Дело Кайрата Боранбаева: что рассказали свидетели обвинения

Один из свидетелей сообщил, что с самого начала не хотел подписывать договор с компанией Боранбаева.

Суд № 2 Сарыаркинского района Астаны продолжает рассматривать уголовное дело в отношении Кайрата Боранбаева, Романа Наханова и Тайыра Жанузака.

10 января суд опросил троих свидетелей обвинения. Все они работали или работают в структуре АО "Qazaq Gaz".

Первым пригласили бывшего замдиректора по закупкам и управлению активами АО "КазТрансГаз" (сейчас АО "Qazaq Gaz") Николая Рубанова. Именно он подписал контракт о сотрудничестве с ТОО "Азиягаз Чунджа". Свидетель был уполномочен подписать документ сам в том случае, если этого не мог сделать его непосредственный руководитель. Поэтому Николай Рубанов получил контракт от руководителя департамента маркетинга Евгения Несонова. Однако замдиректора по закупкам отказался подписать документ, как только его увидел.

"Во-первых, в самом контракте было написано, что поставка начинается с даты заключения контракта. То есть девятого числа подписывается документ и девятого числа начинается транспортировка газа. Но для того чтобы контракт вступил в законную силу, нужно ещё корпоративное решение правления или совета директоров. В данном случае в ходе следствия выяснилось, что необходимо было решение правления, которое приняли позже. Кроме того, у меня ещё вызывало опасение, что мне никто прямую команду из высшего руководства не давал для подписания", – рассказал Николай Рубанов.

Кайрат Боранбаев говорит со своей дочерью / Фото Informburo.kz

Затем ему вновь отправили договор на подписание – на этот раз через приёмную, однако Николай Рубанов и на сей раз не стал ставить под подозрительным документом свою подпись. 

"Руководителем АО "КазТрансГаз" был Рустам Сулейманов. Я к нему пару раз пытался зайти по этому договору, но он постоянно то в министерстве, то ещё где-то, и у меня не получилось. Не смог попасть. Потом меня вызвал Ибулла Серды (бывший управляющий директор "КазМунайГаза". – Авт.) и сказал, что вопрос на контроле и надо подписать этот договор. Я оставил для себя возможность, что отлагательные условия предусматривали участие Сулейманова как председателя правления, то есть договор в любом случае без согласия Сулейманова юридическую силу бы не получил", – пояснил Николай Рубанов.   

Он добавил, что не помнит, на который раз всё-таки подписал договор. В суде поинтересовались, имел ли он право подписывать контракт до того, как правление приняло решение. 

"В законодательстве есть такое, что сделка может быть совершена с отлагательным условием. Мои полномочия в доверенности позволяли подписать данный договор, и сам договор содержал отлагательное условие", – ответил свидетель. 

Кроме того, Николай Рубанов подписал и платёжный документ по контракту. Он объяснил это тем, что был и. о. гендиректора, и отсутствие подписи сулило бы ему штрафные санкции. Вместе с тем он не стал проверять фактическую поставку газа, а лишь понадеялся на людей, которые курировали эти вопросы.

Свидетель предположил, что газ нужен был для пополнения внутреннего рынка, а высвобожденный объём планировали продавать в Китай.

Прокуроры / Фото Informburo.kz

Второй опросили заместителя директора департамента маркетинга газа АО "Qazaq Gaz" Калиму Рахимову. Она курирует договоры по газу с внутренними поставщиками. Документ о покупке у ТОО "АзияГаз Чунджа" газа она видела, даже составляла одно из служебных писем, но не смогла вспомнить, какие суммы в нём фигурировали, так как договор с ТОО "АзияГаз Чунджа" не был закреплён за ней. Калима Рахимова лишь подменяла коллегу, находившуюся в отпуске. 

На суде адвокаты также сообщили, что свидетель во время допроса на предварительном следствии на вопрос о том, имело ли право АО "КазТрансГаз" ( АО "Qazaq Gaz") напрямую заключить договор с ООО "Газпром экспорт", у которого покупает газ ТОО "АзияГаз Чунджа", сказала следующее: "В случае достижения договорённостей – имело право".

Далее диалог был таким: 

Адвокат: Вы к экспортным поставкам не имеете отношения, вы не имеете отношения к заключению контрактов с международными поставщиками. Как вы можете говорить о том, что кто-то имел или не имел право? Ваши отношения ведь только с внутренними потребителями.

Свидетель: У меня спросили моё мнение, я сказала, что считаю, что имеют право.

Адвокат: Вы допрашиваетесь в качестве свидетеля, ваши показания имеют значение, вы должны говорить о том, что достоверно знаете и можете подтвердить, в данном случае вы своё предположение высказали. Вы же не владеете информацией, вы не компетентны отвечать на вопрос, но даёте показания, что АО "КазТрансГаз" имело право. Вам что-то известно о совещаниях между компанией "Газпром" и АО "КазМунайГаз" о сотрудничестве в газовой отрасли?

Свидетель: Я знаю, что они (совещания. – Авт.) существуют, но я не занимаюсь ими.

Судья / Фото Informburo.kz

Затем Калима Рахимова вновь подчеркнула, что подобные договоры существуют, но она не знает, при каких условиях они заключались.

"Контракты заключаются каждый год, в том числе и на основании протоколов, я этим не занимаюсь, слышала, конечно, я же работаю в этом департаменте", – сказала свидетель. 

Третьим свидетелем была Наиля Абдыгулова, которая ранее занимала должности руководителя аппарата и члена правления АО "КазТрансГаз". Она была в составе заседания, когда правление одобрило подписанный Николаем Рубановым договор. Свидетельница сообщила, что не знала об условиях контракта и обстоятельствах, которые заставляли Рубанова сомневаться. Вместе с тем она подтвердила, что контракт считался действительным и заключался только после заседания правления. 

"Всегда было сначала заседание правления, потом выписка с заседания, которую направляли в заинтересованные структурные подразделения, и далее уже по алгоритму они заключали контракты, которых мы не видели", – рассказала Наиля Абдыгулова.

В случае с ТОО "АзияГаз Чунджа" дата заключения контракта – 9 июля, оплата прошла 1 августа, а заседания – 15 августа. Наиля Абдыгулова также призналась, что не знала о подписании контракта и прошедшей по нему оплате. Прокурор Айжан Аймаганова спросила, законно ли подписание документа до решения правления. 

"Это неприемлемо, я считаю, противоречит внутренним документам, тому же положению. Это являлось грубым нарушением", – заявила свидетельница. 

Она предположила, что раз контракт заключили и оплатили поставку, значит, кто-то в этом был заинтересован. На вопрос о том, кому могло бы быть это выгодно, она затруднилась ответить.

Адвокат подсудимого Кайрата Боранбаева зачитал следующий пункт договора: "Контракты вступают в силу с момента принятия уполномоченным органом решения об их заключении и распространяют своё действие на отношения сторон, возникшие с 9 июля". Он поинтересовался: можно ли утверждать, что решением правления от 15 августа контракту придана законность и обязательность сторон с 9 июля? Свидетельница ответила, что таких нюансов знать не может. 

Диалог между адвокатом и свидетелем был следующим: 

Адвокат: Вы только что прокурору сказали, что считаете это нарушением порядка заседания правления. Можете назвать, какой пункт какого НПА нарушен? 

Свидетель: Я не могу точно сказать, до этого в нашей деятельности такого не было. 

Адвокат: Вы же сказали, что не знаете? С достоверностью можете утверждать, что такого не было? 

Свидетель: Я не могу ответить на этот вопрос. 

Адвокат: Вам известно, на каких условиях заключен контракт? 

Свидетель: Нет. 

Адвокат: А вы знаете, что тринадцатым пунктом контракта легализуются те взаимоотношения, которые имели место 9 июля до решения правления? 

Свидетель: Нет, я с контрактом не была знакома.

Адвокат: Почему вы утверждаете, что это грубейшее нарушение, когда есть контракт, которым это разрешается? Вы спрашивали у юристов? Виза юридического департамента стояла на решении правления? 

Свидетель: Да. 

Адвокат заключил, что подобные прецеденты в истории компании были, и они являются обычной практикой.

Наиля Абдыгулова также рассказала в суде, что не хотела принимать подсудимого Тайыра Жанузака на должность заместителя председателя правления АО "Qazaq Gaz". Из-за того у неё возникли трения с объявленным в розыск Ибуллой Серды. 

"Возрастного ценза не было, я не буду апеллировать к его молодости, но есть квалификационные требования, где должен быть опыт на руководящих должностях в течение пяти лет. Ему на тот период было 25 лет. Он не мог обрасти управленческим опытом. Я сказала Ибулле Серды о квалификационных требованиях: нет высшего профобразования (магистр или MBA), опыта нет управленческого. Но он в достаточно резкой форме сказал, что надо идти и выполнять поручения, есть субординация", – рассказала свидетельница. 

При этом у неё на примете был другой кандидат с двадцатилетним опытом в данной сфере. В ответ адвокат Жанузака напомнила Абдыгуловой, какие показания она давала ранее.

"Следователь задаёт вам вопрос: осуществлял ли Ибулла Серды контроль за подписываемыми платёжными реестрами? Вы отвечаете: "Мне это неизвестно, но учитывая, что Ибулла Серды назначил Тайыра Жанузака, то вполне возможно, что он его полностью контролировал", – зачитала адвокат подсудимого фрагмент из материалов дела.

Свидетельница ответила, что реестрами не занималась, но контроль за ними осуществлял Ибулла Серды. Затем адвокат поинтересовалась, в чём выражался контроль над её клиентом со стороны Серды. Наиля Абдыгулова не смогла ответить на этот вопрос. 

Следующие заседания назначены на 11 и 16 января.

Напомним, по данным следствия, в 2019 году Кайрат Боранбаев, Роман Наханов и Тайыр Жанузак, а также Ибулла Серды через подконтрольное ТОО "АзияГаз Чунджа" реализовали преступную схему хищения средств нацкомпании Qazaq Gaz (ранее "КазТрансГаз") при поставках газа. Похищенные средства в размере 14,5 млрд тенге затем легализовали под видом распределения и выплаты дивидендов от якобы законной предпринимательской деятельности.

Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

  Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

  Если вы нашли ошибку в тексте на смартфоне, выделите её и нажмите на кнопку "Сообщить об ошибке"

Новости партнеров