Поможет им в этом Президент страны. На торжественной церемонии открытия Года молодёжи Нурсултан Назарбаев согласился стать амбассадором бренда Shoqan. О смелых планах и дерзновенных мечтах, о правильном маркетинге и подводных камнях мира бизнеса Улугбек Шарипов и Нурсултан Магзумов рассказали в интервью informburo.kz.



– Нурсултан, Улугбек, примите поздравления! Не каждому бренду везёт иметь в амбассадорах Президента страны…

Нурсултан: – Спасибо! Глава государства всегда активно поддерживает отечественных производителей. В нашем случае – ещё и молодых. И мы решили воспользоваться шансом. И Нурсултан Абишевич согласился! Мы подарили ему два костюма. Оба синего цвета, один однотонный, другой – в полоску. Скоро запустим линию "Президент".

– Волновались перед выступлением?

Улугбек: – Очень волновались. Ноги стали ватными, когда Президент подошёл и стал задавать вопросы. Всё пошло не по подготовленному сценарию. Организаторы советовали нам: "Не волнуйтесь, наслаждайтесь. Когда ещё выпадет такой шанс!". Форум вообще прошёл на отличном уровне, без пафоса, лишнего официоза. Он больше напоминал встречу единомышленников в дружеской обстановке.

Бизнесменами не рождаются

– Бытует мнение, что дружба дружбой, а бизнес – порознь… Ваш тандем говорит об обратном?

Нурсултан: – У нас партнёрство началось именно с бизнеса. Познакомились на курсах "Бизнес-молодость". Поняли: отлично дополним друг друга. Видение бизнеса у нас разное, но порой полезен свежий взгляд со стороны. В споре рождается истина. А в целом во многом сходимся и во мнениях, и в интересах.

– И бизнес-пути у вас были схожими?

Нурсултан: – Если это можно назвать бизнесом, то он у меня начался в 12 (смеётся). Мы с братьями занимались продажей кукурузы на рынке. Маржа составляла 200-300%. За лето я заработал около 2 тысяч долларов. Первые миллионы заработал уже будучи студентом, в Малайзии. Помог организовать бизнес-форум, это и был мой гонорар.

Улугбек: – В 6 лет я потерял родителей и воспитывался у дяди с тётей. Помогал дяде, работал грузчиком на строительном рынке. В 11 лет мы с братом занялись перепродажей стройматериалов б/у. Позже – продажей арбузов. Всё заработанное я тратил на одежду, школьные принадлежности. Когда уехал на учебу в Китай, открыл секцию по дзюдо, сам я мастер спорта. После – шесть кальянных точек. А позже занялся поставками шерсти из Кавказа в Китай. Только за 2014 год с партнёрами мы поставили около 500 тонн шерсти мериноса из Кавказа в Китай.

Москва провалам не верит

– А случались ли провалы?

Нурсултан: – Да мы чемпионы по провалам. В 2016 году решили открыть курсы "Бизнес-молодость". Мы заработали около 2 миллионов тенге. Но знаний всё-таки не доставало, и мы решили поехать в Москву на ВИП-курсы "Бизнес-молодости". К нам присоединились ещё семь человек. Мы сняли одну квартиру. ВИП-курсы посещал лишь Улугбек, поскольку они были дорогими. А после он рассказывал нам всё, что там услышал. Идея была такая: мы одна команда. Каждый специализируется в своей сфере. В этой синергии мы завоевываем рынок Москвы. Но по факту вышло так, что через три месяца мы остались не просто на нуле, а с долгом в 18 миллионов тенге.

Улугбек: – Вернувшись в Казахстан, мы решили запустить консалтинговую компанию по работе с Китаем. Снова взяли в долг, арендовали офис, набрали команду, написали миссию. И… провалились. На сей раз долг составил уже 25 миллионов тенге.

Возвращение и возрождение

– Что чувствует бизнесмен с долгами в шесть нулей?

Нурсултан: – Знаете, что 25 тысяч тенге, что 25 миллионов. Бизнесмен мыслит несколько иначе.

Улугбек: – Мы решили рискнуть вновь. Я занял денег и привёз из Китая партию часов, тысячу штук. В феврале основали бренд Tumar совместно с казахстанским продюсером Эриком Тастембековым. Полгода работали на погашение долга.

– С часов и началась тема гардероба?

Нурсултан: – Спрос у бизнесменов и молодых людей 25-35 лет на классику был всегда. В Казахстане деловые костюмы стоили порядка 200 тысяч тенге. Мы предложили клиенту костюм-тройку, рубашку, галстук и туфли за 110 тысяч. Качество ничуть не уступает зарубежным брендам. Дизайнеров не приглашали, сами изучали зарубежные кейсы. Смотрели, что носят в России, Италии, Англии, Гонконге. Подбирали под наш менталитет, под рост, особенности телосложения. Шьём в Казахстане, что влияет на стоимость костюма. Ткани завозим из Китая и Турции. Обувь шьется в Гонконге, на месте её проверяют наши специалисты.

– Выходит, бренд Shoqan стал самым для вас удачным?

Улугбек: – Если не считать, что в первые пять месяцев мы продали всего два костюма. Потом сели и проанализировали: где ошибка? Разобрались. Сейчас мы продаём до 250 костюмов в месяц. Мы сделали акцент на индивидуальность. Если взглянуть глубже: на нашу самобытность.

Нурсултан: – Неслучайно бренд носит имя выдающейся для истории Казахстана личности. Чокан Валиханов – один из первых казахов, надевших классический костюм. Наш девиз: возрождение казахской интеллигенции. Это не только стиль одежды, отчасти это наша культура, которую мы намерены открыть миру.

– То есть выйти на международный рынок?

Улугбек: – Да, и мы идём к этому. Уже поступило порядка 1,5 тысячи заявок из 15 стран. Пока мы открываем бутики в городах нашей страны. Параллельно запускаем новую линию мужской одежды в стиле casual, а также барбер-шопы. Планируем представить Shoqan в Ташкенте. В дальнейшем – в Украине, Беларуси, Гонконге. Один бутик уже успешно работает в Москве.

– И напоследок ваши советы начинающему бизнесмену.

Улугбек: – Думаю, всё очевидно: успех не приходит сиюминутно. Бывают и падения, и взлёты. Главное, не останавливаться. Искать все возможные выходы. Если перед вами закрыли двери – лезьте в окно.

Нурсултан: – Надеяться только на себя. На свое образование, талант, трудолюбие. Как видите, мы не дети состоятельных родителей. Главное, уметь извлекать ошибки из любых уроков.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter