Преподавателя физики Юрия Пака обвиняют в том, что 14 апреля 2015 года он "заминировал" ЦУМ. С его сотового телефона был сделан звонок. Мужской голос сообщил о намерении заложить бомбу. Свои намерения он объяснил неприязненным отношением к полицейским.

Изначально Юрий Пак проходил по делу как свидетель. Но позже, когда причастность детей и других преподавателей исключили, он стал главным подозреваемым.

Юрий Пак сдал образцы своего голоса. Первая экспертиза показала, что голос учителя физики не совпадает с голосом преступника. Две другие показали, что звонивший и Юрий Пак - одно лицо. Учитель категорически отрицает свою причастность к этому преступлению: у него есть алиби.

В тот момент, когда был сделан звонок, он помогал коллегам-женщинам носить парты. Как минимум двое педагогов присутствовали при этом. Телефон при этом лежал в его сумке в соседнем кабинете.

В ходе разбирательства провели несколько экспертиз. Адвокат учителя ходатайствовал о проведении четвертой и пятой по счёту экспертиз, поэтому рассмотрение дела приостановили. Однако сегодня процесс продолжился. Судья Алия Жошева озвучила такие выводы экспертов:

"Голосовые образцы, начинающиеся со слов "полиция, здравствуйте" до слова "алло" принадлежат Юрию Паку. Никаких следов монтажа на записи нет. В каких условиях (на улице или в здании) была произведена запись, установить невозможно. Экспертиза за подписью трёх экспертов", - зачитала заключения судья.

Пока эксперты работали, юрист учителя физики Сергей Ким выяснил данные, которые перечеркнули все последние экспертизы. Выяснилось, что первоначальный голосовой файл записи переговоров диспетчера и преступника отличался от того, который исследовали эксперты.

Адвокат заявил о том, что первоначальную запись, самую главную улику в деле, изменили. Сергей Ким не утверждает, что это произошло намеренно, однако настаивает на том, что главной улики в деле больше нет. Она искажена. Следовательно, экспертизы, по его мнению, недействительны.

Следующее заявление адвоката ещё более шокировало участников процесса. Звонок о бомбе поступил не с телефона Юрия Пака, а с городского номера 44-22-25. Этот телефон находится в здании, которое принадлежит департаменту по ЧС области. Ранее следователи объясняли эту странность тем, что сначала звонок с сотового телефона поступил на номер 112, затем его перебросили на номер 44-22-25, а оттуда уже перевели на 102.

"У нас есть документ, ответ на наш запрос из "Казахтелекома" за подписью генерального директора Аманова. Согласно ему, номер 43-22-25 является отдельным номером "Казахтелекома", не привязанным ни к каким трёхзначным номерам. По нашим данным, с этого номера и поступил криминальный звонок на номер 102. Соглашений и регламентов по переключению и переадресации звонков, поступивших на номер 102 и 112 и других экстренных служб, в АО "Казахтелеком" не существует. То есть получается, переключение фактически с телефона 112 на телефон 43-22-25 невозможно, - объясняет адвокат. - Сотовая связь - это коммуникации радиотехники. Абонентская связь "Казахтелекома" - это кабельная связь. Если на номере 112, как и номере 102, коммуникация смешанная, они могут принимать звонки на антенну и потом перенаправлять на кабельную связь. В нашем случае телефон 44 -22- 25 - система коммуникаций только кабельная. На него можно позвонить с сотки. Но с этого телефона (44-22-25 ) нельзя отправить переадресацию на другой телефон. Получается, надо было стоять у этого телефона либо подсоединяться к кабелю, как слесарь Вася".

Представитель ДЧС области пояснил в суде, что между двумя экстренными службами есть приказ, в котором оговорена возможность переключаться между номерами.

Чтобы доказать свою правоту, Сергей Ким предложил участникам процесса воссоздать условия, при которых был сделан "криминальный звонок". А именно провести следственный эксперимент. Адвокат заявил это как официальное ходатайство. Судья перенесла его разрешение на завтра.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter