Каждый год в Каннах проходит серия встреч с лучшими из лучших. В этом году среди спикеров были Мартин Скорсезе, Кристофер Нолан, Джон Траволта и Гари Олдман.


Для кинофанатов встреча с Гари Олдманом на Каннском кинофестивале была обязательной в программе, поэтому многие предпочли его мастер-класс параллельным событиям, к примеру, церемонии закрытия программы "Особый взгляд". Чтобы очаровать публику, 60-летнему актёру с озорным взглядом, который проглядывает через любую роль и грим, не пришлось даже особенно стараться. Любая его фраза с намёком на остроту вызывала смех и бурные аплодисменты. Реакция понятна – Олдман всю жизнь с таким изяществом играет и героев, и злодеев, как на него реагировать иначе?

Для самого Олдмана Каннский кинофестиваль место знаковое – в 1993 году он вошёл в состав жюри фестиваля, и на одном из мероприятий познакомился с Люком Бессоном, а тот как раз работал над "Леоном" с Натали Портман. Бессон видел "Дракулу" (эта картина вышла годом ранее) и был так впечатлён игрой Олдмана, что пригласил его в свой фильм. В итоге, фильмография актёра пополнилась яркой ролью – он сыграл негодяя, убийцу семьи Матильды. А спустя четыре года Гари Олдман привёз на Лазурный берег свой режиссёрский дебют, спродюсированный Бессоном – фильм "Не глотать", который стал одним из номинантов на "Золотую пальмовую ветвь".

О роли Черчилля

– Я родом из Великобритании, родился и вырос в Лондоне, поэтому для меня фильм, посвящённый Черчиллю, одному из самых популярных британских премьеров и величайших политиков, имеет особое значение, – признался Олдман на своём мастер-классе. – Я рад, что работая в Голливуде, смог, наконец, представить в кино историю своей страны. Так или иначе, но "Тёмные времена" – это фильм, который мне позволил вернуться домой героем.

– Мне пришлось, конечно, постараться для этой роли, – говорит Олдман.

Действительно, каждый съёмочный день актёру делали трёхчасовой грим. Затем, чтобы он выглядел в точности как грузный Черчилль, на него надевали специальные накладки, которые весили почти половину его веса. Во время съёмок Олдман говорил гнусавым точь-в-точь как у британского премьера голосом и скурил почти около полтысячи (ок, 400) сигар.


Гари Олдман в роли Уинстона Черчилля кинофильме "Тёмные времена"

Гари Олдман в роли Уинстона Черчилля в кинофильме "Тёмные времена" / Фото с youtube.com

– Да, я курил до одури и использовал своё умение менять голос, и всё это было непросто. Но самым главным грузом была грандиозная ответственность, которая лежала на мне.

По словам актёра, играть исторических личностей и реально существовавших людей очень тяжело.

– Ты влияешь на образ, от твоих решений и актёрского инструментария будет зависеть то, каким он останется в памяти людей. Это важно для всех, особенно для их близких.

О своих первых шагах

Сам актёр считает, что ничего в жизни ему не доставалось просто так.

– Я всегда был очень трудолюбивым и много работал. В восемь лет у меня была своя газета, в которой я писал. А однажды я увидел новый альбом Дэвида Боуи и так захотел его купить, что пришлось подрабатывать и копить на это несколько недель.

– Я чётко помню момент, когда решил стать актёром. Мне было лет 14, и я увидел по ТВ фильм Брайана Форбса "Бешеная луна" с Малкольмом МакДауэллом в главной роли (фильм о молодом футболисте, который вдруг стал инвалидом. – Авт.). Это была потрясающая картина! Когда она началась, мне стало казаться, что комната наполнилась светом, настолько меня поразила эта драма. Больше всего я был впечатлён актёрской игрой – в герое МакДауэлла я видел одновременно и уязвимость, и какое-то чувство опасности, которое от него исходило. Он удивительным образом сумел выразить такие разные эмоции одновременно, и это покоряло, я не понимал, как это вообще возможно. Именно в этот момент я осознал, что хотел бы заниматься тем же, и что актёрская профессия меня привлекает".


Гари Олдман в Каннах

Гари Олдман в Каннах / Фото Reuters

– В моём детстве и юности не было интернета, никаких игр и приставок, из развлечений только книги. А ещё справочник, по которому я писал нужным мне людям письма, звонил. Я повсюду искал возможности улучшить свои актёрские навыки, и был очень целеустремлённым парнем в этом деле.

В конце концов, он оказался в одном из театров в Глазго. Театр и сейчас для него важен.

– Я стараюсь держать баланс: фильм – пьеса, фильм – пьеса, фильм – пьеса и т.д., – говорит Олдман. – Хотя был период, когда я был сконцентрирован исключительно на работе в театре и репетировал пять пьес одновременно. До сих пор удивляюсь, как я не сошёл с ума.

Как Олдман стал киноактёром

– То, что я снимаюсь в кино, для меня самого в какой-то мере неожиданность, ведь я никогда не планировал сниматься в фильмах, я думал, что территория кино – это для таких актёров, как Роберт Де Ниро или Шон Коннери, но никак не для меня.

– У меня сложилась своеобразная традиция – сначала я отказываюсь от ролей в кино, потом, когда эти люди возвращаются ко мне вновь, уже с большей суммой гонорара, я соглашаюсь, – смеётся актёр. – Первая большая картина, от которой я отказался, был приключенческий фильм "Баунти" с Энтони Хопкинсом и Мэлом Гибсоном. Я был тогда молод и думал: ну зачем мне съёмки там? И выбрал театральный проект. Помню, мой агент очень ругался и угрожал, что никто больше не будет со мной работать, что я пока никто и не имею права так поступать.

Гари Олдман со смехом рассказывает, что даже от роли Дракулы – одной из самых интересных в его фильмографии – он сначала отказался.

– Но фильм снимал сам сэр Коппола, и это очень интриговало, – рассказывает актёр. – К тому же, когда сел читать сценарий, некоторые строчки меня действительно зацепили. Например, когда прочёл фразу: "Я пересёк океаны времени для того, чтобы найти тебя", я вдруг представил, каким голосом можно это подать, и понял, что готов играть. Специально для фильма я понизил голос на октаву, для этого работал с оперным певцом.


Кадр из кинофильма "Дракула"

Кадр из кинофильма "Дракула"

Фильмы, которыми он гордится и те, что вспоминает с ужасом

– Одну из первых главных ролей в кино я сыграл в картине "Сид и Нэнси", мне досталась роль Сида Вишеса, бас-гитариста Sex Pistols. Если честно, я не хотел играть, но 35 тысяч фунтов гонорара решили за меня. Я подумал: чёрт, а ведь за эти деньги можно отремонтировать кухню! Согласился, и до сих пор не люблю вспоминать о съёмках – мне было тяжело сниматься, я должен был похудеть для этой роли на тонну, меня даже госпитализировали со съёмок с истощением. Это был изнурительный труд, ведь играть такого человека, который живёт на грани жизни и смерти, очень тяжело, а в кино всё должно быть по-настоящему, актёрство основано на искренности, когда ты на переднем плане на большом экране, ты обязан быть искренним".

Один из фильмов, которыми он гордится, – чёрно-белая лента Оливера Стоуна "Джон Ф. Кеннеди. Выстрелы в Далласе", где Олдман сыграл Ли Харви Освальда, единственного подозреваемого в смерти Кеннеди.

– Когда я впервые увидел эту великолепную работу, мне пришлось даже ущипнуть себя! Черт, да это же я! – смеётся актёр. - Кроме того, что фильм получился хорошим, мне было очень интересно работать над ролью, ведь режиссёр подарил мне уникальную возможность стать "следователем". Он купил мне билеты и отправил меня на реальное место событий, чтобы у меня самого сложился образ моего героя. Я говорил с людьми, которые знали Освальда, мы стояли у того окна, откуда предположительно он сделал выстрел, мы даже пытались стрелять оттуда. Это был невероятный опыт! Некоторые до сих пор не знают, что я снимался в этом фильме, и для меня это большой комплимент, ведь получается, мне удалось полностью слиться с образом моего героя.


Кадр из фильма "Джон Ф. Кеннеди. Выстрелы в Далласе"

Кадр из фильма "Джон Ф. Кеннеди. Выстрелы в Далласе"

О режиссёрах и режиссуре

Рассказывая о режиссёрах, с которыми ему довелось работать, Олдман вспоминал многих, но особенно интересно он рассказал о Нолане, дававшем мастер-класс в этом же зале чуть ранее. Актёр снимался в его "Бэтмене".

– Работать с Кристофером Ноланом было интересно – вроде он стоит на площадке, ни с кем особо не разговаривает, тихо пьёт чай, наблюдая за всем со стороны, он даже не смотрит в монитор, и пока снимают, всё выглядит довольно тривиально, но, когда ты видишь отснятое, тебя это впечатляет! Как он это делает? За все семь лет работы с ним Нолан лишь однажды передал мне одну записку, в ней говорилось: "У нас немного больше на кону, давай попробуем ещё раз".


Гари Олдман со своим первым "Оскаром"

Гари Олдман со своим первым "Оскаром" / Фото Reuters

В 1997 году Гари Олдман сам выступил режиссёром: его дебютная картина "Не глотать"(Nill by mouth), рассказывающая о буднях бедной лондонской семьи, увязшей в насилии, алкоголизме и наркомании, участвовала в Каннском кинофестивале того года и даже была там награждена, правда, приз вручили за лучшую женскую роль.

– Режиссура для меня – большая радость, ведь ты можешь контролировать весь процесс создания фильма, от написания сценария, актёрской игры до костюмов и музыки. Я рад, что однажды мне выпала честь быть режиссёром, – признался Олдман.

Советы Олдмана молодым актёрам

– Когда вы однажды сядете и скажете себе: "Бог мой, как я был в том фильме прекрасен", это будет самый печальный день в вашей жизни, – говорит Олдман. – Сомнения и неуверенность должны сопровождать любого творческого человека. Но, конечно, не стоит увлекаться, не до той степени, чтобы они могли вас парализовать".

– Вы не можете сидеть и ждать великих ролей. Они приходят, может быть, раз в 5-6 лет. Бетховен, Дракула, Черчилль – это всё роли, которые приходят редко, но ведь вам нужно жить, платить по счетам, отправлять детей в колледж и прочее. Поэтому нужно быть готовым, что придётся много работать.

Для молодых актёров у Гари Олдмана два совета.

– Первый: знайте свои реплики наизусть. Второй: приходите раньше других. Не просто вовремя, а раньше других. Поверьте, этот совет только на первый взгляд банален, но он вам не раз пригодится в вашей актёрской карьере.

– Большая часть актёрской работы вне площадки: вы сидите дома и практикуете голос, манеры. Это игра на кухне. В основном, вы делаете домашнее задание.

Самая любимая роль

– Одни мои работы мне нравятся больше, другие меньше, но все эти роли давно сыграны, и они в прошлом, а я не люблю жить прошлым, – говорит Олдман. – Это как с художниками – сначала ты рисуешь в одном стиле, затем в другом, но возвращаться к себе прежнему не имеет смысла. Даже если эти картины стали всемирно знаменитыми и повлияли на тысячи людей, для тебя это уже неважно. Поэтому, когда меня спрашивают: "Какая из ваших ролей самая любимая?", я всегда говорю: "Следующая!"


Читайте также:

Кристофер Нолан: Я невероятно боюсь предательства

Джон Траволта: В пять лет я захотел стать разбивателем сердец


Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter