Выяснилось, что казахстанцы не совсем чётко представляют себе, что такое кимешек. На старинных фото головы казахских матрон венчает убор цилиндрической формы, который спускается к плечам, облегая лицо.

Однако современная интерпретация кимешека часто отличается от канонической. В магазинах для модниц-мусульманок можно увидеть нечто вроде платка с прорезью для лица.

При этом сегодня мусульмане утверждают, что хиджаб и кимешек — это одно и то же. И носить его может как мать семейства, так и девочка-школьница. Этнографы же и блюстители традиций просят не путать совершенно разные головные уборы.

Спор этот можно назвать концептуальным. Ведь аналогия с хиджабом придаёт кимешеку религиозный характер, а это значит, что по приказу министра ходить в нём в школу нельзя.

Чем выше кимешек, тем статуснее дама

Доцент кафедры археологии, этнологии и музеологии КазНУ им. Аль-Фараби этнограф Сабира Кульсариева пояснила, что казахские девочки никогда не надевали на голову платок. А кимешек — это никак не связанный с религией головной убор, который носили только замужние женщины. Причём чем выше кимешек, тем статуснее дама.


Сабира Кульсариева
Фото Facebook
Сабира Кульсариева

"Конечно, уж совсем никак эти два головных убора не связаны, - говорит этнограф Сабира Кульсариева. - Кимешек - это совсем не религиозный головной убор. Это национальный головной убор, который в определённом возрасте показывает статус женщины. Чаще всего его надевали после рождения второго ребёнка. Этот головной убор показывает, что женщина уже в более высоком статусе чем келин, которая родила одного ребёнка. Этот головной убор, можно сказать, надевают, когда женщина становится "байбише". Либо когда она уважаемая, почитаемая. Тогда на этот кимешек накручивают что-то вроде тюрбана, навершия. Право ношения такого кимешека принадлежит женщине с особым статусом. Если помните, композитор Дина Нурпеисова носила подобный. Тюрбан поверх кимешека мог быть только белым. Если простой кимешек мог быть украшен вышивкой, бусинами, кораллом, то кимешек для статусной женщины мог быть только белоснежным".

Кимешек — это казахский хиджаб

С этнографом не согласна активистка и мусульманка Иман Куанышкызы. Она одна из тех, кто писал жалобы на блог министра образования, говоря о том, что запрет на ношение религиозной одежды в школах дискриминирует верующих. Иман считает, что кимешек и хиджаб — это фактически одно и то же.


Иман Куанышкызы
Фото: shyn.kz
Иман Куанышкызы

"Кимешек – это женский национальный головной убор казашек, а хиджаб – это арабское слово, обозначающее "покрывало", - говорит Иман Куанышкызы. - В исламе "хиджаб" означает не просто платок, как многие думают, а одежду, соответствующую нормам шариата. То есть, мусульманки носят длинную, не вызывающую, свободную одежду, оставляя открытыми только лицо и руки. Есть много стилей и разновидностей хиджаба, за всю историю распространения ислама самые разные народы привносили в него свой колорит. В настоящее время можно увидеть турецкий, малазийский, или арабский стили хиджабов. Наши предки тоже отразили в хиджабе свою самобытность, на исторических картинах и фото можно видеть казашек в кимешеках и свободных платьях с камзолами. Таким образом, наш кимешек является частью более общего понятия "хиджаб", то есть между этими двумя понятиями нет никаких противоречий. Хиджаб становится обязательным с момента совершеннолетия (согласно положениям ислама, совершеннолетие наступает в момент полового созревания), и тогда практикующие мусульманки одевают платок, палантин или кимешек по своим предпочтениям. Для юных девушек, только начинающих носить хиджаб, кимешек более удобен тем, что он не стесняет движений, производится из дышащей мягкой трикотажной ткани и его не нужно крепить булавками. Его название осталось от нашего исторического наследия, и нынешний кимешек по своей форме практически идентичен тому, который в прошлом носили наши прабабушки".

Проблема не "на", а "в" голове

Религиовед и магистр философии Николай Мерзляков считает, что проблема не в том, что на голове, а в том, что в головах. По его мнению, обществу нужно раз и навсегда определиться в том, что является символом веры, а что нет.


Николай Мерзляков
Фото: Facebook
Николай Мерзляков

"Здесь очень важна современная интерпретация, - говорит Николай Мерзляков. - Если посмотреть те фотографические картинки, которые были сняты 100 лет назад и дошли до нас, та же семья Абая, то это, естественно, будет нести в себе не только культурный, но и религиозный аспект. Поскольку любая одежда в то время была выдержана в каких-то религиозных нормах. Но важно не то, что было 200 лет назад, а какой смысл в это понятие вкладывают наши современники. К примеру, в этой вещи не пускают в школу. Но ведь религиозной атрибутикой является не только она. Тот же крест. Должна быть чёткая формулировка: из-за чего не пускают. Это религиозный атрибут. Один из часто повторяемых аргументов, который мы слышим в средствах массовой информации— это "наши бабушки такое не носили". Наши бабушки много чего не носили и не делали: селфи, например, не было, мини–юбок. Другое дело, что селфи и мини-юбка в школах тоже наблюдаются. Школа — это вообще такое место, в котором человек должен получать знания, а не участвовать в каких-то религиозных, политических аспектах. Вы сначала на уровне какой-то общественной дискуссии договоритесь: является ли это актом религиозного содержания или нет. Если это традиционный культурный аспект, то что в этом плохого? Человек должен знать свою культуру. То есть, надо договориться какой символ это в себе несёт. С крестом всё понятно: в христианских конфессиях это культовый элемент. Платок является культовым элементом или нет? Ни в одном духовном движении нет такого, чтобы символом веры был платок. Другое дело, что за время независимости появилась большая прослойка людей, которых не совсем устраивает тот уровень светскости, который принят в учебных заведениях. Хотят ли эти люди жить в таких рамках или их устраивает нечто другое — это материал для большого исследования. Другой вопрос — сделали ли мы шаг вперёд за  25 лет независимости или скатываемся в средневековье?"

Как сообщалось ранее, приказ министра образования Ерлана Сагадиева №26 от 14 января 2016 года вызвал бурную реакцию у мусульман Казахстана.

Он гласит, "Включение элементов одежды религиозной принадлежности различных конфессий в школьную форму не допускается".

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter