Казахстанец, осуждённый за подготовку покушения на Путина, попросил помиловать его

Ходатайство, адресованное Президенту РФ, пока находится на рассмотрении комиссии по вопросам помилования при губернаторе Самарской области.

33-летний гражданин Казахстана Илья Пьянзин, осуждённый в 2013 году за подготовку покушения на президента России Владимира Путина, запросил у него помилования, передаёт "Коммерсантъ".

"Преступление было направлено против вас, поэтому и обратиться я решил к вам лично", – заявил он в своём ходатайстве.

Закройщик швейного цеха самарской колонии Пьянзин написал главе государства, что внимательно следит за его деятельностью по теленовостям, одобряет внутреннюю и международную политику господина Путина и искренне раскаивается в том, что пять лет назад побоялся обратиться в правоохранительные органы, чтобы пресечь подготовку этого "глупого и немотивированного преступления".


Илья Пьянзин

Илья Пьянзин / Фото kommersant.ru


Послание ещё может не дойти до Владимира Путина – вначале его рассмотрит региональная комиссия по вопросам помилования. Как сообщила супруга Ильи Пьянзина, ходатайство было подано в администрацию колонии строгого режима №26 ещё в мае. Однако два месяца ушло на проверку заявления осуждённого и его утверждение администрацией исправительного учреждения. По правилам к подобного рода бумагам должна быть приложена характеристика на осуждённого от администрации колонии. В итоге необходимый комплект документов только на днях поступил в комиссию по вопросам помилования при губернаторе Самарской области, где сейчас рассматривается.

Комментировать движение ходатайства в комиссии, как и в ГУФСИН по Самарской области, отказались.

Как сообщает "Коммерсантъ", осуждённый не просто запросил пощады у главы государства, а тщательно аргументировал свою просьбу. Объясняя президенту мотивацию своего поступка, заключённый Пьянзин сообщил, что не желал ему зла, поскольку никогда не был в России, а господина Путина видел только по телевизору. Участником же заговора, происходившего в Одессе, по его словам, он стал случайно, попав под влияние своих приятелей, двух сбежавших из России чеченцев. Те, по словам Ильи Пьянзина, сначала использовали его втёмную, а когда он понял, что они затевают, отступать было уже поздно.

"Я испугался, хотя и понимал, что страх не может оправдать моего участия в этом глупом и абсолютно немотивированном преступлении", – утверждает осуждённый.

Как утверждает Марина Пьянзина, обращение её супруга к президенту нашло поддержку в администрации колонии, которая в своей характеристике на зэка пояснила, что тот встал на путь исправления. За четыре года отсидки, по словам супруги, Илья Пьянзин не имел взысканий, зато регулярно поощрялся – за добросовестное отношение к учёбе и труду, а также за участие в спортивных мероприятиях. "Домохозяин" Пьянзин, который, по словам его супруги, "сроду не держал в руках ничего тяжелее книжки и ложки", освоил в местном центре трудовой адаптации осуждённых аж четыре рабочих специальности: раскройщика, отделочника, столяра и токаря. При этом он показал и неплохие результаты в футболе – без участия правого полузащитника Пьянзина, отмечает его супруга, не обходится ни один товарищеский матч между командами охраны и осуждённых.

Все эти достижения Илья Пьянзин вполне мог использовать для получения условно-досрочного освобождения, но юристы ему объяснили, что процесс может быть долгим и вначале, очевидно, он сможет претендовать не на свободу, а лишь на смягчение режима содержания. Поэтому заключённый и решил идти через помилование.

К ходатайству осуждённого присоединилась и Марина Пьянзина, которая пообещала, что встретит своего "самого дорогого и любимого, несмотря ни на что" мужчину дома, заставит его работать по одной из новых специальностей и обязательно "адаптирует к мирной жизни".

"Я дважды пыталась обратиться к Владимиру Владимировичу во время его прямых линий. Хотела просто рассказать вашему президенту, как тяжело одной работать, управляться с детьми, да ещё и регулярно таскать на себе из Казахстана в Самарскую область 20-килограммовые коробки с фруктами и запечённой бараниной", – пояснила Марина Пьянзина.

Однако возможность поговорить с президентом России ей так и не выпала.

По словам супруги осуждённого, Илья Пьянзин связался там с двумя эмигрантами из России, уроженцами Чечни Адамом Осмаевым и Русланом Мадаевым. Первый, как выяснилось позже, был членом запрещённой в России террористической организации "Имарат Кавказ" и находился в розыске за подготовку покушения на главу Чечни Рамзана Кадырова в Москве. Однако Пьянзин тогда этого не знал, поэтому, когда новые знакомые предложили ему заняться бизнесом, отправился с ними в Украину.

Уже на съёмной квартире в Одессе осуждённый, по его словам, понял, что Осмаев готовит теракт против руководства России, когда чеченцы начали изготавливать бомбы и подрывать их в безлюдных местах для тренировки. Однако противостоять опытным боевикам Пьянзин, по его словам, не решился. Группировка распалась сама собой после того, как одна из бомб в январе 2012 года взорвалась прямо в руках Мадаева. Сам изготовитель взрывчатки погиб, раненый Пьянзин попал в больницу, а Осмаев сбежал. К февралю уже оба выживших оказались в одесском СИЗО по обвинению в подготовке теракта.

В дальнейшем пути двух заговорщиков разошлись. Пьянзина экстрадировали в Россию, где он сразу заключил досудебное соглашение о сотрудничестве с Генпрокуратурой, признал свою вину и получил по приговору Мосгорсуда в особом порядке десять лет колонии строгого режима за подготовку посягательства на жизнь госдеятеля, бандитизм и незаконный оборот оружия и боеприпасов (ст. 277, 209, 222 и 223 УК РФ). Осмаев успел обратиться в ЕСПЧ, который запретил Украине выдавать его на родину по политическим соображениям. В итоге в ноябре 2014 года обвинения в терроризме были с Осмаева сняты, и Приморский суд Одессы назначил ему в качестве наказания за незаконный оборот оружия 2 года 9 месяцев и 14 дней заключения – как раз тот срок, который боевик уже отбыл под следствием.