О том, что спорно-амбициозный проект преобразования Заилийского Алатау в окрестностях южной столицы нужно приостановить, заговорили в правящей партии "Нур Отан".

Однако памятник в данном случае если кому и ставить, то не партийным функционерам, и не активистам-противистам. И даже не рядовым любителям гор, глухой интернет-ропот которых сопровождал проектирование горного курорта с самого начала. Природу из беды выручил аргумент, который был бы абсолютно бессилен ещё пару лет назад. Кризис. Вот истинный спаситель, выручивший из беды урочище Кок-Жайляу и вышележащие склоны Кумбеля.

О том, что с проектом возникают сложности, можно было понять ещё летом, поднявшись по тропе к будущей строительной площадке. Над Кок-Жайляу лежала тишина, нехарактерная для начального этапа масштабного строительства. При этом шум внизу не думал утихать – активисты нападали на инициаторов в Интернете, а инициаторы - на активистов в подконтрольных СМИ.

Как это ни парадоксально прозвучит, но кризис, по крайней мере, у нас в Республике, это наиболее благоприятное время для нормального и адекватного существования окружающей среды.

Будь то природа или исторический центр какого-нибудь города. Когда в руках нет денег, руки не чешутся. В этом смысле показателен период полураспада, который пришёлся на 90-е годы. В такой безопасности и первозданности, так покойно и вольно, как в начале тысячелетия, природа в Казахстане не чувствовала себя много десятилетий. Это были времена подлинного возрождения.  Горные тропы Тянь-Шаня затягивались травой, а по пустыням Прибалхашья запросто бегали размножившиеся джейраны.

Мало кто помнит про аналогичный кок-жайляусскому прецедент чудесного спасения кризисом ещё одного природного уголка Заилийского Алатау. Под конец прошлого века уже существовал подобный проект – не менее масштабный по решениям и более разрушительный для природы. Строительство аналогичного горнолыжного комплекса в верховьях Тургени, где сохранились большие массивы реликтовых ельников. Тогда строительство началось без всенародных протестов. Интернета не было, а большинство граждан было озабочено собственным выживанием. О том проекте (в котором также принимали участие некие "европейские партнёры") ещё напоминают полуоплывшие куски дороги на левых истоках реки. В тот раз природу также выручил кризис.

И вот – опять тот же избавитель. Слава кризису?

Кстати, приостановка промышленного строительства в урочище Кок-Жайляу станет своеобразным тестом для рядовых "любителей природы". Дело в том, что за массовыми активистами, одной из форм протеста которых были странноватые пикники на Кок-Жайляу, по проторённой тропе потянулись массовые отдыхающие. А это, как показывает практика, зло не меньшее, чем бульдозеры и бензопилы.

От превращения горного плато в мусорную зону массового отдыха (что вообще-то характерно для привычного общения с природой наших граждан – об этом я уже говорил в материале "Об особенностях национального отдыха") спасает пока что его относительная недоступность для проезда автотранспорта. Дорога наверх со стороны Большой Алматинки, по Казачке, хотя и существует, но всё ещё прикрыта шлагбаумом, да и качество её непреодолимо для рядовых любителей. Но это – пока.

Дело в том, что наши природные парки, которые по определению должны защищать природу от чрезмерной нагрузки, более заинтересованы как раз в обратном. Ведь они, по собственной природе, являются  ещё и выгодными коммерческими предприятиями. Ведь для того чтобы данная экономическая модель работала с наибольшей отдачей, нужно совсем немного. Построить хорошие дороги и перегородить их в нужных местах шлагбаумами. Что, собственно, и делается в окружающих Алматы ущельях Заилийского Алатау.

А построить вместо фешенебельного курорта сносную дорогу до Кок-Жайляу  возможно даже в кризисные времена. Но по последствиям это будет не менее разрушительно и пагубно для этого более-менее первозданного уголка природы, находящегося в опасной близости от мегаполиса. Кризис, несмотря на его благость для окружающей среды, – это всё же не панацея, а лишь время на размышления.

И кризис не вечен. Когда же  доллары от подорожавшей нефти вновь наполнят жизнью планы по коммерческому преобразованию окружающей нас среды, выяснится, что подходы-то не изменились. Придут ли те же люди или уже другие – природе от того легче не станет. И как бы мне ни хотелось, чтобы этот прогноз оказался неточным, оптимизма в данной области с годами не прибавляется.

Но если, паче чаяния, Казахстан действительно вознамерится, не разрушая природы, развивать туризм, то решения - на поверхности. Первым делом необходимо как можно скорее вывести всю природоохранную деятельность из тени. И взять, наконец, единственно правильный курс на культивацию таких экологичных и природосберегающиих видов отдыха как пеший, велосипедный или конный туризм. Без жертв, конечно, не обойтись – за бортом массового отдыха может остаться значительное число хороших людей с наиболее толстыми кошельками. Ну да они не пропадут.

В противном же случае, через несколько лет "освоения" наши территории просто перестанут привлекать истинных любителей природы. Ввиду её полного отсутствия. Чтобы избежать этого, достаточно было бы просто провозгласить все природные парки зоной свободной от автомобилей и объявить полный запрет в них на торговлю и общепит. Одно это уже избавит природу от наплыва наиболее вредоносных посетителей.

Но это – в плане мечты. Понятно, что в стране, где "охрана природы" давно превратилась в прибыльный и, судя по отсутствию перемен, коррумпированный вид бизнеса, простыми призывами можно вызвать разве что улыбку.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter