Миф о том, что архитектор – высокооплачиваемая профессия, не подтверждается полевыми исследованиями

Архитектор Айдар Ергали признаётся в любви к своей профессии.

Сегодня День архитектора. Поздравляю всех коллег и хочу рассказать немного всем остальным об этой профессии.
 
Итак представим, что ваш отпрыск, насмотревшись красивых картинок в журналах, решил стать архитектором. Первым делом попробуйте его отговорить. Я приведу вам аргументы, если они не сработают, рекомендую для пущей убедительности даже прибегнуть к некоторому физическому воздействию.
 
Если он хочет заработать денег, то есть миллион способов сделать это намного более эффективно. В мире существует миф о том, что архитектор – это высокооплачиваемая профессия, что никак не подтверждается полевыми исследованиями. Причём практически везде в мире, не только в наших специфических реалиях. Конечно, что-то зарабатывать он будет, он же всё-таки будет отвечать за чьи-то деньги, причём немалые, возможно даже миллионы долларов, может даже сотни миллионов. Что-то же от этих сумм должно ему перепадать? Но, не вдаваясь в подробности, скажу, что вероятность того, что он, потратив на образование и опыт полжизни, будет зарабатывать столько же, сколько зарабатывает успешный таксист, перевешивает вероятность заработка какой-нибудь относительно (не сильно) известной Instagram-дивы раз эдак в шестьсот двадцать семь. Про неуспешных таксистов даже вспоминать не будем, дабы не омрачать этот светлый праздник.
 
Существование же архитекторов-миллионеров, конечно, тоже возможно. Примерно так же, как существование йети – многие о них говорят, но никто их в глаза не видел.
 
Если он хочет заниматься творчеством, то есть миллион способов делать это намного проще. Творчество в этой профессии тоже, конечно, имеет место быть. Ну, это же "застывшая музыка" и всё такое. Но примерно 1,75%. Это когда ты в самом начале готовишь заказчику красивую картинку и сногсшибательное объёмно-планировочное и даже образное, так сказать, решение. Я сам очень люблю этот трогательный момент. Он упоительный, как первая любовь. Ощущаешь себя эдакой Захой Хадид. Умным, продвинутым и неотразимым.
 
На этом, правда, прекрасная часть творчества, как правило, заканчивается. Если, конечно, заказчик это оценит, и его, отпрыска, творческий порыв сразу начнёт обретать перспективы монетизации. Чаще, правда, бывает, что монетизация по разным причинам как-то не очень обрисовывается, и нужен ещё один прекрасный порыв, потом ещё, и ещё, и в конце-концов первая любовь как-то незаметно превращается в бесконечный механический секс без оргазма и вообще без всякого смысла этим заниматься.
 
Но предположим, что ему всё-таки уже аплодируют и обещают озолотить (так тоже бывает, не будем сгущать краски), и у него осталась какая-то творческая энергия. Вот она ему очень пригодится, чтобы в будущем, когда "я художник, я так вижу" уже никого не интересует, тому же заказчику, который к этому моменту его уже люто ненавидит, в бесчисленный раз придумывать оправдания того, почему все сроки прошли, строители начинают простаивать, а он ещё не успел выгнать чертежи, вернее какие-то сотые к ним изменения, потому что воздуховод оказался не таким, как он его представлял, и никак не хочет пролезть в монтажный проём, который никак не расширить, потому что его с одной стороны подпирает лифтовая шахта, а с другой – система автоматического пожаротушения, которая никак по другому не может там встать! 
 
Если же он хочет непыльной офисной работы, то да, работа у архитектора в большинстве своём офисная и не сильно пыльная. У него, как правило, такой огромный монитор и очень мощный компьютер. Вот в нём он и будет жить. Каждый день, с утра и до поздней ночи, часто без выходных, отпусков и личной жизни вгрызаясь в бесконечные строительные нормативы, ломая голову над каким-нибудь узлом, чтобы избежать образования в нем конденсата, течи, обеспечить надёжность и возможность монтажа и сделать его так чисто и красиво, как он сам его и нарисовал на картинке. И ещё у него будет огромная мусорная корзина, куда отправляется подавляющее большинство результатов его упорного труда. Здоровья такая работа, ясное дело, никак не прибавляет.
 
Ведь эта профессия, так или иначе, отвечает буквально за всё – от художественного замысла до самой нудной рутины проектного менеджмента в каждой его ипостаси.
 
Когда-то один старый конструктор, видя, как я пыхчу над вертикальной планировкой участка, потому что генпланист заболел, а эксперт в госэкспертизе уже грозит забрать у компании лицензию и пустить её по миру, если компания срочно не устранит недочёты по его замечаниям, хлопал меня, пацана, по плечу и издевательски так вещал: сам виноват, что выбрал эту профессию, теперь если заболел конструктор, то конструктор – ты, если заболел инженер по вентиляции, то вентиляционщик – ты, если заболел электрик, то ты – электрик.
 
И действительно, архитектора жизнь заставит разбираться во всём, и он должен сам придумать основные схемы всех инженерных систем в самом начале, на этапе первых эскизов, иначе если отдать это на откуп самим инженерам, то идею твою потом даже мать родная не узнаёт. А ты на то и архитектор, что у тебя в отличие от всех остальных участников строительства есть идея!
 
И, кстати, если ему нравится этот распространённый хипстерский образ архитектора с круглыми очками, то это хорошо. Этот образ хорошо скрывает измождённый вид, истерзанные нервы и круги под глазами.

 

 
Можно привести ещё много аргументов, почему надо забыть об идее стать архитектором, но если вдруг приведённых окажется не достаточно, то поздравляю, ваш отпрыск болен! Он болен этой прекрасной профессией, созданной для истинных фанатов! Самой недооценённой, самой недооплачиваемой, но самой интересной, захватывающей и разнообразной.
 
Да, случается всякое, ведь и архитекторы тоже люди, и цивилизация и её достижения не идеальны. Но
 
в большой степени именно благодаря архитекторам и инженерам, человечество уже не помнит, что такое гибнуть под обломками зданий, в пожарах, от болезней.
 
И это результат огромных усилий. Представляя себе эти профессии, люди представляют себе только то, что видно глазу, но подавляющее большинство результатов этого неимоверного труда не видно, как не видно подводную часть айсберга.
 
Та же Заха Хадид как условное воплощение высокого искусства, конечно, прекрасна, но звёзды существуют преимущественно в журналах, головах наивных студентов и любителей архитектуры, а та среда, в которой мы живём, сформирована бесчисленными рядовыми архитекторами и инженерами, имён которых не пишут в путеводителях. И эта среда должна быть прекрасна во все отношениях, ведь она, в свою очередь, формирует нас самих. Всех нас, независимо от того, замечаем мы это или нет.
 

Опубликовано на странице Айдара Ергали в Facebook

Читайте также

Новости партнёров