Пока суд оглашал беспрецедентный приговор осуждённому за терроризм Руслану Кулекбаеву, Общественный совет Алматы рассматривал вопросы по противодействию терроризму и религиозному экстремизму. Представители ДВД, ДЧС, прокуратуры, управления по делам религии акимата по очереди выходили с докладами к трибуне, но не всегда могли ответить на вопросы членов совета. Последние, видимо, из-за того что вопросы повестки совещания стоят особенно остро, не давали спикерам спуску.

Миллионы тратятся на борьбу с последствиями преступных проявлений, но лежащие на поверхности причины почему-то игнорируются, заявил член политического совета "Нур Отан" Бостандыкского района, президент фонда "Сильный Казахстан" Мухит Ауелбай.

"Преступления совершаются, а вам не дозвониться, – раскритиковал Ауелбай работу линии "102". – Кто-то там спит, а автомат за него отвечает. Может ли прокуратура выйти в Сенат с предложением, чтобы трубку поднимали сразу, как это было в том же СССР, чтобы автоответчик заменили живыми людьми, особенно на телефонах служб, отвечающих за соцнапряжённость?" – спросил он докладчика от прокуратуры Алматы.

Начальник отдела департамента по надзору за законностью в социально-экономической сфере прокуратуры Алматы Берик Жунисбеков на это ответил, что в прокуратуру обращений о системной проблеме с дозвоном в полицию не поступало.

"Но при необходимости круглосуточно работает горячая линия Генпрокуратуры РК по номеру 115. Там работают операторы, которые всегда корректно себя ведут. Если оперативные службы трубку не поднимают, всегда можно обратиться к прокурору", – проинформировал Жунисбеков.

Но Общественный совет не был бы Общественным советом, если бы информацию от представителя прокуратуры не проверили тут же в зале совещания. Члены совета набрали 115, где выяснили, что номер работает далеко не круглосуточно, а до 18:30, причём с 13:00 до 14:00 на линии обед. Всю остальную информацию звонившим сообщил автоответчик.

"Это же ненормально. Что вы людям с трибуны лапшу на уши вешаете?" – возмутились члены Общественного совета.

Претензии на слушаниях высказали не только к работе пульта "102". Правозащитник Баретта Ергалиева и спустя три года с ужасом вспоминает, как умирала её мама.

"Я вызывала "скорую" три часа. Мне пришлось воспользоваться тем, что я знала номер генерал-майора, чтобы он подтолкнул своих подчинённых. Только после этого звонка буквально через две минуты на пороге появились сотрудники РУВД и засвидетельствовали смерть. А как сделать это без связей? Или они там все тоже спят? Это настолько страшно: рабочий день завершается, и никто не выезжает, с тобой разговаривает только автоответчик. Настолько больно, хоть вступай в террористическую организацию", – в сердцах дрожащим голосом вспоминает Ергалиева.

Терроризм – результат социального недовольства, сошлись во мнении члены Общественного совета. Представителю прокуратуры посоветовали дать сотрудникам задание позвонить на номер 102 и засечь время до ответа оператора.

Такой эксперимент по неволе провели алматинцы, пытавшиеся по горячим следам задержать вора. Пять минут они безрезультатного ожидали ответа полиции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter