Председатель Национального банка Данияр Акишев объяснил, почему в Казахстане выросла доля плохих кредитов в банках.

"За последние четыре года – с 2014 по 2017 годы – средние банки обеспечили половину прироста кредитования всей экономики в Казахстане. Рост ссудного портфеля отдельных средних банков достигал в 900 раз, тогда как в крупных банках в среднем рост происходил в два раза", – сказал Данияр Акишев на парламентских слушаниях "Роль банковского сектора в развитии экономики Казахстана" в Сенате.

Он пояснил, почему акцентирует внимание на этих цифрах.

"Рост кредитования в средних банках обеспечили государственные деньги. Все средние банки пришли на этот рынок и начали привлекать деньги квазигосударственного сектора. Доля госденег в структуре обязательств средних банков составляет более 50%, в некоторых банках она достигает 75-80%, то есть банки полностью зависят от квазигоссектора", – заявил он.

Акишев отметил, что в первую очередь речь идёт о небольших и средних банках. Несмотря на то, что статистически средние банки вносили значимый вклад в рост кредитов, по факту роль этих банков в экономике можно было свести к нулю.

"Средние банки проводили либеральную кредитную политику и в основном осуществляли кредитование связанных с акционерами лиц и под нематериальные залоги либо вообще без залогов. В результате такой кредитной политики средние банки столкнулись с большими финансовыми проблемами. Средняя доля плохих кредитов составляет 70%, и многие примеры уже произошли в прошлом году и в этом году есть примеры", – продолжил он.

Глава Нацбанка указал на зависимость качества ссудного портфеля банков от отношения владельцев к ним.


Читайте также: Банки Казахстана за I квартал оштрафованы на 23 млн тенге за нарушения прав потребителей


"Акционеры, которые создавали банки, нацеливаясь на их долгосрочное устойчивое развитие, стремятся формировать адекватный и достаточный капитал. Как правило, такие владельцы формируют правильные бизнес-процессы, систему управления рисками. Кредитование связанных лиц ограничено. Такие банки, как правило, не демонстрируют высокие показатели кредитного роста, они подходят очень ответственно к рискам, но качество у их кредитов, конечно, гораздо выше", – отметил Акишев.

Проблемные банки не выдают хороших кредитов, рост их ссудного портфеля не сопровождает усиление капитальной базы. Стандарты управления рисками и корпоративного управления в них нельзя назвать высокими, а качество ссудного портфеля остаётся низким.

"Банки сознательно шли на искажение реальной картины об уровне плохих кредитов. Для маскировки качества кредитов финансовой отчётности активно использовали такой инструмент как реструктуризация займов. Это было связано с введением Нацбанком в 2016 году прямого ограничения на уровень плохих кредитов, не более 10% от ссудного портфеля", – рассказал он.

В 2012 году реальный уровень плохих кредитов достиг 41%, после того как ввели норматив, он сократился до 10%.

"Всё ушло в реструктурируемые займы, по сути ничего не изменилось, только поменялась статистика в отчётах. Мы сделали оценку: если бы все плохие кредиты на балансе коммерческих банков признали бы сразу, то у нас банковская система ушла в отрицательную зону по капиталу. Это означает, что вообще в среднем по системе ни один банк не мог бы работать. И только после списания плохих кредитов БТА-банка и других достаточность капитала в 2017 году вернулась в положительную зону. Сейчас банки имеют капитал, могут брать риски и кредитовать экономику", – заключил он.

С 2016 года реальный уровень плохих займов снизился с 32 до 23%. В абсолютном выражении он упал с 4,9 до 3 млрд тенге. Несмотря на сокращение уровня плохих кредитов, в абсолютном отношении их доля всё ещё высока, что связано с сужением ссудного портфеля банков.

Для исключения повторения негативной банковской практики по выдаче невозвратных займов Нацбанк разработал поправки по усилению надзорного мандата.

Нацбанк намерен перейти на риск-ориентированный надзор финансовых организаций, ключевым элементом которого является надзорное суждение о реальном финансовом состоянии. Соответствующие поправки одобрил Мажилис.

Недостатком текущего надзорного процесса является формализованный подход, то есть применение надзорных мер только в случае нарушения требований законодательства и пруденциальных нормативов. Фактически банки могли осуществлять операции по выводу активов, не нарушая пруденциальные нормативы.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter