Министр информации и коммуникаций Даурен Абаев на своей странице в Facebook опубликовал видеообращение, в котором объяснил, почему журналистам не стоит бояться новых поправок в законе о СМИ.

Глава ведомства начал с самого критикуемого пункта законопроекта – "Введение получения согласия на распространение в СМИ личной, семейной, врачебной, банковской, коммерческой и иных, охраняемых законом тайн". Как пояснил министр, ряд СМИ утверждают, что эта поправка ставит крест на проведение журналистских расследований.

"Эти утверждения стереотипные и в корне неверные. Государство заинтересовано в развитии четвёртой власти, которая помогает в борьбе с различными проявлениями безнравственности и беззакония. Как это соотносится с выделяемой нормой? Дело в том, что понятия банковской, коммерческой, семейной и личной тайны уже описаны в других законодательных актах. Всей перечисленной тайны разглашать нельзя, а значит – публиковать в СМИ без разрешения. По-моему, это логично. Эти тайны защищены законом в большинстве стран мира. Мы не намерены запрещать журналистам публиковать материалы о наличии дорогих авто или недвижимости тех или иных чиновников. Это никак не попадает под все вышеперечисленные тайны. А уж неподобающие поведение чиновников или их родственников – тем более", – сказал он.

В МИК РК успокоили СМИ, отметив: чиновники не смогут скрывать свои трудовые доходы под видом семейной тайны. При этом пояснив, что семейная тайна – это, например, тайна усыновления, и к финансам она никакого отношения не имеет.

В качестве негативного примера бездействия данной поправки Абаев привёл случай с новорождённой девочкой из Жамбылской области, которую семья нашла в сельском туалете.

"Многие помнят новостные выпуски о том, как в Жамбылской области семья нашла в уличном туалете новорождённую девочку. Они её спасли, а позже захотели удочерить. Событие получило широкую огласку, а потенциальных родителей стали показывать на телевизионных экранах. Семья подала заявку на удочерение, но суд им отказал. Вы спросите: почему? Давайте представим: они всё-таки её удочерили, проходит время, девочка подрастёт, и недоброжелатели, узнав лица родителей, расскажут ей, что она найдена в туалете. Скорее всего, в школе или во дворе начнут дразнить. Ужасные для психики ребёнка последствия. Именно по этой причине суд отказал им в удочерении", – рассказал Даурен Абаев.

По словам министра, работники телеканалов могли и не догадываться о том, как повлияли на судьбу ребёнка и потенциальных родителей, однако сделали это.

Вторым пунктом министр разобрал понятие журналистской этики, напомнив, что её принципы звучат так: объективность, законность, достоверность, уважение частной жизни, чести, достоинства граждан. Даурен Абаев обратил внимание, что этот пункт не предполагает наказание за неисполнение вышеперечисленных норм.

"По мнению некоторых представителей СМИ, необходимость прописывать в законодательстве это понятие отсутствует. Мы считаем иначе, и я объясню, почему. Давайте вспомним прошлогодний теракт в Алматы, когда в городе орудовал террорист-одиночка. В считанные минуты после начала преступления поползло огромное количество слухов. Некоторые СМИ поддались этим слухам и опубликовали непроверенную информацию, спровоцировав панику. Силовикам пришлось бросить значительные силы, чтобы проверить информацию, чтобы позже дать опровержение слухам. Это служит наглядным примером непрофессионального подхода. Уверен, принципы журналистской этики послужит ориентиром для всей отрасли", – сообщил глава ведомства.

В-третьих, министр остановился на пункте по увеличению сроков ответа госорганов на запрос СМИ с трёх до 15 дней. Объяснили в министерстве эту норму как необходимость, возникшую вследствие резкого увеличения количества запросов от журналистов. При этом большинство ответов требуют детальной проработки, а ограничение времени заставляет госорганы часто отвечать формально, считает Даурен Абаев.

"Речь не идёт о предоставлении ответов на резонансные случаи. В экстренных случаях правила "золотого часа" для госорганов никто не отменял, и порядок реагирования прописан чёткими внутренними регламентами. Более того, мы сокращаем с трёх до двух дней срок предоставления ответа на запрос, касающийся официальных сообщений. То есть если у журналиста возникли вопросы по поводу заявлений госорганов, то последние обязаны предоставить информацию в течение двух дней", – добавил он.

Четвёртым пунктом в обращении стала тема распространения личных данных несовершеннолетних. По словам министра, норма коснётся лишь детей до 16 лет, совершивших преступления лёгкой и средней тяжести, чтобы дать им шанс исправиться и стать полноценными членами общества. При этом поправка о сокрытии данных не будет распространяться на несовершеннолетних, совершившие тяжкие преступления.

Ещё одним пунктом, который разъяснил министр, стал запрет на анонимность в Сети. В этом случае высказывались мнения, что новая поправка может положить конец свободе самовыражения в интернете.

"Речь идёт о том, что казахстанские интернет-издания должны идентифицировать комментаторов. Позиция некоторых СМИ и общественных организаций по этому вопросу такова, что запрет на анонимность является концом свободы самовыражения в Сети. Наша же позиция иная: идентификация пользователя никак не мешает ему выражать своё мнение, но она внутренне его дисциплинируют. Ведь некоторые пользователи считают, что анонимность позволяет оскорблять на национальной почве, подстрекать к насилию, дезинформировать граждан и так далее. Что будет, если незнакомые люди на улице начнут оскорблять друг друга и разжигать конфликты на разных почвах?" – задался вопросом министр.

Даурен Абаев отметил, что пользователи интернета тоже должны нести ответственность за свои слова. Нововведение несёт за собой функции фильтра, что не должно создать проблем для интернет-порталов.

В последнюю очередь Абаев коснулся вопроса о понятии "пропаганда".

"Ни в одном законодательном акте республики Казахстан не дано определение этому понятию. Мы предлагаем его ввести. Речь идёт о навязывании идей, имеющих негативный оттенок: пропаганда суицида, терроризма, радикальных религиозных взглядов, национальной расовой нетерпимости. Ряд представителей СМИ, в свою очередь, предлагают описать этот термин более детально, более чётко очертить рамки дозволенного. Мы готовы в Парламенте совместно с представителями СМИ и НПО сформировать детальное определение понятию "пропаганда", – заключил министр.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter