– Сергей Васильевич, начнём с вашей последней книги. Вы уже получали данные из Казахстана – насколько хорошо здесь продаётся "Кваzи"? Какие отзывы от своих земляков вы получили?

– "Кваzи" продаётся неплохо, надеюсь, к Новому году тираж будет распродан весь. Отзывы по большей части хорошие. По Казахстану ситуация примерно такая же, как и в России – честно говоря, не вижу большой разницы в мнениях.

– О "Кваzи" мелькают отзывы, мол, эта книга изначально написана под экранизацию. Вы согласны с такой оценкой? Есть планы перенести с бумаги на экран?

– Всё верно, книга писалась как идея телесериала. Есть не только планы, уже подписан договор с одной из кинокомпаний, они планируют снять кинофильм и, возможно, телесериал.

– А вообще, когда будет следующая киноадаптация вашей книги и какой? Какие свои творения вы бы хотели видеть на экранах?

– Боюсь что-нибудь сказать определённо! Практически все мои книги побывали "под экранизацией" – права покупались, платились деньги, но фильмы не снимались и права возвращались. Приятно для бюджета, но грустно для авторского самолюбия. Увы, у нас очень мало режиссёров и продюсеров, способных снимать фантастику.

– С какими чувствами вы вспоминаете сотрудничество с Бекмамбетовым? Не хотели бы, чтобы он экранизировал ещё какое-нибудь ваше произведение?

– С самыми наилучшими, пожалуй. В отличие от многих других режиссёров, он действительно слушает автора, не пытается задавить его своим мнением, а вступает в творческий симбиоз, развивает идеи. Это огромная редкость для нашего кино. Если действительно захочет что-то снять – я ему продам права на любую свою книгу за один рубль.

– Что вы скажете о казахстанском кинематографе, есть ли любимые картины? Не хотели ли бы поработать с казахстанскими режиссёрами?

– Казахский кинематограф всегда был очень неплох и самобытен. К сожалению, сейчас он болен той же болезнью, что и российское кино: либо попытки копировать западные фильмы, мелодрамы и боевики, без особого успеха, либо уход в историческое кино, где очень сложно превзойти масштабы голливудских постановок.

Поработал бы с удовольствием, но тут должно быть движение от режиссёров, точнее, от продюсеров.

– Недавно Дмитрий Быков отказался приезжать в Казахстан из-за того, что некоторые особо "продвинутые" читатели решили, что писатель и его герой – это одно и то же, и обиделись за якобы неполиткорректное высказывание о казахах. А сколько в ваших героях от вас? Ведь многие из них – те же Антон Городецкий, Кирилл из "Черновика" и "Чистовика", Пётр Хрумов, Сергей-Лорд, Ильмар-вор, да и многие другие – это люди, которые всегда идут наперекор, казалось бы, самому логичному решению, сами себе усложняют жизнь, обожают рефлексировать, иногда проходят мимо каких-то "ништяков", которые им подкидывает судьба. Вы такой же? Или всё-таки более "нормальный"? Если бы только один герой был таким, возможно, такого вопроса я бы и не задал. Но многие из них в чём-то очень схожи между собой.

– Я обычно говорю так: "Каждый герой моих книг – это я, но я – не герой моих книг". По сути для каждого персонажа я создаю новую "личность", выращиваю другую версию себя.

Но раз вы говорите, что в них во всех есть что-то общее – наверное, вы правы. В конце концов, я тоже пошёл наперекор судьбе и занялся самой странной на свете работой.

– Есть ли среди ваших книг та, которую вы считаете самой лучшей?

– Отвечу для разнообразия очень коротко – "Спектр" и "Холодные берега".

– Как вы думаете, образование психиатра как-то повлияло на ваше творчество? Если да, то каким образом?

– Пожалуй, всё-таки никак.

– Есть ли что-то, что вы пишете для души, но никому не показываете и нигде не публикуете?

– Я всё пишу для души. А потом уже публикую. Разве что юношеские стихи, но поверьте, они публикации не стоят.

– Помогаете ли вы своим детям писать сочинения в школе?

– Куда же я денусь?..

– У Курта Воннегута есть восемь правил написания хорошего рассказа. А у вас есть правила написания хороших произведений, которых вы придерживаетесь?

– Я придерживаюсь только одного правила – мне должно быть интересно самому. Если не будет интересно мне, то не станет интересно и читателю.

– Несколько вопросов по мотивам вашего ЖЖ. Первый: за что вы так не любите Илона Маска?

– За профанацию. Я всей душой за покорение космоса, и частный бизнес может тут сыграть большую роль. Но пока что Маск развивает тупиковые технологии и раздувает пиар-пузырь своей компании. Можете считать это прогнозом: пройдёт несколько лет, эти проекты лопнут и люди на долгое время перестанут верить частным покорителям космоса.

– Вы реально верите в то, что США готовятся к горячей фазе войны с Россией?

– Я-то могу не верить, но они, к сожалению, готовятся.

– Если вас назвать "ватником", вы обидитесь?

– За что? Ватник – это честная одежда честных людей. Это одежда наших дедов и прадедов, воевавших и строивших, куда более порядочных и цельных, чем мы. Когда меня называют ватником, я это считаю комплиментом.

– Общаетесь ли вы с Акуниным? И как можно охарактеризовать ваше общение? Ведь вы, по сути, стали по разные стороны баррикад в вопросах политической поддержки России и её внешней политики, но при этом оба – известные писатели, коллеги по цеху.

– Когда-то общался, к книгам отношусь хорошо. Последнее время не встречались, у нас разный круг общения. Политические его взгляды мне неприятны и враждебны. Ну а писатель Акунин – вполне интересен.

– Вопрос к Лукьяненко – выходцу из Казахстана. Думая о своей родине, о чём вы вспоминаете с особым удовольствием?

– Да обо всём! Как можно плохо вспоминать о молодости? Но, наверное, больше всего вспоминаю горы вокруг Алма-Аты, яркое и чистое небо, зелёные сады. Часто вспоминаю зимнюю Алма-Ату, она очень красива. Сознательно пишу название города в старом варианте – это же воспоминание.

Творческая встреча алматинцев с Сергеем Лукьяненко состоится 27 октября в Доме приёмов на Мира (ул. Желтоксан, 167). Все подробности на сайте "Лектория".

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter