Аружан Саин: Все казахстанские школьники должны получать форму и питание бесплатно

Уполномоченный по правам ребёнка о бесплатных обедах, кружках, спортивных секциях и школьной форме для казахстанских детей.

2022 год объявлен в Казахстане Годом ребёнка.

Уполномоченный по правам ребёнка Аружан Саин в интервью Informburo.kz рассказала, почему реформы в области прав детей встречают сопротивление исполнительной власти на местах.

"Распроданы и приватизированы объекты культуры и спорта"

– Аружан, президент Казахстана под занавес уходящего 2021 года сказал, что в стране должны предприниматься конкретные меры в области здравоохранения, образования, социального обеспечения с целью защиты детства. Насколько это поручение главы государства близко к действительности? Какие проекты в Год ребёнка реализуются?

– В конце прошлого года я направила президенту ряд предложений по новым реформам в сфере защиты прав детей и тем, что уже запущены. Так вот, по запущенным проектам похвастать особо нечем. Я-то вижу гиперцели, к которым мы должны прийти, но всё происходит слишком медленно.

Запущена реформа по снижению инвалидизации детства, разработана Дорожная карта. Над ней должны работать министерства – здравоохранения, социальной защиты населения, образования и науки. Но реформа реально идёт тяжело.

Другой проект – обеспечение детей секциями и кружками – тоже встретил большое сопротивление.

Ещё две реформы, которые мы пытаемся реализовать, – это бесплатное горячее питание школьникам с первого по 11 класс, а также либо солидарное, либо за счёт государства обеспечение детей школьной формой.

– Предлагаю вначале о кружках и секциях. Проект только запустили, и уже попасть в него невозможно. Когда казахстанские дети смогут заниматься спортом и творчеством по программе Artsport?

– Если бы я могла читать мысли и намерения каждого акима, правительства, того же Министерства культуры и спорта, то я бы смогла ответить на этот вопрос.

Мы понимаем корень проблем, почему реформа сталкивается с сопротивлением. Этой истории много лет.

Ещё в 2019 году при первой встрече с Касым-Жомартом Кемелевичем мы говорили о тяжело больных детях, детях с ограниченными возможностями, оставшихся без попечения родителей. Отдельно мы говорили о том, что в Казахстане очень сильно упал уровень образованности общества и воспитания. И это всё прямое следствие того, как работает система управления. В данном случае система образования, система культуры и спорта.

В отношении воспитания у нас всё разрушено до основания. Распроданы и приватизированы инфраструктурные объекты культуры и спорта. Детям некуда пойти, они не могут развивать свои таланты, потому что родители не могут оплатить секции и кружки. Призывы к благоразумию, пониманию важности государственных задач местными органами исполнительной власти (а я ко всем обратилась, вступив в должность уполномоченного по правам ребёнка в середине 2019 года) не нашли отклика. Поэтому было решено законодательно закрепить это право детей и заставить власть реализовывать эти права.

Для обеспечения этого права был придуман механизм, который позволял деньгам идти за каждым ребёнком в ту секцию или кружок, которые ребёнок хочет посещать. Прозрачный механизм, заложенный в проект, позволяет максимально видеть, куда идут деньги управления спорта и управления культуры.


Читайте также: Аружан Саин о бесплатных кружках: Чиновники на местах дезинформируют руководство страны


После принятия закона на всех совещаниях и правительство, и администрация президента транслировали акимам, что они должны на реализацию программы закладывать соответствующее количество денег в бюджет. Тем не менее мы столкнулись с тем, что не желают чиновники деньги, которые находятся в региональных управлениях культуры и спорта, направлять на реальные нужды народа. То, что сегодня происходит, показатель того, что отсутствует исполнительная дисциплина на местах. Акимы не ставят в приоритет исполнение задач, продвигаемых правительством, не учитывают потребности населения региона, где живут и работают.

"Подход к планированию бюджета у исполнительной власти – это какая-то катастрофа"

– Некоторые чиновники утверждают, что деньги на программу Artsport должны выделяться из республиканского бюджета. Просчитывалось ли, сколько денег надо и откуда их брать?

– У нас около 4,5 млн детей, которые подпадают под действие этой реформы. Они все живут в разных регионах. Поэтому чиновники должны исходить в своих расчётах из потребностей детей, а не из того, что решили выделить 200-500 млн тенге, которых хватит лишь на несколько тысяч детей. Всем акимам ещё в феврале 2021 года был разослан документ, где чётко указывалось, какое количество детей в возрасте от 4 до 17 лет живёт в их регионе, какие из них подпадают под действие программы, каковы средние тарифы на спорт и творчество по стране. Даже давали расчёты по охвату детей (45% от общего количества). Всем и во всём помогали, чтобы только заложили необходимое количество бюджетных средств на программу.

Подход к планированию у исполнительной власти на уровне регионов – это какая-то катастрофа… Например, мы говорим об обеспечении лекарственными препаратами детей с орфанными заболеваниями. Уму непостижимо, сколько времени и сил требуется от родительских организаций или от меня как уполномоченного, чтобы выяснить, какой регион и сколько запланировал денег на детей с тем или иным диагнозом. А чуть позже опять слышим, что в регионе нет денег. Но, извините, вы же знаете, сколько у вас в регионе детей с тем или иным диагнозом, знаете, сколько стоят лекарства. Тогда в чём проблема? Трудно посчитать и заложить в бюджете требуемую сумму? Вот и получается, что бюджеты по-прежнему планируются исходя не из потребностей и обеспечения прав ребёнка, а из того, сколько заложили по непонятным основаниям.

Похожая ситуация случилась и с проектом Artsport. Можно же было сказать: "У нас бюджет на год составляет столько-то миллиардов тенге. Мы оставили деньги на содержание спортивных школ, аппарат управления, ещё на что-то, но мы ничего не дали профессиональным клубам и командам, сократили историю с мероприятиями, мы все деньги отдали в массовый детский спорт. И нам этих денег всё равно не хватило. Поэтому просим поддержки от республиканского бюджета".

Но чиновники на местах хотят лишь одного – сохранить те схемы, которыми пользовались много лет, финансируя клубы и команды (даже конный спорт финансируют у нас в регионах, который забирает миллиарды тенге и не приносит спортивного успеха). Но во всех странах мира команды существуют на коммерческие деньги – спонсоров, с продажи билетов, ставок букмекеров, сувениров и др. Нигде это не финансируется из денег налогоплательщиков. Если условно провести референдум в любом казахстанском регионе и поставить на голосование вопрос, куда жители региона хотят тратить деньги: на секции для детей или содержание профессиональных клубов, ответ будет очевиден.

Несправедливо перекладывать на республиканский бюджет финансирование, если вы в своём регионе не можете рачительно и разумно планировать свой бюджет. Ни один аким не прекратил финансирование спортивных клубов, в отношении которых известны не только уголовные дела, но и завершившиеся судебные процессы. Жамбылская и Алматинская область вообще отказались финансировать программу Artsport, потому что она якобы с нарушениями реализуется. Ну не могут все дети быть виноватыми и страдать от того, что есть какие-то нарушения. Даже если они есть, должны приниматься меры в отношении нарушителей, а не программы.

На недавнем совещании с родителями в Zoom вице-министр культуры и спорта господин Жарыспаев заявил, что маслихаты в мае должны одобрить сумму в 80 млрд тенге на этот проект, но я пока не уверена в том, что всё так и произойдёт. Маслихаты как органы законодательной власти в регионах перед утверждением бюджетов должны были проверить заранее, заложены ли деньги на лекарства, реабилитацию, Artsport и т.д. Я вновь отправила Касым-Жомарту Кемелевичу статус по исполнению этого поручения.

"Бесплатные обеды в школах – гарантированный рынок сбыта фермерской продукции"

– Надеемся, что глава государства держит этот проект на контроле, и он вновь полноценно заработает. Но есть ещё одна инициатива, которая интересует всех родителей, – обеспечение бесплатным горячим питанием школьников с первого по 11 класс. До сих пор такое питание за счёт государства получали только дети из малоимущих семей. Почему сегодня встал вопрос обо всех маленьких казахстанцах?

– У нас, к сожалению, далеко не каждая семья имеет возможность обеспечить питанием детей и взрослых, которое бы отвечало всем потребностям организма. Детский организм в период активного роста должен получать всё необходимое для того, чтобы быть здоровым. И единственным источником строительных материалов для всех внутренних органов, мышц, костей и даже мозга, интеллекта человека является еда. Мы также понимаем, что далеко не каждая семья может мясо себе позволить в достаточном количестве, я уже не говорю об овощах и фруктах. Это означает, что каждое следующее поколение становится слабее предыдущего: слабые родители не могут родить здоровых детей. А ещё у нас в стране на невысоком уровне культура питания, осознание важности полноценного питания по большей части отсутствует. Дети питаются фастфудом, газированными напитками. И это растущий организм получает вместо клетчатки, круп, животных белков и прочего.

Между тем в ООН разработана World Food Programme. Одна из её составляющих – школьное питание. Эксперты уверены, что именно таким образом можно повлиять на то, каким будет уровень человеческого капитала в том или ином государстве. Именно через полноценное школьное питание можно отрегулировать то, что не могут позволить себе граждане либо не потребляют дети в семьях.

– Насколько успешно такие программы реализуются в других странах?

– По этой программе работают свыше 100 стран мира. И в 98% этих стран затраты по организации школьного питания берёт на себя государство, которому чрезвычайно выгодна реформа школьного питания. И ещё один момент. Школа как образовательное учреждение несёт академические знания, а обеспечением питания занимаются специализированные организации – комбинаты общественного питания. Их допускают к кормлению детей строго на конкурсной основе, с соблюдением жесточайших требований к безопасности, сбалансированности рациона. Такое питание должно быть ещё и вкусным. Его привозят в школы ежедневно. Но помимо перечисленного есть ещё плюсы: на 20% повышается успеваемость в школах, посещаемость.

– Почему в ряде стран инициаторами организации школьного питания выступали министерства сельского хозяйства?

– В Казахстане 3,6 млн школьников. Для того чтобы их накормить, необходимо произвести продукты: овощи, фрукты, мясо, птицу, рыбу, крупы. То есть этот проект – гарантированный рынок сбыта фермерской продукции. Да, там будут требования к продуктам, зато агропроизводители начнут инвестировать в свой бизнес. Они будут заинтересованы в том, чтобы их бизнес рос. Поверьте, если бизнес имеет понимание, что в эту отрасль вкладываются деньги, гарантируется спрос на их продукцию, то выстраиваются процессы очень быстро. А это влечёт за собой создание рабочих мест в производстве, логистике, хранении продуктов и их переработке. Это рабочие места не в одном месте, где поставили завод. Это места по всему Казахстану. Школы ведь по всему Казахстану, и дети живут по всей стране.

Это очень мощная программа. В странах, где она работает, программа приносит от 3 до 10 долларов на каждый вложенный государством доллар. Таким образом вначале государство обеспечивает оплату горячего питания, а уже в ближайший год в казну возвращается порядка 30% в виде налогов. Рост пенсионных отчислений, медстраховки. Но в перспективе мы получаем здоровых детей, потому что они правильно питались, занимались спортом и творчеством. Добавлю, здоровый человек не обращается к врачам.

Наконец, это ещё огромная мотивация для детей и воспитание в них патриотизма. Потому что ребёнок, который за счёт государства получил качественное образование, имел возможность заниматься любимыми видами спорта и творчества, его вкусно и полезно кормили, – это основа настоящего патриотизма. Уже взрослым сегодняшний школьник скажет: "Когда я был ребёнком, государство сделало для меня очень много. И теперь я могу смело заводить детей, потому что государство их будет обеспечивать. Я хочу принести благо своей стране".

Тому есть множество примеров в мире. Так, в Сингапуре проводилась образовательная реформа. Для детей её призыв звучал как "Воплоти свою мечту в Сингапуре", а для взрослых – "Формирование будущего начинается сегодня".

Школьное питание – это улучшение качества жизни детей, снижение нагрузки на семейные бюджеты казахстанских семей. Понимая, что ребёнок ест хотя бы один раз в день полноценно, взрослые будут более уверенно решать свои жилищные проблемы.

Когда я предлагала эти реформы, я исходила из того, что мы должны выстроить вокруг детей экосистему, которая позволит решить глобальные проблемы. Это оздоровление нации, рост человеческого капитала, снижение преступности. Потому что счастливые дети, занятые делом, направленным на их развитие, не совершат какие-то асоциальные поступки.

"Переход на мировую модель нам необходим"

– Надеемся, что реформа рано или поздно будет реализована, потому что выражение "Дети – наше будущее"–  не пустые слова. А как это может быть реализовано на практике?

– Суть последних реформ в том, что они касаются всех детей. Независимо от социального статуса родителей, от того, что перед нами ребёнок с ограниченными возможностями или нет, из многодетной или неполной семьи. Это право каждого ребёнка, гражданина Республики Казахстан.

То питание, которое обеспечивается сегодня в школах на уровне заключения договоров с ИП или ТОО, вызывает много нареканий. Здесь вопрос по коррупции и хищениям. По тому, что я обнаруживаю в детских домах, медико-социальных учреждениях – интернатах, граничит с таким понятием как пытки. К примеру, я заехала неожиданно с визитом во время обеда в Центр адаптации несовершеннолетних в Алматы. Блюдо, где должно быть 250 г фарша, заменили на самсу, которая не может быть вторым блюдом в принципе и где было всего 25 г фарша.


Читайте также: В Алматы учащиеся начальной школы будут питаться бесплатно


В позапрошлом году я писала президенту Токаеву отдельную аналитику по соблюдению прав детей в учреждениях интернатного типа. Там было и о том, что детям недодают еду, качество продуктов низкое, часто заменяют натуральные продукты спредами. Проверки осуществляло и Агентство финансового мониторинга, выявлены многочисленные факты, идут суды… Но вероятность того, что такое может случиться и в учреждениях образования детей, у которых есть родители, также высока. В мире не придумано ничего лучшего, чем обеспечивать питание через комбинаты.

Один такой комбинат может кормить от 5000 до 50-70 тысяч детей в сутки. Проконтролировать его деятельность легче, чем объезжать семь с половиной тысяч школ, которые функционируют в республике. Переход на мировую модель нам необходим, бизнес должен сюда войти, создать комбинаты питания. Они в Казахстане уже есть, обеспечивая определённым набором блюд сети ресторанов быстрого питания.

– Сразу в голову приходит бортовое питание – очень технологичное, всегда свежее, с соблюдением всех санитарных норм…

– Всё чётко прописано, как это сертифицируется, чему должно соответствовать, какие требования соблюдаться. Задача сделать так, чтобы это готовилось по всем нормам. Их тоже нужно пересматривать, потому что, по-моему, ещё со времён СССР мы ими пользуемся. А с этих пор уже и новые продукты питания появились, и вкусы у детей изменились. Нужно сделать так, чтобы те же белки и углеводы детям давались в том виде, в котором они будут их употреблять с удовольствием.

Я представляю себе это так. На обсуждение родителей и детей должно быть вынесено меню. Например, в качестве выставки-презентации от комбинатов питания. Либо даваться подробное описание: это котлета с гречкой, это рыба с пюре... И за эти блюда родители и дети должны будут проголосовать. Мне самой интересно, совпадут ли вкусы родителей с тем, за что проголосуют дети.

Меню на год должно быть единым для всей страны. То есть 1 сентября все дети будут есть эти блюда, а 2 сентября – вот эти. Это позволит лучше контролировать школьное питание. В том числе и со стороны общественных родительских комитетов, и контролирующих органов.

Но на единое меню нужны разные тарифы для разных регионов, потому что продукты в Шымкенте или Туркестане будут заметно дешевле, чем в Актобе или Уральске. Школьные столовые могут сохраниться в отдалённых населённых пунктах с одной-двумя школами. Туда большой комбинат просто не доедет.

Мы планируем с моей коллегой из РФ поехать в Казань, там нанимали британскую консалтинговую компанию, для того чтобы выстроить систему комбинатов школьного питания. Хотим посмотреть, как у них это организовано. Планируем поехать совместно с представителями министерств сельского хозяйства, финансов, образования, здравоохранения, представителями заинтересованных бизнес-ассоциаций.

"Госорганы вынесли заключение: это очень затратно"

– Просчитывалась ли сумма по проекту обеспечения бесплатным горячим питанием всех казахстанских школьников и сроки его внедрения?

– К моему огромному сожалению, несмотря на то, что этот год объявлен Годом детей, эти реформы в план, утверждённый правительством, не вошли. Это нонсенс. Я встречалась с премьер-министром Алиханом Смаиловым, с вице-премьером Ералы Тугжановым, была в аппарате президента, говорила по этому поводу с министерством образования… Вижу, что общее понимание значимости реформы есть, но госорганы вынесли заключение: это очень затратно.

Да, реформа по организации питания для всех школьников обойдётся государству в 800-950 млрд тенге в год и охватит питанием 3 млн 600 тысяч детей. С одной стороны, это серьёзные деньги. С другой стороны, когда вижу, на что в стране иногда тратят ресурсы, я испытываю чувство дикой несправедливости.

У нас в стране есть деньги, их хватит на всех. Мне говорят: вы хотите на социальные программы выделить такие огромные деньги? Но это дилетантские рассуждения, не имеющие ничего общего с реальностью. Обсуждаемые реформы – не социальные программы. Эти деньги нужно рассматривать как инвестиции. Это не только здоровье детей и взрослых (хотя это очень важно). Эта реформа создаст рабочие места, деньги подталкивают развитие АПК, общепита. Это всё возвращается государству. Это инвестиции в граждан Казахстана, народное хозяйство.

 "Субсидирование государством покупки школьной формы нужно рассматривать как инвестиции в народ"

– Школьная форма – это ещё одна реформа, продвигаемая вами. Что здесь вы хотите изменить? Нужна ли она вообще современному школьнику?

– Можно, конечно, отменить школьную форму. Но я вижу по опыту большинства стран, что форма всё-таки необходима. Основной аргумент: дети не должны испытывать имущественное неравенство. Чтобы не было дискриминации, кто-то может себе позволить одеваться лучше, кто-то нет. Поэтому я склоняюсь к тому, что школьная форма всё-таки нужна.

Вопрос в другом: какая она должна быть? По моему убеждению, она должна быть самого лучшего качества, потому что это будут носить наши дети. Они носят форму практически ежедневно и большую часть дня. Она должна состоять из натуральных тканей: хлопка, шерсти.

При этом я общалась с ассоциациями лёгкой промышленности. Наши производители очень ущемлены: к нам форму завозят из других стран, потому что на неё нет отдельного таможенного кода. Такой импорт, иногда по серым схемам, не даёт возможности развиваться казахстанским фабрикам. Сегодня выбор школьной формы у нас достаточно широкий, но зачастую невысокого качества. Родители покупают то, что дёшево, насколько могут себе позволить.

Но субсидирование государством приобретения школьной формы можно и нужно рассматривать как инвестиции в собственный народ, и эти деньги будут оставаться в семьях. Цена вопроса по школьной форме – двести с чем-то миллиардов тенге в год. В рамках проекта я предлагала сделать обеспечение со стороны государства казахстанских школьников комплектом: два низа, три рубашки, кофточка или пиджак. Разговаривала с представителями индустрии и знаю, что во многих странах такие проекты реализуются с учётом интересов отечественных производителей.

Наши производители предлагают создать консорциум предприятий лёгкой промышленности. Для того чтобы этот консорциум напрямую заключал договоры с правительством на пошив школьной одежды, чтобы закупал централизованно сырьё (это точно дешевле, чем если бы каждая фабрика по отдельности приобретала ткани и фурнитуру), чтобы распределял госзаказ по всем предприятиям с учётом производственных мощностей.

Это снизит конечную стоимость формы для государства и в то же время обеспечит работой все предприятия лёгкой промышленности Казахстана. Опять-таки это и новые рабочие места, и дополнительные налоги. Мы никогда у себя не поднимем эту отрасль без господдержки, потому что рядом Кыргызстан, а ещё – Турция, Беларусь, Китай… Мы должны взращивать свои предприятия.

По школьной форме обсуждается и такой вопрос: будет ли это в форме сооплаты со стороны родителей или расходы полностью возьмёт на себя государство? Например, в Великобритании 8-10 фунтов оплачивают родители, а остальное субсидируется государством. Там родители приходят в специальные магазины, где выбирают всё необходимое, оставляют сертификат и частичную оплату.

Я очень рассчитываю на поддержку наших граждан, родителей. Потому что при реализации любой реформы мы столкнёмся с сопротивлением. Потому что это везде требует перенаправление государственных средств и создание прозрачных механизмов. Мы стремимся создать условия, при которых коррупция будет сведена к минимуму. Только при поддержке народа мы сможем достичь успеха. И мне очень нужна эта поддержка! Я буду использовать мандат уполномоченного по правам ребёнка и добиваться исполнения глобальных целей и изменений в стране. Я не знаю, как долго продлится этот мандат, но давайте попробуем!


Читайте также:


 

Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

 Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

 Если вы нашли ошибку в тексте на смартфоне, выделите её и нажмите на кнопку "Сообщить об ошибке"

Популярное в нашем Telegram-канале

Новости партнеров