Джордано Бруно говорил: Вселенная не имеет центра, а звёзды – далёкие солнца, вокруг которых вращаются планеты и луны. Так он наметил основные положения современной космологии. Потом его сожгли на костре. Ересь – это безнравственно. Сейчас слышать и осознавать подобное - дикость, но шел 1600 год, мы выживали, как могли. И в нормы морали и нравственности современника Бруно просто не укладывался такой поворот сюжета. Солнце не вращается вокруг Земли, ишь ты. Еще скажите, что бога нет.


Читайте также:
Почему люди боятся будущего?


США, наши дни. После громкого скандала, который нет нужды пересказывать, Кевина Спейси буквально стирают из фильма. Клеймо безнравственности пожирает все, что он создал. Его больше нигде не снимают и не снимут. Одновременно не менее громко рушится карьера Харви Вайнштейна: больше он не будет продюсировать кино, нового Тарантино не появится (даже старый открестился от дружбы с продюсером). И всё потому, что нельзя распахивать халат, когда тебя не просят.

Недалекое прошлое, Франция. В редакцию журнала “Шарли Эбдо” врываются вооруженные люди. Карикатуристы расстреляны в упор прямо на рабочих местах в доказательство того, что ислам – мирная религия. В соцсетях рефреном звучит: рисовать можно, убивать нельзя. Но спустя еще несколько лет именно эта либеральная общественность набросится на харассеров. Мне возразят: это же совсем другая история, не путай тёплое с мягким! На самом деле – нет. Исламисты пришли уничтожить журналистов физически. Прогрессивная либеральная общественность поступает куда более изощренно: уничтожает даже память о “врагах народа”. Ничего не напоминает?

И у нас в Казахстане за примерами далеко ходить не надо. Помните “желтоксановцев”, помните человека с седой прядью в волосах, который говорил на камеру о том, что нужно сделать, чтобы очистить казахстанское общество от “скверны”? Тёмная улица, сборище людей (сейчас, кажется, они из инфополя пропали), которые пришли убивать во имя нравственности и морали. Помните?


Читайте также:
"Консерватизм – защитная реакция перед большими переменами". Что нам показал феномен Байзаковой?


Это происходит здесь и сейчас. И если в случае с конфликтом на углу Пушкина-Курмангазы был хоть мало-мальски формальный повод возмутиться: некий продукт интеллектуального труда, “обижающий” представителей энных сословий и социальных классов был выставлен публично (насколько публично – это второй вопрос, а где берутся эти борцы против всего плохого – третий). То в случае с Айжан Байзаковой (тамада хороший и конкурсы интересные) всё происходило в закрытом помещении с согласия всех действующих лиц. Совершеннолетних, обладающих правом выбора хозяев своих тел и своих жизней. Но нет. Казашки, говорили комментаторы в соцсетях, не могут вести себя так. Не имеют права.

Новый сборник рассказов Сорокина, называется он “Белый квадрат”, открывается короткой новеллой под названием “Красный рёв”. В двух словах: Советский Союз, юноша однажды встречает странного человека, который заявляет, будто всё кругом пропитано каким-то “красным рёвом”, что управляет людьми и страной. Проходят годы, перед смертью главный герой оказывается на Красной площади и видит посреди нее пирамиду, излучающую этот самый красный рёв. Это пропаганда. Промывание мозгов. Унификация. Нужно верить в комсомол. В светлое будущее. В Бога. В нормы морали и нравственности. В свободу. В то, что тот, кто не с нами – тот против нас.

Искусство безнравственно. Подцензурное, удобное искусство – суррогат. Вы видели это в Советском Союзе. Интеллектуальный труд не имеет моральных границ. У меня есть друг, у него врождённое косолапие в тяжелой форме. Он не смог бы ходить, кабы не существовало аппарата Илизарова. А аппарат Илизарова появился благодаря доктору Менгеле, Ангелу Смерти. Память неприкосновенна. То, что было – было. Нужно извлекать уроки, пытаться не повторять ошибки, но нельзя делать вид, будто чего-то никогда не существовало. Это путь в никуда. Продукт интеллектуального труда и личные качества автора - две разные вещи. Сгребать всё в одну кучу – сжигать историю.


Читайте также:
Кому интересен юбилей комсомола? Мне нет


Но самое страшное не в этом. “Шарли” оскорбили религию, “Хавас” оскорбили религию. Оскорблять - плохо. Вайнштейн виновен, его вина формализована*, и он должен получить суровое и справедливое наказание, но в соответствии с законами страны, в которой он жил. Менгеле – зверь в человеческом обличье, у этого есть доказательства. Аппарат Илизарова придумали бы и без него, оно того не стоило. Всё правильно. Никаких претензий.

Страшно становится за будущее своих детей, за будущее друзей с "не такой" ориентацией или людей, которые выражают себя как-то по-особенному, когда толпа перестаёт испытывать потребность в доказательствах. Люди, которые собрались на площади, где вот-вот сожгут Джордано Бруно, не хотят знать, как устроен космос, им не нужна никакая правда, им не нужно, чтобы кто-то доказал, что Бруно – еретик. И комментаторам на Facebook это тоже не нужно.

Вчера Галина Викторовна Тимченко написала на своей странице о том, что Иван Колпаков временно отстранен от должности главного редактора “Медузы” из-за "неподобающего поведения". Нормальная реакция – ждать, когда станут известны факты. Пусть Иван и не выглядит как человек, который мог позволить себе что-то аморальное, факты скажут сами за себя. Но если внутреннее расследование покажет, что он виновен, тогда и можно будет делать выводы. Но нет. Хлеба и зрелищ! Дать в морду, казнить, распять! При этом не понимая, что же там на самом деле произошло.

*согласно информации из некоторых источников вина Вайнштейна по крайней мере по одному из эпизодов в суде доказана не была. Однако этот пример не перестает быть наиболее подходящей иллюстрацией к обсуждаемому вопросу. Обвинений огромное количество, в делах есть подробности, свидетельства и так далее, некий материал, который предстоит проверить суду.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter