Идею эту автор почерпнул из заявления министра здравоохранения Литвы, социал-демократа Риманте Шалашявичюте, сделанного 14 августа 2014 года. "Эвтаназия может быть полезна для бедных людей, которые не могут себе позволить поддерживающее лечение", – сказала госпожа-"министерша".

Неимущим полезно помереть

При этом она пояснила, что Литва не является социальным государством с доступной для всех терапией при серьёзных заболеваниях. Потому эвтаназия может быть выходом для малоимущих, которые не могут оплатить сложное лечение и особый уход. "Этим бедняки могут избавить своих родственников от необходимости наблюдать за их страданиями".

Минздрав Литвы предложил малоимущему населению воспользоваться эвтаназией, "если у бедняков нет денег на медицинскую помощь". Высказывались также мысли, что литовский закон об эвтаназии может помочь европейской Литве решить вопрос с тысячами бомжей, живущих на территории страны, с малоимущими, неспособными заплатить за лечение и с тяжелобольными, лечение которых является очень дорогим и так далее.

Риманте же пошла и ещё дальше, предложив разрешить эвтаназию для детей. Она напомнила, что это было разрешено в Бельгии после продолжительных общественных дискуссий. Причём интересно, что парламентское большинство сторонников эвтаназии в этой стране (86 против 44 голосов) для того чтобы протащить закон об убийстве больной детворы, пошло на крайние меры, выкрутив руки тамошнему королю. В своё время предыдущий монарх отказался подписать закон об абортах. За что был депутатским большинством объявлен недееспособным. Правда, всего лишь на два дня. Однако этого хватило: чтобы избежать такого же политического кризиса в стране, которым пригрозило "эвтаназийное" лобби, ныне действующий король с первого подхода подписал документ о разрешении эвтаназии без возрастных ограничений для убиваемых пациентов. Такую настырность парламентариев можно объяснить лишь чрезвычайной заботой о здоровье нации. Столь же сильной, наверное, как в нацистской Германии, где в своё время было уничтожено более 200 тысяч детей с физическими недостатками и психическими заболеваниями. Мол, чтоб сами не мучились и не портили генофонда.

В Литве же прямолинейные высказывания министра здравоохранения вызвали такой скандал, что в итоге даже и сама эта чиновница воздержалась от подписания документа, разрешающего применение эвтаназии в отношении детей.

Уйду из жизни, чтоб не быть обузой

В Казахстане пока эвтаназия вообще запрещена вне зависимости от возраста граждан, могущих подвергаться этой процедуре. И закона о гипотетической возможности её разрешения нет ещё и в проекте. Хотя время обсуждать целесообразность принятия такого законодательного акта, похоже, назрело. Ибо впервые в истории РК в медицинское учреждение обратилась гражданка Казахстана с официальной просьбой подвергнуть её процедуре эвтаназии.

Инвалид I группы Галина Бочкарёва добровольно хочет уйти из жизни, потому что считает себя обузой для родственников. Девушка ощущает себя никому не нужной, так как, по её словам, близкие не оказывают ей необходимого внимания, врачи перестали её навещать, и она вынуждена сидеть в четырёх стенах третий месяц, не имея возможности даже бывать на прогулках. Правда, врачи и близкие девушки уверяют, что оказывают ей всё требуемое внимание, что Галине предоставляется весь перечень гарантированной бесплатной медицинской помощи, и на учёте в поликлинике девушка состоит с самого детства. Тем не менее уже три года как она одержима желанием расстаться с жизнью.

Галина – первый гражданин РК, кто официально попросил родное государство помочь умереть. Однако она, наверняка, не единственный человек в стране, кто нуждается в такой, с позволения сказать, услуге. Хотя такой статистики и нет, но, скорее всего, количество дееспособных людей, активно желающих уйти из жизни по причине того или иного неизлечимого заболевания, обычно связанного с чудовищными болями, постоянного одиночества, невыносимой нескончаемой депрессии или по другим мотивам, может исчисляться сотнями, а то и тысячами в одной лишь южной столице. Не менее того может быть и количество недееспособных граждан, годами влачащих растительную жизнь. Немало в Казахстане и детей, страдающих от неизлечимых, причиняющих им физические и нравственные страдания болезней.

Каждому человеку – хорошую смерть

Поддержание жизни всех этих категорий граждан на некоем приемлемом уровне требует огромных средств и титанических усилий системы здравоохранения. Поэтому искушение одним махом решить проблему, введя институт эвтаназии, может быть очень сильным. Тем более что многие страны, называющие себя цивилизованными, уже узаконили "хорошую смерть". Например, та же Калифорния стала шестым штатом в США, принявшим закон об эвтаназии. Даже Германия, для которой эта проблема выглядит особенно щекотливой из-за имевших место в её истории массовых казней "неполноценного населения" во времена нацизма, также решилась внедрить институт эвтаназии.

В Британии, правда, палата лордов при поддержке тогдашнего премьера Дэвида Кэмерона "забодала" проект закона об эвтаназии. Но в связи со сменой главы кабмина трудно сказать, что будет с этим вопросом дальше. Между тем сильнее всех продвинулась, как уже упоминалось, Бельгия, принявшая закон об убийстве больных детей. Однако Литва едва не обошла лидера, попытавшись, хоть пока и тщетно, определить контингент граждан, для которых эвтаназия станет благом, с привязкой к их социальному статусу.

Конечно, каждому человеку хочется прожить долго и счастливо, избежав всяких серьёзных и тяжёлых болезней и умереть без мук и страданий. Бурное развитие медицинской практики, позволяющее чем дальше тем больше буквально творить чудеса, может когда-нибудь обеспечить реализацию первой части этой извечной мечты человечества. Паллиативная же медицина – ныне одна из ведущих отраслей здравоохранения в развитых странах. Здесь людям с неизлечимыми заболеваниями оказывается всемерная и действенная помощь, чтобы они как можно меньше страдали и как можно лучше прожили оставшееся им время.

Суицидальные туры

Однако при этом число граждан, готовых в той или иной ситуации, неприемлемой в их представлении для продолжения жизни, обдуманно прибегнуть к суициду или услугам института эвтаназии, отнюдь не уменьшается. А даже растёт. Просто они хотят умереть быстро и легко, не создавая проблем окружающим и самим себе. Лично я тоже отношу себя к числу таких людей. И поэтому я – за введение эвтаназии. Но только в тех странах, в которых уровень развития здравоохранения и паллиативной помощи настолько высок, что позволяет человеку сделать выбор между долгой "хорошей" жизнью и быстрой "хорошей" смертью. Где дикая мысль убивать неимущих граждан, чтобы устранить бедность и решить социальные проблемы государства, не может даже присниться в кошмарном сне. Где высочайшие нравственные устои общества и совершенное законодательство не оставляют ни малейшей возможности для использования эвтаназии в любых иных целях, кроме тех, что декларирует сама суть этой идеи.

Увы, по всем этим и иным параметрам принятие в Казахстане закона, разрешающего эвтаназию, недопустимо.

Поэтому в моей похоронной заначке, которую я начал формировать несколько лет назад, предусмотрены затраты на турпоездку в страну, в которой институт эвтаназии действует давно и эффективно. А также на оплату упомянутой услуги и моего возврата на родину уже в качестве "груза 200".

Кстати, сам факт существования в мире "суицидального туризма" противоречит одному из главных принципов института эвтаназии – недопустимости коммерческого его использования. Но что делать – в мире нет ничего совершенного.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter