За два зимних месяца сразу три независимые театральные площадки в Алматы обзавелись спектаклями по "Гамлету": шекспировский текст адаптировали ARTиШОК и "Жас Сахна", пьесу Джеймса Костелло "Гамлет и Тузенбах в чистилище" поставили в "Трансформе".


Мажор Гамлет и келинка Офелия. Какой подтекст в постановке Шекспира в театре АРТиШОК?


Не хочется говорить о том, что у "Гамлета" Галины Пьяновой есть конкретный местный острополитический контекст, "Гамлет" в театре "Жас Сахна" в постановке Барзу Абдураззакова несёт этнический мотив, "Гамлет и Тузенбах" Кати Дзвоник – вообще абсурдистский спин-офф классической трагедии – это будет всего лишь разговор о продукте.

Важнее здесь другой вопрос – вопрос выбора материала. В разное время режиссёры обращались к образу Гамлета по разным причинам, и очевидно, что "гамлетизация" казахстанских театров – это не просто так. Даже если это вышло несознательно.

Мигрирующие журавли как символ года

Гамлет как персонаж – это символ прокрастинации и разложения. Это иллюстрация того, как молодые, образованные, интеллектуальные и потенциально сильные люди становятся слабыми под давлением обстоятельств. И выход из этих обстоятельств есть один: бежать. Либо за границу, либо внутрь себя.

Только если Гертруда говорит Гамлету остаться и "не ездить в Виттенберг", то казахстанские власти утверждают символом "Года молодёжи" в стране косяк мигрирующих журавлей. Во-первых, они выглядят как бумажные самолётики, во-вторых, в казахском фольклоре журавль был символом бесполезности и безрассудства (об этом в своем "Фейсбуке", к примеру, пишет политолог Бахытжан Бухарбай), в-третьих – да что это за месседж вообще?

И ещё интереснее содержания логотипа – способ его продвижения. Ну, то есть, ничего нового, конечно, сплошной диктат сверху: с начала недели государственные организации и их сотрудники ставят эти пестрые крыла себе на аватары в социальных сетях. Разумеется, это не происходит добровольно, об этом настоятельно просят всевозможные "месткомы" – локальные ответственные за внедрение государственной политики в учреждениях.


Читайте также:

Студентов заставляют сменить аватарки в соцсетях на логотип Года молодёжи – МИСК


Молодёжная информационная служба Казахстана в своих аккаунтах сообщила, что на утро четверга количество логотипов в профилях молодых казахстанцев выросло до тридцати пяти тысяч (накануне вечером их было около трех сотен). И МИСК же призывает сообщать о случаях, когда размещение картинок и хэштегов становится насильственным – студентам, к примеру, угрожают отчислением или занижением баллов за отказ.

Чем грозят молодым театральным артистам и грозят ли вообще или просто настаивают – я не знаю. Но число постов в ленте на этой неделе зашкаливает. Кто-то молча размещает фотографии с мероприятий к открытию "Года молодежи", кто-то честно пишет: меняю аватар, но принудительно. При этом нет ощущения, что и те, и другие поступают по совести, просто кто-то афиширует свою с ней сделку, а кто-то – нет.

Быть или казаться?

Гамлетовскую рефлексию на своих страницах продолжают и те, кого приказ сверху не коснулся, но мог бы. Однако рефлексия – это все-таки не про "быть или не быть", а про "быть или казаться". И получается, что больше про второе, про "казаться": можно сколько угодно возмущаться положению дел, только в условиях, когда мы не движемся дальше слов, ничего не может измениться.

Молодое поколение в Казахстане находится в кризисе. Часть его подчиняется привыкшему жить по-старому поколению предыдущему, часть стремится в будущее, не понимая ещё, каким образом его пересмотреть и переоценить. И первых, и вторых легко узнать в соцсетях: одни аватар сменили, другие написали, почему этого делать не будут. Но кажется, рассержены и те, и другие.

Другое дело, что эти "сердитые птицы" (у некоторых журавли "Года молодёжи" просто сменили предыдущего пернатого, беркута "Рухани жангыру"), как водится на птичьих базарах, ничего внятного произвести не могут, кроме отходов собственной жизнедеятельности. Впрочем, и они вполне могут приносить пользу, только уже другим, более высокоорганизованным формам жизни.

"Век расшатался", - говорит Гамлет в первом акте трагедии, и добавляет, что должен восстановить равновесие. Но не может, его всё время сдерживают побочные факторы. Принц Датский, если вы вдруг забыли, плохо кончил. Да и королевство в конце концов захватил наследный принц Норвегии Фортинбрас.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter