Страна, став 13-м участником картеля, по уровню нефтедобычи будет всего лишь четвёртой с конца и сохранит свой статус нетто-импортёра энергоресурсов.

Индонезия, присоединившаяся к ОПЕК в 1962 году, в 2009-м вынуждена была покинуть картель. Тогда взлетевшие цены на нефть и упавшие – при выросшем внутреннем спросе – объёмы добычи превратили Индонезию в чистого импортёра нефти. Выход из ОПЕК также позволил стране сэкономить 2 млн долларов ежегодных членских взносов.

Прецедент повторного вступления в ОПЕК уже был: Эквадор в 1992 году приостановил своё участие в картеле и восстановил его в 2007 году. Однако также повторно присоединившаяся к картелю Индонезия станет в этой организации не только единственной азиатской, но и единственной страной, являющейся нетто-импортёром нефти. Сегодня не менее трети внутреннего спроса Индонезии обеспечивается импортными поставками, из которых свыше четверти приходится на Саудовскую Аравию.

Добыча нефти в Индонезии снижается примерно на 8% в год, а потребление ежегодно увеличивается вдвое. Собственную добычу Индонезия сокращает вот уже 19 лет – с 1,63 млн барр./сутки в 1996 году до 794 тыс. барр./сутки в 2014 году (при плане 818 тыс. барр./сутки). Прогноз добычи нефти и конденсата на 2015 год, в связи с падением цен на нефть, был снижен с 900 тыс. барр./сутки до 825 тыс. барр./сутки.

Таким образом, сейчас производство нефти в Индонезии составляет около 800 тыс. баррелей в сутки. Безусловно, этот показатель ниже, чем у большинства других участников картеля (меньше только у Ливии, Эквадора и Катара), но самый высокий среди стран Юго-Восточной Азии. Доказанные запасы нефти Индонезии в конце прошлого года составляли 3,7 млрд баррелей. Для сравнения, запасы Саудовской Аравии оцениваются в 267 млрд баррелей, России – 103 млрд. Основные месторождения расположены на Суматре – побережье и шельф Малаккского пролива, центральные (Минас) и юго-восточные (Палембанг) районы, а также на северной Яве, восточном Калимантане и в западных районах Ириан-Джая.

Вместе с тем, Индонезия по-прежнему остаётся газовым нетто-экспортёром, занимая (после Катара, Малайзии и Австралии) 4-е место в мире по экспорту сжиженного природного газа. Объём добычи природного газа в Индонезии в 2014 г. составил 74 млрд м3, потребления – 39 млрд м3.

Вхождение Индонезии в ОПЕК приведёт к расширению объёмов добычи картеля, но это чисто техническое увеличение. Дополнительного предложения на рынке не появится, поскольку спрос на энергоресурсы в стране будет только расти. Международное энергетическое агентство (МЭА) прогнозирует, что к 2018 году Индонезия будет покрывать за счёт импорта до 40% внутреннего потребления.

Правительство Индонезии заявило, что повторное вступление в ОПЕК позволит стране получить прямой доступ к долгосрочным прямым контрактам на поставки нефти из стран-членов ОПЕК, стать связующим звеном между производителями и потребителями нефти. Индонезия также надеется привлечь инвестиции организации в стагнирующую нефтяную отрасль страны: геологоразведку, разработку новых месторождений, развитие инфраструктуры.

В частности, заинтересован в присутствии на растущем индонезийском рынке нефтепродуктов и участии в производстве оборудования для этой страны Иран. По информации Reuters, Оман обещал инвестировать 7 млрд долларов в строительство нефтехранилищ, нефтехимического завода и НПЗ. По словам министра экономического развития РФ Алексея Улюкаева, в центре внимания российских бизнес-миссий будут вопросы сотрудничества в торговле сырой нефтью и нефтепродуктами, совместной добычи, переработки нефти и газа, включая строительство НПЗ на территории Индонезии.

Расширяется и сотрудничество с Казахстаном. Представители деловых кругов обеих стран изучают вопросы, связанные с возможным созданием ряда совместных предприятий в областях текстильной, пищевой и фармацевтической промышленности, энергетики и туризма. Планируется открыть совместный завод по производству автомобильных шин. Сырье для колёс – каучук – будет поставлять Индонезия, производство возьмёт на себя Казахстан. Однако насколько эффективными окажутся действия Джакарты по привлечению инвестиций, пока не ясно.

Нехватка инвестиций обусловлена резким падением цен на нефть, снизившим привлекательность сектора нефтедобычи. Джакарта намерена поднять объёмы переработки нефти до 1,73 млн баррелей в день к 2025 году, сейчас этот показатель составляет 1,23 млн баррелей в сутки. Реализация данного плана потребует 23,6 млрд долларов инвестиций. Для сравнения: инвестиции в нефтегазовую промышленность страны в 2015 году составили около 14 млрд долларов.

По информации Bloomberg, Индонезия намерена запустить производство на своём крупном яванском месторождении Banyu Urip и его "младшем брате" – Bukit Tua, что позволит Джакарте в текущем году увеличить добычу на 5% и изменить ситуацию. Правда, ненадолго. Bukit Tua достигнет своей максимальной мощности в 20 тыс. баррелей в день в апреле, а Banyu Urip достигнет производственного пика в 160 тыс. баррелей в сутки к середине года.

Таким образом, Индонезия сможет увеличить объёмы добычи нефти, но это будет не более чем вспышка активности. Аналитики полагают, что уже в следующем году индонезийское производство снова пойдёт на спад, поскольку эти месторождения не способны компенсировать падение добычи на остальных стареющих месторождениях страны. Тем не менее, восстановление Индонезией своего членства в экспортном картеле, безусловно, выгодно для ОПЕК, всемерно пытающейся расширить сферу своего влияния. Картель может использовать роль Индонезии не столько на нефтяном рынке Азии, сколько на глобальном газовом рынке в качестве поставщика СПГ.

Следует отметить, что возвращение Индонезии в картель произошло на фоне заявлений Венесуэлы и Алжира о возможности их выхода из ОПЕК в случае, если Саудовская Аравия и дальше будет игнорировать просьбы о переходе к более высоким ценам. Однако аналитики полагают, что и Венесуэла, и Алжир пока не покинут организацию, поскольку "все ещё верят в будущее, если группа примет решение о повышении цен и сократит производство".

И это понятно. Проще просто поддерживать ОПЕК жизнеспособной структурой, чем распустить её и потерять основной канал связи между странами, финансовая ситуация в которых во многом зависит от нефтяных доходов. Здесь можно согласиться с бывшим генеральным секретарём ОПЕК Аднан Шихаб-Элдином (Кувейт), заявившем, что "ОПЕК будет необходима в будущем гораздо больше, чем в настоящем или прошлом, для координации производства и сохранения доли производства".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter