Новейшая история Казахстана как шекспировская трагедия. Независимый казахстанский театр АРТиШОК представил Гамлета как высказывание о политической и социальной ситуации в Казахстане.

Сюжет вечной пьесы в очередной раз доказал свою универсальность и очень органично лёг на наши реалии. Причём это ни в коем случае не прямая адапатация и "оказахивание", несмотря на то, что Офелия появляется в наряде келинки, а Гамлет и Лаэрт по-пацански устраивают разборки в традиционных чапанах и айыр калпаках. В окончательной версии спектакля, которую представили зрителю, постановщики всё-таки сняли с Офелии костюм келинки.

Режиссёр Галина Пьянова сохранила аутентичность действий пьесы и текста, лишь облекла её в мрачноватую, сюрреалистичную форму, сплошь пронизанную отсылками к современному Казахстану.


Фото Алмаза Толеке

Зритель может увидеть в героях намёки на персонажей из казахстанской политики. Так, королева Гертруда с узнаваемой причёской с мягкими локонами и в очках, стоящая в тумане в сверкающем платье, сгорбившись, исполняет арию из "Призрака оперы". Сцена вычурно-пугающая, напоминающая фильмы Дэвида Линча.


Фото Алмаза Толеке

Старший Гамлет, король, появляется здесь на характерных портретах, в видениях Гамлета в каноничных и узнаваемых позах и говорит с лёгким казахским акцентом. Это персонификация образов с плакатов и экранов. "Такой король! Как светлый Аполлон", – с завыванием, похожим на рыдание на казахских похоронах, произносит Чингиз Капин, исполняющий роль Гамлета.

Ассоциации, которые вызывают персонажи, похожие на вполне реальных людей, режиссёр Галина Пьянова не подтверждает, но и не опровергает. Неоднозначность и образность дают зрителю возможность самому решить для себя: кого он видит.

"Конечно, мы думаем о том, в какой истории мы сейчас существуем, поэтому нет персонализации, потому что, да не дай бог. Потому что не хотелось бы накаркать и ничего такого. Поэтому это абсолютно ассоциативные моменты", – говорит Галина Пьянова.


Фото Алмаза Толеке

Образ принца Гамлета здесь сознательно лишён романтизации, он скорее напоминает растерянного, избалованного мажора, обозлённого и беспрестанно пьющего, и в результате чего отчасти его и посещает видение в виде призрака отца.

Гамлет здесь ищет правду скорее ради решения своих собственных проблем, нежели ради справедливости. Зритель может увидеть в этом Гамлете прямую отсылку к реальному персонажу, но также его можно воспринимать как собирательный образ современного молодого казахстанца.


Фото Алмаза Толеке

Сцена в этом спектакле разделена прозрачной перегородкой. Она как экран, в котором словно искажённые затуманенным сознанием, мелькают образы, которые регулярно транслируют казахстанскому зрителю с государственных каналов.

За перегородкой ещё один узнаваемый персонаж в костюме и с парадной улыбкой объявляет День всех святых национальным праздником "нашего светского и суверенного королевства", за ней же происходит "несанкционированный митинг в королевстве Эльсинор". Несмотря на бредовость, образы за стеклом считываются сразу и безошибочно.


Фото Алмаза Толеке

"Не было задачи адаптировать, – говорит Галина Пьянова. – В основном у людей очень сильно резонирует спектакль, потому что этот сюжет очень похож на то, что происходит у нас. Этот страшный сюжет "Гамлета" действительно похож на нас. Когда весной я взяла почитать Шекспира в очередной раз, так как это прекрасная пьеса, лучше для театра ничего не написано, я просто смеялась в ужасе. Такой был абсурдный смех. И мы читали пьесу в театре, пять часов. И мы поняли, что каждая фраза попадает в нашу ситуацию так, будто это написано про нас. Поэтому специальной адаптации и мысли о том, чтобы осовременить не было".


Фото Алмаза Толеке

Пока на переднем плане сцены разворачиваются трагические события, за стеклом беспрестанно идут различные празднования, чествования, инаугурации, читаются помпезные речи и поются песни.

"Бесконечные праздники на фоне того, что все ощущаем перспективу с ужасом, потому что мы не имеем ответов. Страшно там, где нет ответов. Когда ты знаешь, что будет так или будет так, то у тебя есть право выбора: я буду существовать так или я буду действовать так. Но когда ты не знаешь, что будет послезавтра, становится страшно. Это тоже похоже на пьесу "Гамлет": нет ответов, поэтому мы все немного как призраки", – говорит Галина Пьянова.

Режиссёр говорит, что для неё Гамлет – это ещё и история о том, что люди, находящиеся у верхушки, имеют большую зону ответственности, они не должны забываться и поддаваться личным страстям.

"Я сейчас говорю о пьесе "Гамлет". Пока люди занимались страстями – новый король, королева, принц, часть элиты уехала во Францию, как Лаэрт, кто-то поехал в Англию. Молодёжь вся учится в Англии и во Франции. В этот момент входит королевич Фортинбрас, Дания легко оккупируется норвежцами, потому что вверху никого не оказалось", – говорит Галина.


Фото Марины Константиновой

В спектакле тревоги и рефлексия режиссёра о судьбах страны проявляются также в мелькнувшем флаге Китая в конце постановки.

Как обозначил сам "АРТиШОК" этот Гамлет "это попытка театра найти своё место в системе координат: государство – личность. После трагических событий лета многие казахстанцы, может быть впервые, задали абсолютно гамлетовский вопрос "Быть или не быть?". Здесь многоточие. Ответы не опубликованы".

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter