Неразвитый фондовый рынок в Казахстане часто называют одним из препятствий на пути развития экономики. Из-за ряда недостатков частному бизнесу сложно привлечь на рынке дополнительный капитал для своего роста. В то же время в банках получать средства дорого, долгосрочные проекты становятся менее интересными.

Изменить ситуацию призвана запущенная полтора года назад биржа Международного финансового центра "Астана" – Astana International Exchange, или AIX. Первые результаты её работы – листинг трёх крупных компаний, которые привлекли около 216 млн долларов акционерного капитала.

Но сможет ли в действительности биржа AIX стать новой точкой роста для казахстанского фондового рынка и дать бизнесу работающие биржевые инструменты? Об этом корреспондент Informburo.kz поговорил с председателем правления биржи Тимом Беннеттом.

– Давайте начнём с небольшого экскурса в историю развития биржи. Первые торги акциями начались в ноябре прошлого года, и главный вопрос всё это время был один и тот же: зачем создавали AIX, если уже была Казахстанская фондовая биржа (KASE) и можно было развивать её?

– Разрешите начать ответ на ваш вопрос с небольшого вступления о моем опыте и причинах, по которым я приехал в Казахстан. Ранее я работал на фондовых рынках стран Юго-Восточной Азии и Новой Зеландии – все они по большей части развивающиеся. Мне показалось интересным работать на таких рынках в области долговых инструментов, акционерного капитала и фондовых рынков, что в целом давало импульс для экономического развития этих стран.

Если вы посмотрите на историю Казахстана, то увидите, что за последние 25 лет компаниями для своего развития с рынка было привлечено очень мало средств. Другими словами, фактически рынка капитала в Казахстане нет, и мы должны заново его выстраивать. Эта задача и является основной причиной моего приезда.

Для развития рынка нужно было создать фондовую площадку, где могут торговать местные и иностранные инвесторы. Частному сектору Казахстана нужен капитал, и для этого нужны зарубежные инвестиции. Мы видим, что банковский сектор стал меньше кредитовать экономику, снижаются и объёмы прямых иностранных инвестиций. Потому нужны зарубежные портфельные инвесторы, которые помогут развитию местного рынка и усилению позиций Казахстана.


Тим Беннет / Фото пресс-службы AIX

Чтобы построить биржу в МФЦА, нужно было создать среду, которая понятна иностранным инвесторам, в которую они могут прийти и работать. В то же время эта среда должна поддерживать и местных инвесторов.

За последние 18 месяцев мы сделали три вещи. Первое – создали инфраструктуру, технологическую платформу. Я сейчас не буду вдаваться в детали, но платформа, подобная нашей, используется на 60 биржах по всему миру.

Второе – мы создали нормативно-правовую базу. Она знакома иностранным инвесторам, её можно встретить на других рынках – это юрисдикция так называемого общего права.


Читайте также: Конкуренция юрисдикций. Как Казахстану привлечь иностранный бизнес без налоговых преференций?

Третье – мы создали брокерскую сеть, которая состоит не только из казахстанских брокеров, но и брокеров из Китая, России и Европы.

Всего этого раньше в Казахстане не делали. И за последние 12 месяцев мы смогли показать, что это работает.

Мы провели IPO "Казатомпрома" на AIX, кросс-листинг компании Polymetal, листинговали несколько инвестиционных фондов ETF. Совсем недавно завершились SPO "Казатомпрома" и Народного банка.

– Когда говорят о бирже МФЦА, постоянно упоминают о том, что её партнёры – это NASDAQ и Шанхайская фондовая биржа, а также банк Goldman Sachs. Какие преимущества такое партнёрство дало AIX?

– Безусловно, они предоставили определённый капитал, чтобы мы могли развиваться. Это показало, что они уверены в наших перспективах.

NASDAQ предоставляет нам технологии, которыми они оперируют по всему миру. Шанхайская фондовая биржа связывает нас с Китаем, который является крупным рынком инвесторов, и помогает установить связь с инициативой "Пояс и путь". Goldman Sachs – это крупный инвестиционный банк, который может поделиться с нами экспертизой, в первую очередь по долговым и долевым инструментам.

– В интернете можно встретить такое мнение, что сейчас успех AIX строится на том, что у биржи есть преимущество административного ресурса. Допустим, если нужно выводить на биржу какую-то компанию, то это нужно обязательно делать именно на AIX, а не где-то ещё...

– Я отвечу так. Мы можем разделить выход компаний на биржу на две категории: это программа приватизации "Самрук-Казына" и листинг частного бизнеса.

Изначально планировалось, что в рамках государственной программы приватизации фонд "Самрук-Казына" будет выводить компании на IPO и SPO именно через AIX и на какой-то другой глобальной площадке. По моему мнению, это было правильное решение. Мы должны построить интегрированный рынок капитала, нам нужно совместное участие местных и иностранных инвесторов, торгующих на одной площадке в Казахстане. Мы показали, что это возможно на примере "Казатомпрома" и Народного банка.


Читайте также: Банк как финансовый и инвестиционный помощник. Что такое private banking и как он работает в Казахстане?

Зачем это делать? Казахстану нужен капитал, и важной частью этого процесса является именно программа приватизации. Раньше зарубежные инвесторы просто не могли оперировать в нормативно-правовой базе Казахстана. И не потому что ей не доверяют или что-то не так с казахстанскими законами. Дело в том, что если какой-то иностранный инвестор работает на нескольких рынках сразу, то они должны быть схожи по регуляторной среде. Поэтому и Казахстан должен быть примерно похож на остальные рынки именно в плане инвестиций.


Фото пресс-службы AIX

Что касается частного бизнеса, то они видят большие возможности в AIX. Мы встречались с 10-20 частными компаниями, которые последние годы не могли привлечь капитал в Казахстане. Сейчас они следят за развитием биржи Нур-Султана, чтобы в будущем привлекать здесь капитал.

Если они не смогут сделать это в Казахстане, то просто пойдут в другое место – это люди с бизнес-мышлением. Пока мы, к сожалению, ещё не смогли им помочь с привлечением капитала, потому что находимся на начальной стадии своего развития. Нам нужно несколько лет, прежде чем мы сможем помочь им это сделать, это небыстрый процесс. Но мы к этому придём.

– Сколько компаний и инвестиционных фондов сейчас листингованы на бирже?

– В целом сейчас листингованы 36 ценных бумаг, из них три – именно акционерный капитал, два биржевых инвестиционных фонда (ETF), остальное – это долговой капитал.

Каким образом можно измерить успех биржи? Для этого есть три критерия. Первый – это объём привлеченного капитала в долларовом выражении, то есть сколько денег смогли привлечь компании для развития своего бизнеса. Мы помогли привлечь около 216 млн долларов акционерного капитала – это в несколько раз больше привлечённых акционерных средств в Казахстане за последние три года.


Фото пресс-службы AIX

Второй показатель – это ликвидность: могу ли я в любой момент продать или купить ценные бумаги, если я акционер. Можно измерить успешность биржи за счёт такого показателя как спред – это разница в цене, по которой торгуются бумаги на бирже. По нашим бумагам спред находится в пределах 1%. Это очень хороший показатель для развивающихся рынков, и по нашим бумагам он иногда ниже, чем на LSE.

Третий показатель – способность помогать привлекать капитал компаниям из различных секторов экономики. Нам ещё предстоит работа в этом направлении.

– Какие инструменты сейчас на бирже наиболее популярны?

– Казахстанцы больше заинтересованы в ценных бумагах, номинированных в долларах, а также в долговых бумагах.

Рынок розничных инвесторов в Казахстане не очень развит и, может быть, не очень осведомлён. Здесь для нас первая задача – помочь повысить финансовую грамотность и помимо этого предложить ещё целый ряд инструментов, чтобы они соответствовали интересам инвесторов.

Например, мы предлагаем молодым инвесторам больше вкладывать в акционерный, а не долговой капитал. Мы ещё продолжаем развивать такую линейку продуктов.

– Из национальных компаний по программе приватизации на IPO пока вышел только "Казатомпром", размещение было в ноябре 2018 года. Почему, по вашему мнению, национальные компании пока не идут на биржу?

– Короткий ответ – рыночные условия. Если говорить подробнее, за последние 18 месяцев на глобальных рынках капитала ситуация была достаточно сложной. Да, стоимость и цены на акции были высокими, но множество IPO при этом, скажем так, провалилось. В 2018 году по сравнению с 2017-м их число снизилось на 23%. Также торговые войны и прогноз мировой рецессии отражаются в первую очередь на развивающихся рынках и отдельных секторах экономики. К примеру, было резкое падение цен на акции авиакомпаний. Это первое.

Во-вторых, у каждой из национальных компаний, которые должны пройти приватизацию, разные акционеры, у этих акционеров разные доли и свой процесс принятия решений. В "Эйр Астана", например, 49% владеет британская BAE Systems, в "Казахтелекоме" есть миноритарные акционеры.

Вообще, главе любой биржи каждый день задают такой вопрос: "Сколько IPO у вас состоится в этом году?" И каждый из них отвечает, что это предмет рыночных условий. На самом деле мы не знаем ответа.

– Насколько известно, для китайских инвесторов на бирже AIX создан отдельный сегмент. Зачем он появился и в чём его особенности?

– Мы видим по всему миру тенденцию, что биржи постепенно открывают специальные сегменты для разных типов инвесторов, например, по "зелёным" облигациям. Там один из параметров для компаний, которые выходят с "зелёными" ценными бумагами, – это устойчивое развитие.

По такому же принципу мы решили создать отдельный сегмент для компаний, которые могли бы привлекать инвестиции в рамках инициативы "Пояс и путь". Есть специальные параметры, по которым будет идти отбор компаний.

– А почему не создали, например, такой сегмент для инвесторов из Европы или из ЕАЭС, и возможно ли его создать в будущем, если они будут проявлять интерес?

– На самом деле активы в сегменте, о котором мы говорим, открыты для всех инвесторов без разделения по странам. Мы просто задаём определённые характеристики, чтобы понимать, подходит компания к сегменту проектов "Пояса и пути" или нет.

Например, есть большое количество инвесторов, которые инвестируют только в компании, которые отвечают стандартам устойчивого развития. Создавая любой специализированный сегмент, мы даём инвесторам уверенность, что эта компания отвечает их запросам и стандартам.

– Продолжая тему Китая. На бирже создаётся опция торгов в юанях. Для чего это делается, насколько велик интерес в Казахстане к ним, и может ли это как-то отразиться на платёжной системе Казахстана?

– У нас уже действует мультивалютная система расчётов, и вы можете делать инвестиции в долларах или тенге. Чтобы увеличить рынок, насколько это возможно, мы создаём опцию для торговли в юанях и таким образом получаем доступ к инвесторской базе Китая.

Все эти транзакции и конвертация валюты "тенге – доллар – юань" происходят внутри банковской системы Казахстана. И я не думаю, что это может оказать какое-то влияние на платёжную систему Казахстана, тем более что их объём невелик.

Здесь нужно вспомнить о нашей цели: мы хотим помочь бизнесу привлекать капитал для роста, в том числе из-за рубежа. Инвестиции как в долларах, так и юанях – если смотреть с точки зрения роста, этот капитал будет использоваться для развития бизнеса и, соответственно, экономики Казахстана.

– В Казахстане давно говорят о "зелёных" финансах. Например, что мы будем выпускать "зелёные" бонды, даже "зелёные" сукуки (аналог облигаций в исламских финансах). Но пока это всё не сдвинулось с места. Готова ли AIX к выпуску таких ценных бумаг и когда примерно можно ожидать такое размещение?

– Морально и технически наша биржа готова. Есть несколько эмитентов, с которыми мы разговаривали по поводу выпуска "зелёных" бондов, и я надеюсь, что в ближайшие 6-12 месяцев кто-то из них будет готов к листингу. В меньшей степени я уверен во временных границах по выпуску исламских финансовых инструментов. Там нужно соответствие нормам шариата, а это те усилия, которые должны приложить сами компании, чтобы выстроить свои активы в соответствии с такими требованиями.

В целом хочу сказать, что по работе AIX есть определённая критика, например, в социальных сетях. Однако дело в том, что инвестиционный потенциал в Казахстане огромный, но он до сих пор не использовался в полной мере. Мы должны, наконец, помочь сдвинуть ВВП на душу населения в Казахстане с 9 до 10-12 тысяч долларов, и мы тоже хотим сыграть в этом свою роль. Разумеется, это не произойдёт в одночасье или, например, уже в следующем году. Нам понадобится, может быть, пять-шесть лет. В итоге это обязательно принесёт свои плоды, в том числе и гражданам Казахстана.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter