В 2008 году, когда по миру прокатился кризис ликвидности, а наша страна пережила нежданную для большинства девальвацию, впервые стало очевидно, что единственным источником дохода для государства станет человек, а точнее, изъятие у него любыми способами денежных средств, которые он получил от государства.

Многие посчитали это утверждение ошибочным. Нефть уверенно шла вверх, контрциклические меры давали первые результаты, льдина под названием "Казахстан" чистилась. Правда, особо наблюдательным уже тогда стало понятно, что ни Новый, ни Старый свет далее терпеть такие высокие цены на ресурсы не намерены. Плюс остро встал вопрос о сохранении экологии целой планеты и спасения от угрозы всемирного потепления, а значит, главный источник парниковых газов – нефть, а также уголь, – будут убирать из обращения. Тогда же говорилось, что девальвация 2008 года не последняя, и исходя из политики государства, тенге придётся обесценивать более серьёзно уже через 5-7 лет.

Мы слишком много и неэффективно тратили и раньше, но после 2008 года ситуация только ухудшилась. Катастрофически начал расти класс неэффективно занятых и иждивенцев, тогда как объём продуктивной рабочей силы начал сокращался. Так, из 3,5 миллионов официально занятых меньше миллиона формируют добавленную стоимость, остальные паразитируют на финансовых потоках, будь то квазигосударственный сектор или предприниматели, которые обналичивают налоговые преференции. О росте неэффективной бюджетной сферы и говорить не приходится. Количество полицейских, прокуроров, налоговиков и прочей государевой службы требовало всё больше трат. И вот в 2014 году прогнозы сбылись. Нефть резко пошла вниз, а следовательно, доходы государства начали снижаться, по самым скромным подсчётам – почти в два раза. Но расходы только увеличились.

Сегодня рост экономики спонсирует государство. И не только номинальный, когда показывают рост ВВП в тенге, не замечая, что в долларах он упал вдвое, но и фактический.

Финансовый источник программ, главный заказчик, главный инвестор – государство, и конца и края этому нет. Все экономисты во власти утверждают, что нужно только усиливать роль государства в экономике, продвигая кейнсианскую модель. Бойкотируется идея приватизации, которую озвучил Президент в "100 шагах", бойкотируется на всех уровнях. Кто-то говорит "не время", кто-то говорит, что не место.

Даже "СК-Фармация", занимающаяся закупкой лекарств для государственных нужд, считает приватизацию недопустимой. Председатель правления этой тоошки со стопроцентным участием государства Нуржан Алибаев прямо так и сказал, что нельзя допускать перехода монополии, которая обеспечивает бесплатными лекарствами население страны, в частные руки. И это на фоне внедрения страховой медицины, которая априори против монополии предложения и в идеале приведёт к конкуренции медицинских учреждений за клиента.

При этом нужно помнить, за чей счёт банкет. За счёт нефтяной ренты и изъятий перераспределённой прибыли. Растут налоги, акцизы и штрафы. При этом не растут доходы населения. Ни пенсии, ни зарплаты, ни пособия толком не поднимались с того самого 2008 года. Более того, наблюдается сокращение рабочих мест в реальном секторе экономики, а по тем местам, что остаются, расходы секвестрируются.

Таким образом, мы видим, что государство изымает у населения всё больше, а отдаёт всё меньше, завязнув в программах развития.

Так, штрафы из карательных мер превращаются в источник пополнения бюджета. Конечно, это скрывается, но очевидное уже настолько вероятно, что за фиговым листом заботы о народе не спрячешься.

Вот, смотрите: полицейские на полном серьёзе заявляют, что выяснили, кто виноват в загрязнении воздуха в Алматы. Пишут: выявили более 27 тысяч нарушений норм выбросов вредных веществ, из которых более 19 тысяч приходятся на иногородний транспорт. Нарушители природоохранного законодательства пополнят бюджет почти на 139 млн тенге. Но это предлог. Полицейские подсчитали общее количество штрафов за нарушение ПДД – с начала 2016 года выявлено 638 тысяч 817 нарушений и наложено штрафов на сумму более 2 миллиардов тенге, это с учётом высокой коррупционной ренты и фрагментарного контроля за территорией. Если включат все камеры и будут выписывать все штрафы, например, за пересечение перекрёстка, Алматы погрязнет в долгах, которые к тому же надо изымать.

Известно, что штрафы у нас платить не любят, как и налоги, а значит, перед тем как начать выписывать такие объёмы, чтобы бюджет почувствовал, нужен механизм эффективного изъятия. Как это сделать, уже придумали: в скором времени планируют попросту не выпускать должников за черту города. Более 200 тысяч автомобилей, въезжающие в город плюс личный автотранспорт горожан – прекрасный источник дофинансирования бюджета. При этом некоторые депутаты и общественные деятели поняли, что натворили, сделав штрафы высокими, но уже поздно. Государство почувствовало вкус денег и не выпустит из рук такой источник.

Не стоит ждать оптимизации государственного аппарата. Мы наблюдаем фантастическую глубину проникновения государства во все сектора экономики, включая даже те, которые могут быть конкурентными и не нуждаются в поддержке, но являются прекрасным генератором наличных и позволяют пристроиться нужным людям.

Скоро вокруг будет одно сплошное государство! Вот только деньги быстро заканчиваются, а новых взять будет негде. Ведь перед тем как что-то изъять, нужно что-то дать, а у нас с этим уже проблемы.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter