Разлетелась информация о возможности введения социального базового дохода в Казахстане по примеру европейских стран. Считаю, что это инициатива лишена смысла по простым финансовым соображениям.

Из поля зрения средств массовой информации и, соответственно, из общественного сознания выпадает тот факт, что безусловный базовый доход, который вводится в некоторых странах, является заменой социальным пособиям, минимальным пенсиям, социальному медицинскому страхованию, пособий по безработице и прочим обязательствам государства. Деньги в мире не берутся из ничего, тем более государственные, – кто-то всегда платит.

Страны, которые вводят этот доход, не стесняясь признают, что предлагаемый базовый доход меньше, чем объём социальных выплат, которые предоставляет государство сегодня. Финны при получении базового дохода в 550 евро в месяц отказываются от социальных льгот и выплат, которые составляют в среднем 600 евро на человека. Если в Швейцарии решат выплачивать доход в размере 2500 франков, то, по оценкам BBC, придётся поднять НДС с 20 до 30%, это при том, что также произойдёт отказ от социальных льгот и выплат.

Как же обстоит дело в Казахстане? Расходы на социальное обеспечение и социальную помощь в 2012 году составили 4,1% от ВВП, то есть около 1,2 трлн тенге. Значит, на каждого казахстанца приходится по 6 тыс. тенге в месяц. Если принять модель западных стран, то минимальный базовый доход должен быть менее 10 тыс. тенге в месяц. Очевидно, что сыр-бор из-за этого поднимать не стоит.

Вторым важным вопросом является распределение доходов. В Финляндии и Швейцарии они гораздо более равномерно распределены среди граждан страны. Высокие подоходные налоги позволили существенно развить систему образования и здравоохранения, нарастить социальные программы, по факту сильно сглаживающие распределение богатства. Это и позволяет таким странам перейти к замене льгот и субсидий на базовый доход, выдаваемый всем гражданам.

Если принять модель западных стран, то минимальный базовый доход в Казахстане должен составлять менее 10 тыс. тенге в месяц.

В Казахстане ситуация иная: плоская система налогообложения (10% для всех) приводит к расслоению общества. Развиваемая и стимулируемая система частного здравоохранения и образования, монетизация льгот, развитие частной пенсионной системы привели к ещё большему расслоению общества. Богатые слои населения в существенно меньшей степени пользуются социальными льготами, в том числе государственным образованием, здравоохранением, в меньшей степени покупают социальные продукты, не обращаются за субсидиями. Основными получателями льгот действительно являются малоимущие слои населения, и эти льготы составляют значительную часть их доходов. Отмена льгот и распределение их среди граждан страны вне зависимости от их уровня жизни и доходов приведёт к тому, что богатые получат дополнительно 10 тыс. тенге, которых им не хватит на один поход в ресторан, отняв их у бедных, для которых 10 тыс. тенге равны двум неделям жизни.

Третьим аспектом является повышение эффективности экономики. Предполагается, что раздача денег населению приведёт к росту их покупательской способности, более эффективному распределению денежных потоков: народ будет покупать то, что ему нужно, по своему выбору, то есть по рыночным принципам. Это так называемый механизм монетизации льгот, который прошли все постсоветские страны, и который заново проходит сейчас Украина. Базовый доход, как правило, распределяется в продовольственную корзину – на то он и базовый и социальный, что используется на самое необходимое. Но и здесь есть существенные отличия между Казахстаном и развитыми странами.

Развитые страны сильно локализованы по структуре потребления. Они едят продукцию местных фермеров, которые пользуются высокой государственной поддержкой как с точки зрения субсидирования, так и с точки зрения защиты своих продовольственных рынков от импорта. Таким образом, монетизация льгот приводит к стимулированию производства местных производителей. В Казахстане в продовольственном рынке присутствует значительная доля импорта – до 60%.

То есть значительная часть выдаваемых вместо льгот денег просто уйдёт за границу в поддержку иностранных производств.

На основании вышеизложенного, думаю, очевидно, что идея базового дохода в Казахстане является не то что не рабочей, но и даже в какой-то степени вредной для экономики. И вопрос здесь не в иждивенчестве, 10-15 тыс. тенге в месяц – фантастическая сумма с точки зрения нагрузки на бюджет – составляет около 10% от средней заработной платы или равна половине нереалистичного прожиточного минимума. Такие суммы никак не породят иждивенческие настроения или отказ людей от работы, но приведут к разрыву государственных финансов.

Может быть, когда-нибудь мы вернёмся к этой идее, но только после построения мощной и богатой системы социальной защиты, после создания социального государства – а значит, не ранее, чем лет через 20, если прямо сейчас с полной ответственностью и эффективность начать выстраивать экономику в правильном направлении.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter