изолированы из-за туберкулёза, их активист с благословения оперативника пришел и получил первые пять книг). Вслед за детективами и любовными романами большой популярностью пользуется поэзия".

Некоторые осуждённые выдают стихи известных поэтов за свои в письмах своим девушкам на волю.

"Стихи влёт идут! Их мужики в письмах выдают за свои! Кто-то Есенина переписывает, кто-то уже все у него списал. Кто-то опасается, что Есенин слишком узнаваем, и просит поэзию "посвежее" - у нас есть 50-70-е годы прошлого века, авторы, о которых я (не знаю, к стыду моему или нет) и не слышал никогда. Один парняга тоже пришел за стихами: "Пишу девчонке письмо, надо со стихами, типа моими, но чтобы её мама меня не вычислила". Ему кто-то опять же подсказал Есенина. Я дал еще Блока, его, говорю, хуже знают".

Сам Ярослав Голышкин собирается читать все книги, которые есть в его библиотеке, хотя другое заключённые, как он рассказывает, не особенно любят читать.

"Но в общем отношение к книгам примерно такое, какое высказал мне сосед по секции Ринат (1992 г.р.), – написал об этом Ярослав. – Он узнал, что вышел 6 сезон сериала "Игра престолов". Я ему заметил, что читал первоисточник – "Песнь льда и пламени", говорю, первые три тома - куда ни шло, а потом уже не интересно стало. А он отвечает: "Да что там книги?! Вот кино - это да! А книги - "вата". Я начал было объяснять, что кино-то по книге снимается, и в фильме нет и не может быть значительной доли написанного, и ни один фильм никогда не переплюнет серьёзной книги, по которой был снят... А потом подумал - а оно мне надо? Печально, что такое в нашей стране молодое поколение. Чему оно сможет научить своих детей? А впрочем - оно мне надо?!"

30 октября 2015 года суд назначил наказание журналисту Ярославу Голышкину в виде 8 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Другим фигурантам того же уголовного дела – экс-депутату павлодарского маслихата Аскару Бахралинову дали 10 лет лишения свободы в колонии строгого режима с конфискацией имущества, экс-полицейский Фархат Алясов получил 3,5 года лишения свободы с конфискацией имущества и был лишён звания майора полиции, а предпринимателя Сулейменова, пойманного с поличным при передаче денег, освободили из зала суда и назначили наказание в виде 7 лет ограничения свободы. 

Всех подсудимых подозревали в вымогательстве 500 тысяч долларов у экс-акима Павлодарской области Каната Бозумбаева. По словам коллег, Ярослав Голышкин занимался журналистским расследованием дела об изнасиловании в резиденции главы региона. Редактору газеты "Версия" удалось записать на видео интервью с потерпевшей. Этой записью, по данным следствия, и шантажировали акима. Девушка якобы обвиняла в случившемся сына акима и его друга.

Прокуратура области факт изнасилования подтвердила, однако отметила, что сын Каната Бозумбаева проходил по делу свидетелем. Дело закрыли за примирением сторон. Позже в надзорном органе заявили, что инцидент произошёл не в резиденции, а возле неё, правда, место назвать отказались. На предварительном слушании адвокат Анатолий Утбанов, опираясь на материалы дела, сказал, что изнасилование было всё же на территории гособъекта.

Вместе с Ярославом Голышкиным по делу проходил и экс-депутат павлодарского маслихата Аскар Бахралинов. Голышкин ещё на следствии заявлял, что его заставляют оговорить Бахралинова. Предприниматель Нуржан Сулейменов, которого и поймали с поличным при передаче денег, вину свою признал и даже просил у Бозумбаева прощения.

Всю информацию по делу Ярослава Голышкина и изнасилования в резиденции акима области Каната Бозумбаева можно прочитать здесь.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter