В Аль-Каиде и ИГИЛ по интернету взаимодействуют более 30 тысяч террористов из более чем 100 государств.

По данным организации, сложность заключается в получении данных провайдера, который предоставляет услуги в одной стране, а сервера и вся информация на них физически располагается в другой. Разногласия в законодательстве, а также невозможность принудительно заставить провайдеров сохранять весь объём проходящих через сервера данных играют на руку ячейкам террористов.

"Одна из проблем касается вопросов юрисдикции: куда отправлять запросы для сохранения нужной информации, а потом для получения данных? В какое государство? Сервера находятся на территории другой страны. У стран нет стандартов, они не договорились, кто обладает юрисдикцией – то ли то государство, в котором хранятся данные, то ли зарегистрированные в корпорациях хранилища данных, то ли государства, в которых эти данные создаются", – заявила в ходе экспертной встречи в Генеральной прокуратуре РК старший юридический советник УНП ООН Ольга Зудова.

По словам эксперта, основная трудность связана с огромным объёмом информации, который приходится анализировать представителям правоохранительных органов.

Второй глобальной проблемой в борьбе с терроризмом стало получение личных данных с мобильного телефона. Современные смартфоны оборудованы системой считывания отпечатков пальцев, необходимой для разблокировки устройства. Зудова задалась вопросом, будет ли гуманно без разрешения владельца-террориста заставить его разблокировать мобильный телефон, принудительно приложив его палец.

"Проблема огромная связана с шифрованием: как получить возможность расшифровать данные в мобильном телефоне. Имеет ли право правоохранительный орган взять силой и приложить отпечаток пальца к телефону, чтобы раскрыть информацию? Или это считается нарушением права не давать показания против себя? В различных странах разные законодательства. Есть даже определённые наказания за отказ содействовать", – добавила эксперт.

В конце выступления Зудова озвучила данные о боевиках из стран Центральной Азии. По её информации, в 2015 году в Сирии, Афганистане и Пакистане сражались от 500 до 1500 наших соотечественников.

Заместитель начальника департамента международного сотрудничества Генеральной прокуратуры Альжан Нурбеков рассказал, как вербуется молодёжь в ряды экстремистов. По информации аналитиков, около 80% молодых людей пришли в религию террористов через интернет. Там они проходят все стадии воздействия: получают первые представления о религии, попадают под влияние вербовщиков, после чего присягают на верность.

По словам Нурбекова, в данной ситуации, несмотря на свободу слова в Казахстане, пропаганда терроризма в стране должна пресекаться.

"Налажено сотрудничество с администрацией российских и зарубежных социальных сетей, что позволило удалить значительный объём материалов террористического характера. Есть определённые проблемы. Мы с уважением относимся и соблюдаем права каждого на свободу слова, но пропаганда терроризма не должна допускаться", – резюмировал спикер.

Вопрос о контроле деятельности террористов и экстремистов впервые подняли на прошедшем саммите G20. В заявлении "большой двадцатки" также говорится о том, что все страны, входящее в её состав, отныне будут перекрывать каналы финансирования терроризма, замораживать активы боевиков и их пособников.

Террористы, участвовавшие в атаке на Актобе, получали указания через сеть. Накануне священного месяца Рамазан Абу Мухаммад аль-Аднани разослал через интернет массовый призыв к своим последователям. По словам министра иностранных дел РК Ерлана Идрисова, руководили и спланировали атаку неизвестные лица из-за рубежа.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter