- Здравствуйте, уважаемые читатели портала informburo.kz  Меня зовут София Баеш и это "Интервью вживую". Сегодня наш гость – Константин Горожанкин, президент Ассоциации казахстанского интернет-бизнеса.


Визитка гостя

Константин Горожанкин

Родился 26 декабря 1977 года в городе Самара.

22 года прожил в Шымкенте.

Последние 13 лет живёт в Алматы.

Образование: два диплома с отличием,

математик-программист – Факультет информационных технологий

и автоматизированных систем;

экономист-финансист, специальность "Банковское дело".

Защитил диссертацию на тему электронных платёжных систем с упором на сетевые деньги.

Первое электронное письмо отправил в 1995 году из Южно-казахстанской научно-технической библиотеки. Там же в мае 1996 года впервые вышел в Сеть.

С 2002 по 2005 годы работал администратором системы интернет-банкинга Народного банка РК.

С 2004 года – соорганизатор единственного в Казахстанском Интернете конкурса сайтов awаrd.kz.


- Константин, насколько то, что изложено в "визитке гостя" соответствует нынешним реалиям вашей жизни? Всё-таки это интернет-данные – они, бывает, устаревают.

– Автобиографические данные, в принципе, не изменились. И вы очень хорошо поработали, потому что нашли такие подробности, о которых я сам уже забыл. К примеру, когда я первый раз вышел в Интернет или когда написал первое электронное письмо. А что касается моей профессиональной деятельности то, конечно, эти данные уже устарели. У меня была достаточно длительная карьера в банковской сфере и тогда удалось запустить очень интересные проекты.

После интернет-банкинга для юридических лиц мы впервые в Казахстане запустили мобильный банкинг. И сейчас им пользуется порядка миллиона человек. Также в одном из банков страны запустили мобильные переводы, причём можно сказать: мы сделали это впервые в мире. Это пока единственная услуга в Казахстанском IT, которая была запущена впервые в мире. Также мы создали систему мобильных денежных переводов с карты на карту через мобильный телефон и много ещё чего другого.

После этого я ушёл из банковской сферы и занялся своим интернет-бизнесом. Расскажу, в частности, про один из проектов куда, скажем так, я уходил. Мы построили совместно на американские инвестиции процессинговую систему, которая позволяет казахстанским интернет-магазинам, интернет-сервисам принимать к оплате карточки в Интернете.

На самом деле эта система, когда она была запущена, очень сильно изменила наш казахстанский интернет-рынок, потому что появилась конкуренция, стали падать ставки. И интернет-магазины стали действительно развиваться. Это был 2011-2012 годы. Пошёл очень быстрый рост, появилось очень много интернет-магазинов.

Были ещё и стартапы, которыми я стал заниматься. Правда, я не хотел бы их здесь озвучивать, потому что есть там определённые конфиденциальные моменты. Но есть и ещё несколько интересных проектов, к которым я имею отношение.

А ключевое направление, на которое  у меня сейчас 30% времени уходит, – это создание и развитие Ассоциации казахстанского интернет-бизнеса.

Потому что сейчас интернет-сфера очень быстро растёт. И очень часто это значит, что наших интернет-предпринимателей уже надо где-то защищать от каких-то ошибок или как-то им помогать. И сильно менять законодательное поле, потому что идут очень бурные изменения, и рынок очень бурно наполняется.  

- Так как вы стояли у истоков развития интернет-банкинга и оплаты системой процессинг.kz, чуть подробнее об этом. Как и чем это помогло бизнесу? Ведь существенно помогло…

– Если кто помнит 2009 год, в тот момент в Казахстане только-только стали появляться казахстанские интернет-магазины, интернет-сервисы. Вернее, они появлялись и раньше, но очень часто умирали, не развившись. Потому что возможность принимать к оплате карточки "Виза", "Мастер кард" и так далее вроде как была уже тогда. Но предоставлялась только одним банком и на монопольных условиях.

И в связи с этим правила для интернет-рынка были очень жёсткими.

Тарифная ставка составляла примерно 5%, но самым недопустимым было то, что деньги возмещались вам после покупки примерно на 30-60-й день. Представьте: вы торгуете холодильниками. Значит, вам надо иметь очень большую финансовую подушку, чтобы деньги получить за них на 60-й день после продажи товара клиенту. Это всё очень сильно сдерживало торговлю.

В связи с этим мне и показалось, что этот бизнес надо совершенствовать. Но в Казахстане инвестиций я так и не смог найти на этот проект. Они (инвестиции. - Ред.) пришли с американского рынка и составили порядка 3 миллионов долларов. Мы запустили сервис, который сейчас называется процессинг.kz и который очень сильно изменил рынок. В настоящий момент ставка упала примерно до 2-3%, а деньги возвращаются по некоторым интернет-магазинам день в день.

То есть если вы сейчас открываете интернет-магазин, который торгует чем угодно, вы можете подключить процессинг.kz и принимать к оплате любые карты из любой страны мира. Там любой человек, отыскав ваш товар в Интернете, в казахстанском интернет-магазине, может сейчас его купить. Это очень сильно продвигает наши казахстанские интернет-магазины как на мировой рынок, так и внутри страны. Людям становится удобно этим пользоваться. 

Уникальный шанс

– В самом начале своей интернет-деятельности вы открывали в общем-то один не очень удачный проект, я вам его напомню. Это был проект книжного интернет-магазина. Скажите, пожалуйста, когда вы его открывали, знали ли вы, куда идёте, и что это вообще такое?

– Я люблю что-то новое запускать. Это у меня в характере. А когда я впервые начал баловаться интернет-магазинами, это был 1998-1999 годы, я  тогда очень много читал книг. А в тот момент в Казахстане как раз был такой период, когда почему-то исчезла из продажи большая часть книжных изданий. Как-то вот в послекризисные эти времена непонятные я и подумал: хорошо бы сделать интернет-магазин. И мы с одним моим коллегой полностью его запустили, сами написали программу, нашли поставщиков, вышли в Интернет.

И вот тут мы вдруг поняли, что в Казахстанском Интернете людей-то пока очень мало. То есть продавать эти книги оказалось, по большому счёту-то, некому! Промучились примерно с полгодика-годик, попробовали разные виды рекламы. И контентную, и баннерную. И поняли, что пока не то время, то есть в Казахстане в то время в Интернете действительно было очень мало людей.

Потом, уже в своей докторской диссертации, удалось определить тот момент, ту цифру числа интернет-пользователей, по достижении которой можно успешно продавать в Интернете. Только с момента, когда в Интернете находится порядка 20% населения страны, есть смысл запускать интернет-магазины. А до этого всё будет умирать. И как показывает практика, именно так и случилось у нас в Казахстане. Только в 2011 году 20% населения пришло в Интернет. Соответственно, то, что я запускал в 1998-м, это слишком было рано. Но прошло примерно 12-13 лет, и оказалось всё возможным. И сейчас магазины, что запускаются, если всё сделано правильно, сразу находят своих покупателей.

– Вы защищали докторскую диссертацию, тема которой касалась как раз таки развития Интернета?

– Это была кандидатская диссертация. А сейчас я докторскую диссертацию по бизнесу защищаю в одном московском вузе. Кандидатская диссертация касалась платёжных систем в Интернете. А докторская называется весьма интересно: "Введение проектов электронной коммерции на рынки зарубежных стран". Цель диссертации достаточно интересна, мы изучаем порядка 70 стран мира по двадцати характеристикам за последние двадцать лет. Когда появился Интернет, ВВП на душу населения, проникновение Интернета, проникновение сотовой связи, вероисповедание этих людей, пол… Изучили много – порядка 70 стран, то есть мы взяли самые интересные с точки зрения коммерции государства: США, Япония, Европейские державы и так далее. Взяли и страны, которые похожи на Казахстан по населению: от 10 до 20 миллионов. И взяли крупные страны – свыше 50 миллионов жителей.

И мы определили главную цель работы: при каких условиях, запуская проект в какой-либо стране, можно быть уверенными, что он железно выстрелит. И мы изучаем вот эти характеристики, смотрим: что в какой стране выстреливало с точки зрения Интернета, и в какие страны через 3-5 лет можно будет заходить с казахстанскими интернет-проектами и железно их там запускать. Мы пришли к выводу, что есть ряд чётких характеристик, при достижении которых в эту страну можно заходить. И вот одну характеристику я вам уже назвал – это проникновение Интернета.

То есть как только проникновение Интернета в стране достигает 20% населения, железно в этой стране можно запускать интернет-магазины, интернет-сервисы. И у Казахстана есть в этом  смысле уникальный шанс. Дело в том, что Южная Азия, которая находится на более низком уровне развития мировой Сети – это Вьетнам, Индонезия, Бангладеш и так далее – ещё не достигла этих показателей.

Значит, года через 2-3 те казахстанские проекты, которые обкатали здесь какие-то интернет-магазины, интернет-сервисы, можно будет выводить в эти страны. На более крупные рынки, ведь тот же Вьетнам – это 90 миллионов человек или Бангладеш – 140 миллионов человек.

Вот представьте, большая Россия – 140 млн человек и маленький Бангладеш, как Южно-Казахстанская область, - те же самые 140 миллионов человек. То есть надо просто выводить проекты и зарабатывать на более крупных рынках со своими интернет-проектами. В этом цель диссертации. Я надеюсь, наконец, в будущем году её защитить в Москве, а потом реализую всё это на практике. И стану "остепенённым" доктором бизнес-администрирования. Это бизнес-степень, а не научная степень.

Неудачи учат

– У вас очень много интересных проектов, которые вы запустили и они оказались успешными. Это после книжного магазина, который вы пытались запустить в самом начале. Стал ли тот неудачный проект для вас неким "спусковым крючком" активности?

– Однозначно. Дело в том, что любой бизнесмен, когда строит бизнес, он свой первый проект очень хорошо помнит, потому что чаще всего, на 99% он бывает неудачным. И первый бизнес, эти неудачи на самом деле учат людей правильные потом принимать решения, правильно всё запускать и так далее.

Более того, я всегда считал, что если у кого-то первый бизнес сразу получился и тут же превратился в большой бизнес, то тут очень много рисков, что на каком-нибудь этапе ваше дело рухнет, а вы не будете знать, что же делать в этой ситуации.

Потому что падать с маленькой горки гораздо предпочтительнее и поучительней, чем валиться с большой, когда уже влита куча денег, взяты кредиты и что-то ещё. Поэтому, однозначно, это был толчок определённый для меня и память на всю жизнь.

– Бизнес начинают очень разные люди.  Как определить, с какого момента будут успешными проекты, ведь люди могут упасть и не подняться даже после первого стартапа?  

– Железно, если он в душе предприниматель – он встанет. Что отличает предпринимателя от других людей, так это постоянная активность, постоянное желание и попытки что-то запустить новое, что-то сделать лучше, принести людям реальную пользу. И заработать на этом. Что такое "предприниматель" вообще? Есть тому много разных определений, но для меня ключевое определение то, что успешный предприниматель решает какие-то назревшие проблемы людей, которые находятся вокруг.

Вообще бизнес строится только там, где есть какая-то реальная проблема. Если вы нашли, как вы можете эту проблему решить, вы можете попробовать на этом месте построить бизнес. Чем серьёзнее проблема, тем больше денег вы заработаете.

Например, какая сейчас проблема в Алматы ключевая для вас? Мне кажется, всех алматинцев сейчас напрягает экология и автомобили, парковки.

Что позволяет вам верить в то, что вы делаете нужное людям дело, как вы это определяете? Вы делаете маркетинговые исследования или полагаетесь на интуицию?

– Чаще всего это какие-то исследования, потому что я очень осторожный человек в этом плане. Если мы с моими партнёрами запускаем какой-то интернет-проект, мы чаще всего делаем предварительно маркетинговые исследования, чтобы понять, насколько это нужно людям.

Эти исследования может себе позволить далеко не каждый стартапер.

– Маркетинговое исследование может быть очень простым: можно выйти на улицу, опросить 10 человек и получить уже какие-то цифры. Хотя бы узнать, есть эта проблема или нет этой проблемы. Это всегда можно сделать без всяких больших вложений. И более того, мы настаиваем при обучении стартаперов, что не надо на это тратить много денег. Учим, что очень много нужной информации сейчас легко найти в открытых источниках, взять из того же Интернета.

Если что-то нельзя найти, говорим: вот, вы сделали стартап, не пишите сразу суперкрасивый сайт для него, напишите предварительный сайт "на коленке". Зайдите к своим родным, близким, и посмотрите, насколько они могут этим сайтом пользоваться. Решает он их проблему или нет. И только после этого уже можно будет думать о чём-то глобальном.

То есть маркетинговое исследование может быть проведено буквально на уровне вашей группы в институте или в среде каких-то друзей, знакомых, родственников. Это тогда очень быстро обычно определяется: идёт проект или не идёт, получается или нет.

 Вот вы говорите о бизнес-проектах, что они должны приносить пользу людям и улучшать их жизнь, и тогда только проекты пойдут. Но ведь на самом-то деле речь идёт о деньгах. Может быть, и цинично это звучит, но в реальности бизнес  прежде всего создаётся ради прибыли ведь?

- И да, и нет. Потому что на первом этапе мы все понимаем, когда зарабатываем хорошие деньги, что плюс-минус  десять тысяч долларов не решает ничего уже в вашей жизни. Больше долларов уже становится всё-таки результатом решения каких-то проблем. И при достижении какого-то успеха в какой-то определённой сфере, на каком-то определённом этапе деньги перестают людей мотивировать. Это я во многих компаниях видел, во многих стартапах: до определённого момента тебя мотивируют деньги и прочие материальные блага, а потом ты достигаешь некой уже точки комфорта для себя.

И главным уже становятся не деньги, главным становится призвание и решение каких-то проблем для многих. Благотворительность, например, многие также любят обучать людей и дальше передавать знания.

Появляется много других каких-то интересов, поэтому деньги, я вас уверяю, это не ключевое. Да это некое мерило успеха, но когда я запускаю какой-то проект, я хоть и думаю, конечно же, о деньгах, но больше я думаю о решении каких-то общечеловеческих проблем.

Вот тот же СМС-банкинг, мобильный банкинг когда мы запускали, о чём я думал? Я думал в первую очередь о безопасности людей. То есть когда вы подходите к банкомату или покупаете что-то в магазине по карточке – вам тут же летит эсэмэска: с вашей карточки снята такая-то сумма или к вам "прилетела" зарплата. Когда мы это придумали, это был 2006 год, мы в первую очередь хотели решить свои собственные проблемы: а) безопасность, чтобы, при покупке каких-то вещей в Интернете меня сразу извещала об этом эсэмэска; б) увести людей от тех же банкоматов, к которым всегда мы раньше приходили, чтобы узнать, сколько у нас денег на карточке, потому что иных систем не было.

Вот эти проблемы мы решили, и сейчас этими сервисами пользуются практически все взрослые уважающие себя казахстанцы. Это был только 2006 год, ещё десяти лет даже не прошло.

Я тоже с удовольствием пользуюсь этим сервисом и всегда думаю: "Как хорошо, что он есть". А как вы это придумали?

– Ну так вот… Григорий Марченко тогда был руководителем банка, он поставил перед нами задачу: "Ребята, у нас не очень много банкоматов и очень много пенсионеров, которые  в дни выдачи пенсии атакуют наши банкоматы и спрашивают постоянно баланс. Давайте что-нибудь придумаем". Мы и стали думать.

И придумали вот эту идею СМС-информирования. Понятно, что мы не были первыми в мире. Мы подумали: как это делают в других странах? И постепенно нашли таких поставщиков. А сейчас это наиболее популярная система в стране. От 800 до 900 тысяч человек в Казахстане ею пользуются.

По сути она приносит и пользу людям, и в то же время – огромные деньги банку. Давайте вместе с вами  посчитаем: 800 000 пользователей умножьте на абонентскую плату 290 тенге, и вы узнаете: сколько в месяц банк из воздуха делает. Это же миллионы долларов! И причём люди готовы за это платить, потому что это удобнее. Чем, скажем, ехать на такси или даже автобусе до банкомата. И выйдет дороже, чем 290 тенге в месяц за СМС-информирование.

Вот это идеальный бизнес, с моей точки зрения. Вы решаете чью-то проблему и зарабатываете на этом сами.

Молодость на пике 

Вы на своём идеальном бизнесе уже заработали миллион долларов?

– Если сложить все проекты, в которых я участвую, то – да.

 Так вы на сегодня миллионер?

– Ну, я не тот человек, который откладывает деньги под подушку, я их обычно вкладываю дальше в какие-то интернет-проекты, в какие-то другие идеи. Поэтому у меня постоянно идёт движение денег очень большое.

Я пока не останавливаюсь, я считаю, что пока я молод, и пока эта интернет-сфера в Казахстане сейчас на самом пике.

То есть если сейчас ещё легко можно войти со своим бизнесом в Интернет, потому что точка входа пока достаточно свободна, то через какое-то время тем людям, кто не вошёл своевременно в интернет-экономику, потребуется гораздо больше денег для этого. Поэтому лучше я потом буду отдыхать, а сейчас я вкладываюсь в свою страну и в интернет-бизнес.

Во что бы вы сейчас вложили 100 000 долларов? В какую идею?

– Очень много идей. Экология – раз: потому что это для людей и страны очень важно. И удачный экологический проект получит мощную поддержку и от населения, и от государства. Второй момент, я считаю, что в Казнете до сих пор нет нормального детского магазина, в котором были бы товары от 0 и до 13 лет, и ни у кого нет какой-то ассоциации детских магазинов, нормально функционирующей. Например, есть же ведь сайт, который у всех в голове, когда мы говорим, что ищем квартиры: krisha.kz. Или ищем автомобили – kolesa.kz.

Интернет – это глобальная конкуренция, абсолютная. У вас в голове будет только один сайт, куда вы входите, чтобы найти что-то конкретное. Один сайт, куда вы выходите, чтоб купить детские вещи, и он же – для приобретения продуктов питания для детей, памперсов тех же самых. Сейчас в голове такого названия нет, а это значит, есть ниша, которую можно занять.  100 000 долларов, я думаю, будет маловато, но в принципе, чтобы начать – достаточно. 

Решение "Казахтелекома" и безопасность

- На днях было озвучено решение по поводу "Казахтелекома" о том, что с 1 января следующего года вводится для пользователей сети Интернет "сертификат безопасности". 


Прим. ред. На момент опубликования интервью публикацию с этой информацией с сайта "Казахтелекома" сняли, об этом написали пользователи соцсетей. Однако решение об отмене сертификата озвучено не было.

Подробнее – по ссылке, и об этой новости опубликовали материал в авторитетной New York Times – прочитать можно по ссылке.)

АО "Казахтелеком" информирует о внедрении национального сертификата безопасности с 1 января 2016 года

С 1 января 2016 года, в соответствии с Законом Республики Казахстан "О связи", Комитет связи, информатизации и информации Министерства по инвестициям и развитию Республики Казахстан внедряет национальный сертификат безопасности для пользователей сети Интернет.

Согласно Закону операторы связи обязаны осуществлять пропуск трафика с использованием протоколов, поддерживающих шифрование, с применением сертификата безопасности, за исключением трафика, шифрованного средствами криптографической защиты информации на территории Республики Казахстан. Национальный сертификат безопасности обеспечит защиту казахстанских пользователей при использовании протоколов шифрованного доступа к зарубежным ресурсам сети Интернет. По словам Управляющего директора по инновациям АО "Казахтелеком" Нурлана Мейрманова, пользователям сети Интернет необходимо установить национальный сертификат безопасности, который будет доступен через интернет-ресурсы АО "Казахтелеком". "Пользователю необходимо зайти на сайт www.telecom.kz и установить на своих устройствах выхода в сеть Интернет данный сертификат, следуя пошаговой инструкции по установке" – подчеркнул Н. Мейрманов. АО "Казахтелеком" обращает особое внимание пользователей на то, что установка сертификата безопасности должна быть выполнена с каждого устройства абонента, с которого будет осуществляться выход в сеть Интернет (мобильные телефоны и планшеты на базе iOS/Android, персональные компьютеры и ноутбуки на базе Windows/MacOS). Подробная инструкция по установке сертификата безопасности будет размещена в декабре т.г. на сайте www.telecom.kz. Служба по связям с общественностью 
АО "Казахтелеком" 30.11.2015


– И пользователи Интернета уже отреагировали: введение этого "сертификата безопасности" означает, что все наши логины, пароли и личная переписка могут уйти в чужие руки. Это может стать "дырой безопасности" в масштабах страны. Как обезопасить себя в Интернете?

- Давайте мы попробуем эту проблему на две части разделить: безопасность людей вообще в Интернете и вот то, что предлагает "Казахтелеком" и наша страна.

– "Казахтелеком" – это касается каждого, то есть речь идёт о Казахстане. В принципе, у "Казахтелекома", по-моему, всё население "в кармане".

- Я понимаю, почему вы переживаете, это действительно так. Давайте по порядку.  Когда вы покупаете с помощью карты, желательно убедиться, что тому сайту, на котором вы покупаете, можно доверять. Если ваши друзья-знакомые на нём покупали.

Но если вы покупаете в первый раз, можно почитать отзывы об этом сайте в Интернете, если была "кривая" какая-то информация, очень быстро она где-то вылезет.

После того как вы купили что-то в Интернете, мы вам рекомендуем обязательно подписать свою карточку на "мобильный банкинг", это SMS-информирование, о котором мы говорили.

Потому что мошенник может использовать вашу карточку. Предположим, если на хорошем сайте он сделал свою страничку и взял там ваши карточные данные. Если он после этого захочет оплатить вашей карточкой, вы тут же получите эсэмэску: кто-то платит с вашей карты. Позвоните в ваш банк, заблокируйте карту и ничего не потеряете в итоге.

То есть, в принципе, ваша безопасность как покупателя абсолютно защищена.

Что касается безопасности интернет-магазинов. Для того чтобы обеспечить безопасную сессию со своим клиентом, используются ssl-сертификаты. Обычно это международные сертификаты, Казахстан никогда их не выпускал, и они позволяют создать защищенную сессию между вами и магазином.

И соответственно, в этой сессии вы логинитесь в ваш интернет-магазин, личный кабинет, указываете свой логин, пароль. Потом указываете карточные данные, и всё это безопасно работает. Теперь что предлагает "Казахтелеком".

"Казахтелеком", согласно закону о связи, должен с 1 января 2016 года предложить некий свой сертификат или обязать все интернет-магазины зарегистрировать те международные сертификаты, которые у них есть в некоем их национальном сертифицирующем центре.

Вот это всех очень сильно напрягает по двум причинам.

Во-первых, это означает, что Казахстан в лице нашего Правительства через операторов, таких как "Казахтелеком", получается, приобретает доступ ко всей информации, которая в зашифрованном виде используется, предположим, между мной и моим банком.

То есть, в принципе, получается, государство забывает о конфиденциальности, о безопасности. Оно может узнать все мои банковские операции, что по законам нашей страны является конфиденциальной информацией. Об этом должен знать только банк и я. И только если в отношении меня ведётся какое-то следствие, об этом имеет право знать кто-либо ещё.

Мы, выходит, получаем здесь нарушение определённых наших прав.

Второй момент – это то, что никто не понимает, каким образом будут храниться эти сертификаты.

Если к международным организациям есть абсолютное доверие, потому что они там уже десятки лет этим пользуются, то здесь, в случае с "Казахтелекомом", это непонятно.

Сакен Сарсенов – руководитель комитета по информатизации – прокомментировал это решение. Он сказал: мол, мы сами пока до конца ещё не понимаем, что и как. И в ближайшее время будут приняты некие подзаконные акты. И только после того этот акт будет введён. То есть сейчас даже и государство не понимает, что оно сделало. И я надеюсь, что вот это людское беспокойство, которое сейчас есть, остудит горячие головы, и мы не будем превращаться в тот же  Китай с Firewallами и так далее, не хотелось бы.

Нас алматинцев травят

– Вы говорили о проекте по экологии, расскажите, пожалуйста чуть-чуть подробнее, что вы предлагаете – это очень актуально для алматинцев.

– Это тот проект, в котором, я однозначно понимаю, денег не заработать, но мне очень хочется что-то сделать в этом направлении для своего любимого города, а потом, надеюсь, и для своей страны. 

Дело в том, что когда я 13 лет назад переезжал в Алма-Ату, это был совсем другой город. Я помню отлично, тогда я мог пройтись по улицам в течение дня и практически не обнаружить пыли на своей обуви. И мой автомобиль, который находился на улице, не покрывался пылью, как сейчас. Я могу сказать точно: за 12-13 лет в Алматы в плане экологии стало хуже в разы.

Но проблема в том, что у нас нет никакой этому доказательной базы.

То есть наше государство почему-то не мониторит воздух в Алматы. Вернее, оно мониторит, но те данные, которые находятся в "Казгидромете", однозначно необъективны. Мы это чётко видим, и такое ощущение, что нам пытаются не показывать, в какой ситуации мы сейчас находимся. Но это действительно факт: у меня супруга заболела аллергией, когда мы жили в центре города, я специально перевез её на окраину города – и аллергия прошла.

И эта проблема касается каждого из нас. Я встречался с одним медиком, когда начал заниматься год назад этой проблемой, он мне привёл ужасные факты. Дело в том, что официальная заболеваемость аллергией в Алматы порядка 0,73%. Неофициальная – 43%. 43% нас с вами болеют аллергией, а наше государство продолжает нас уничтожать "неправильным" бензином.

– Вы назвали две цифры, которые не укладываются как-то… 0,73 и 43% . Большая разница, огромная разница в цифрах.

– Вы болеете аллергией?

– У меня ребенок болеет.

– Эта проблема у каждого из нас есть: друзья, знакомые родственники, которые болеют аллергией.

Нас, алматинцев, травят. Нас травят, есть какое-то лобби, которое до сего момента не перевело весь наш транспорт на нормальный бензин. Мы живём в котловане. И в Алматы – постоянный смог, мы всем этим дышим, все кругом уже болеют, и никто не поднимает эту проблему.

Что хочу сделать я? Я хочу расставить по городу станции, которые замерят вот те 12 ядовитых выбросов, которые выделяют автомобили, наши ТЭЦ и так далее, и давать эти данные в онлайне всем пользователям на мобильный телефон.

То есть будем делать мобильное приложение, где вот эти 12 характеристик. Пыль, оксиды и так далее. Они ежедневно будут поступать. Причём в разных частях города, чтобы люди понимали: в какой части города можно жить, а где это превышает безмерные вот эти показатели. И, соответственно, люди, которые там живут, просто гробят своё здоровье. И гробят здоровье не просто эти люди, а то государство, которое почему-то до сих пор не поняло, что это проблема и что мы живём в проблемном городе.

Недавно я видел рейтинг, где Алматы попал в 15 худших городов мира. Это действительно так, но у нас это почему-то никто не поднимает.

Мне очень хочется в этот проект вложить как свои деньги, так и деньги других алматинцев, кому не безразлична судьба собственного города, чтобы решить эту проблему.

– Как власти отреагировали на вашу идею о том, чтобы замерять? Для начала хотя бы надо замерять, я с этим абсолютно согласна.

– В течение трех недель не могу достучаться до руководства "Казгидромета", чтобы просто с ними встретиться.

Я встретился с теми людьми, которые поставляют оборудование для "Казгидромета", они мне сказали удивительные вещи. "Казгидромет" в Алматы – единственная организация, которая попросила ключи от сервера. Во всех остальных городах они стоят, и ключей не нужно. О чём это говорит?.. 

– Ключи от какого сервера?

– Ключи от сервера, на котором собираются эти данные. Это говорит о том, что люди специально редактируют эти данные, я думаю. Я посмотрел данные "Казгидромета" по Алматы и по Астане. Все мы понимаем, что Астана – это продуваемый всеми ветрами город.

Так вот там характеристики СО2 хуже, чем в Алматы. Это говорит о том, что они так "подкручивают" данные, что это просто невероятно. То есть воздух в Астане якобы хуже, чем в Алматы. Но это полная чушь!

И пока мы – люди, которые здесь живут – не станем исследовать этот воздух сами и показывать это всем, никто ничего не будет делать. Когда мы это будем делать, тогда и акимат начнёт иначе на это всё смотреть.

Воздух надо не только исследовать, но и очищать

– С какой целью вы хотите встретиться с руководством "Казгидромета"?

- Чтобы задать им вопрос: ребят, а как это происходит? Давайте сделаем что-то ещё. Сейчас я ищу единомышленников.

Одно устройство станций, которые будут давать эти данные, стоит порядка 27 млн тг – это большие деньги.

Сейчас 10 станций "Казгидромета", они в городе стоят, но показывают липовые данные.  Я хочу понять: ребята, мы и дальше будем показывать липовые данные?  Или жители города должны отдельно купить 10 станций, выкинув 270 млн тг, и запустить, чтобы всё начало работать?

Мы начали исследовать с другой стороны. Прежде чем идти в акиматы и так далее, надо это обрисовать.

Я посадил двух людей: мы провели достаточно глубокие исследования, мы нашли такие же города как Алматы, которые тоже находятся в котлованах. Это Лос-Анджелес, это Афины. Ещё мы поговорили с ними, но там другая ситуация с воздухом. Мы начали искать примеры, тот же Париж мне приводил в пример один из докторов. Как только в Париже появилась лёгкая дымка, там объявили… Мэрия Парижа сказала: "Ребята, у нас смог. Просьба всем оставить автомобили дома, и весь общественный транспорт в эти два дня мы делаем бесплатным для людей". Вот когда мэрия города заботится о своих жителях – вот что они делают.

У нас же, такое ощущение, что нами управляют абсолютные невежды, которые не понимают: от чего всё это происходит. И вот какова задача этого проекта?

Первое. Показать, что есть проблема. Показать это в цифрах: что нас травят, воздух плохой. Как он меняется в зависимости от ветра, в зависимости от дождя. В каких частях города он какой.

Я вам говорю, что это будет очень сильно влиять на стоимость жилья. В центре города жить сейчас небезопасно. Надо жить вокруг, даже если ниже-выше – неважно, но в центре жить нельзя, потому что в центре мы все просто выживаем, а не живём.

Второй момент. Когда мы всё это посчитаем, мы поймём это в цифрах, надо строить систему по очистке.

Надо понимать, что сильно влияет. Сейчас мы уже понимаем, что будут влиять, скорее всего, автомобили – там 80%. А дальше – надо думать.

А почему у нас такой бензин, кто лоббирует, что мы до сих пор никак не можем перейти на нормальный бензин? Почему мы должны дышать вот этим бензином?  Надо решать, значит, эту проблему.

– А к властям вы обращались? К новому акиму города вы обращались?

- К акиму надо идти с какими-то цифрами. Если я приду и скажу: у нас всё плохо, – ну, посмеются и скажут: да, у нас все плохо. Нет смысла в этом, я уверен, что какие-то люди ходят. Я хочу решить эту проблему системно. Я хочу показать: у нас не просто всё плохо. Вот система, которая показывает, насколько у нас все плохо, насколько мы хуже живем, чем Европа и так далее, и так далее. И с этими цифрами идти к акиму и разговаривать с позиции силы: "Ребята, нам надо меняться, не просто всё плохо... Если ты аким, давай, пожалуйста, делай чтобы всё было хорошо, потому что иначе какой ты аким, если твои жители умирают?"

– В качестве решения проблемы вы перечислили, значит,  автомобили, бензин, ТЭЦ…

– Бензин, автомобили, ТЭЦ плюс часть города ещё отапливается углем. Этого не должно быть, надо переводить всё на газ.

Возможно, какие-то будут еще характеристики. Но, видите, с точки зрения, насколько мы развиты в этих вопросах, когда у нас будут точные цифры – какие вещества, где у нас идёт превышение – мы будем потом уже точно искать, какие источники. Это всё дело откроется. Сейчас вот, особенно зимой чётко видим. Просто небо серое над нами. Когда вы выезжаете за город, оно просто голубое. И все понимают, что всё плохо.

– В эти тёплые дни иногда ощущение, что воздух Алматы застыл.  И его можно трогать руками. Даже был момент, когда выходишь – это не вечернее время, это день – и всё-таки какая-то дымка в воздухе…

– Мы проводили недавно вручение интернет-премии, к нам приезжало много гостей из Китая, из Москвы, из Питера, из Киева, из Одессы. Они вышли из кафе, где мы это всё проводили, в воздухе была дымка вечером, они сказали: "У вас что, пожар какой-то?" Я сказал, что это воздух, которым мы дышим. Они сказали, что в первый раз такое видят. Это на запах другой воздух. Он не просто воздух, который без вкуса и запаха. Он пахнет выхлопами и бензином, это ненормально. А мы этим дышим.

– Это ненормально, я согласна. И желаю удачи вашему новому проекту, я очень хочу жить в чистом Алматы.

– Я тоже очень хочу, надеюсь, что наш город услышит, и мы как-то решим эту проблему.

В заключение, как обычно, традиционные 5 вопросов в режиме блиц 

Итак, сколько денег вам надо для счастья?  

– Уже у меня всё есть для счастья.

- Если бы была такая возможность выбирать, в какой стране родиться, какая бы это была страна? 

– Мне очень нравится в Казахстане. У меня была возможность уехать отсюда, но пока мне всё здесь очень нравится, поэтому я бы остался в Казахстане.

– Самая большая мотивация для вас – это что?

– Очень сложный вопрос… На текущем этапе однозначно не деньги. Наверное, решение какой-то проблемы, которая важна для людей. 

– Вам позвонили и говорят: вы участвуете в опросе, мы определяем главную черту характера алматинца что это?

– Наверное, главное – гостеприимство, всё-таки мы очень гостеприимный народ.

– И пятый, последний вопрос, собственно, он стал уже традиционным в этой рубрике блиц. К примеру, вы попали на приём к президенту, и у вас есть ровно минута на обращение к Главе государства, что самое важное вы бы ему сказали, начиная со слов: "Уважаемый господин Президент…"?

– Если б у меня бы была минута, я бы много чего ему сказал. Во-первых, учитывая, что я попал бы к нему как частное лицо, учитывая, что я президент Казахстанской ассоциации интернет-бизнеса, я бы рассказал ему о тех проблемах, которые у нас есть и попросил бы его каким-то образом помочь. А вторую минуту я бы, скорее, потратил бы, чтобы проблему с экологией ему донести.

Уважаемый господин Президент, вы, видимо, нечасто бываете в последнее время в Алматы. У нас есть проблема. С вашим отъездом она только ещё больше усилилась. И я очень хочу, чтобы вы её решили или помогли нам решить. Потому что в настоящее время люди, которые должны это решать, очень плохо выполняют свою работу.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter