Анатолий Ким считает, что это больше напоминает рейдерский захват. И всё делается для того, чтобы отобрать у Федерации ММА Казахстана членство в WMMAA и передать его Федерации панкратиона и грэпплинга. Более того, по мнению Анатолия Кима, "нож в спину" вонзил экс-глава наблюдательного совета Федерации ММА Айдар Махметов, который якобы представил интересы другой федерации на Всемирном конгрессе. В свою очередь Айдар Махметов отрицает обвинения в свой адрес и выдвигает встречные. Редакция informburo.kz решила предоставить обоим оппонентам возможность высказаться. Точку зрения Айдара Махметова можно прочитать здесь.

Анатолий Ким внимательно изучил все комментарии и негативные отзывы в адрес своей федерации и согласился их прокомментировать.

- Конфликт произошёл на всемирном конгрессе WMMAА. После этого конгресса вы исключили Айдара Махметова из наблюдательного совета федерации, мотивируя, что он в Макао представлял интересы другой организации. Однако Айдар Махметов уверяет, что он приехал по приглашению Всемирного конгресса, чтобы урегулировать конфликт...

- Я не ожидал, что он поедет в Макао. Мы начали подозревать, что Махметов стоит за этим уже буквально перед самым выездом. А потом встретили его в аэропорту. До этого он с нами не встречался. Уже там на месте выяснилось, что он представлял интересы Федерации панкратиона и выехал якобы по приглашению. Мы знали, что Федерация панкратиона просит членство во Всемирной ассоциации WMMAА и предполагали, что они приедут на Всемирный конгресс, где будет решаться судьба представительства в Казахстане. А когда мы уже увидели заявку, поданную Федерацией панкратиона, там стояла фамилия представителя Казахстана - Махметова.

- То есть если бы тогда членство Федерации панкратиона одобрили, то вашу федерацию автоматически исключили?

- Да, страну должна представлять на международной арене только одна федерация. Однако, согласно уставу, приоритетом пользуется та федерация, которая имеет государственную аккредитацию. Есть даже такое положение у них в уставе: если в стране есть две федерации, то неаккредитованная федерация, даже если она являлась членом ассоциации, подлежит замене на аккредитованную государством. На сегодняшний день государственную аккредитацию по смешанному боевому единоборству MMA имеем мы. Мы аккредитованы с 2013 года, нарушений устава у нас нет, членские взносы платим регулярно, есть квитанции. Такие выяснения отношений нельзя переносить на международный уровень. Было стыдно и неприятно в Макао: из Казахстана приехали люди и начали выяснять там отношения. Надо было это делать дома. Все претензии могли быть озвучены и услышаны здесь. Это дискредитирует спорт!

- В комментариях к материалам в СМИ о вашей федерации упоминают неких ребят из Караганды, у которых вы лично забрали мечту в 2013 году. Расскажите, что это за некрасивая история?

- Да, я читал эти комментарии, что мы якобы забрали мечту ребят. Мы не привыкли рассказывать о своих трудностях, со своими зрителями и болельщиками делимся только хорошими новостями. Когда в 2012 году мы поехали на конгресс, выяснилось, что там присутствовали ребята из Караганды, которые уже были членами Всемирной ассоциации MMA. Мы с ними там познакомились и договорились, что будем представлять Казахстан вместе – на тот момент у нас была аккредитация по двум видам спорта: джиу-джитсу и смешанным единоборствам. Мы имели филиальную сеть по всей стране. А у тех ребят ничего за спиной не было, никакого опыта. Никакой спортивной деятельностью они не занимались. Они занимались продажей экипировки: на территории Караганды у них был магазин, и вместе с магазином они получили ещё и спорт. Это было не совсем правильно. На конгрессе нам предложили объединиться. Мы предложили свою базу, все свои ресурсы, предложили работать вместе, пригласили всех заинтересованных лиц на переговоры, показали план работы на год, представили цели и задачи. Но они от спорта были далеки и спорт рассматривали как бизнес. А в тот момент не было никакой базы, нужны были вложения. Никто из тех ребят не посчитал нужным взять на себя это бремя ответственности, они просто пропали. Когда поняли, что нужно давать деньги, нужно работать, они исчезли. Когда понимают, что в этом виде спорта нужны колоссальные вложения, энтузиазм у многих сразу пропадает.

- Вас обвиняют в том, что вы отказались объединять федерации, клубы в один союз. Так ли это, и если так – то почему?

- Это не соответствует действительности. Я неоднократно приглашал представителей наших известных клубов, в том числе и Федерацию панкратиона. С Сагындыком Мекеевым (глава Федерации панкратиона и грэпплинга Казахстана. - Авт.) у нас были хорошие отношения, я предлагал ему вступить в нашу организацию. Мы нередко выводили бойцов панкратиона на MMA, брали ребят в сборную Казахстана в порядке исключения. Я сделал предложение Сагындыку Мекееву ещё в апреле: если у него есть интересы в MMA, то пусть вступает в руководство нашей федерации. Было предложение - изучить устав, внести свои пожелания. Однако прошло уже столько времени, но не было никаких предложений. Единственное, что они сделали – провели альтернативный чемпионат Казахстана по MMA. По одному виду спорта два чемпионата – такого быть не должно! Официально есть один чемпионат Казахстана, который признаёт государство, за которое идёт присвоение мастерских степеней - это наш чемпионат, альтернативных быть не может. Когда начался конфликт, мы с Сагындыком Мекеевым встретились, я ещё раз объяснил ситуацию и сделал предложение работать вместе. Мы друг друга поняли, пожали руки. Он попросил тогда не мешать ему, не препятствовать участию его команды в чемпионате мира. Я сказал: без проблем, выступайте. Приедете – поговорим, чтобы впредь не было такого раздрая, надо делать всё вместе, вместе проводить сборы, а потом решать, какой состав на какой турнир поедет. К сожалению, непонятно, по каким причинам, но их не допустили к турниру Я ждал, что он вернётся, и мы сядем за стол переговоров Однако этого не произошло, слова он не сдержал. У каждого свои амбиции, никто не хочет объединяться, хотя делить нечего. В этом виде спорта одни расходы, нужно объединиться и стать сильнее.

- Скажите, как вы стали президентом Федерации MMA? Вас обвиняют в том, что никаких легитимных выборов не было, вы сами себя избрали.

- Меня избирали наши участники общественного объединения. Президентами в разное время были разные люди, я пришёл на смену Ерлану Карину, а ему перешёл статус почётного президента Федерации ММА. Президентское кресло, кроме ответственности, ничего больше не даёт. Если кто-то готов переложить это на свои плечи, я буду только рад. Когда мы начали развивать MMA, когда мы поняли, что это колоссальные временные и финансовые затраты, в 2013 году я ушёл с основного своего места работы. До этого я совмещал. Но понял, что если мы хотим чего-то добиться, этим нужно реально заниматься.

- Были обвинения, что в составе учредителей федерации ваши родственники и друзья…

- Родственников точно нет, но все - друзья. Это люди, которые собрались вместе по интересам, не со всеми мы дружили ранее, но сейчас мы - одна команда, они поддерживают меня как президента, они тратят своё время, свои деньги для того, чтобы ребята ездили на соревнования. Как мы можем не быть друзьями, если нас объединил спорт? На портале egov.kz можно увидеть список учредителей, эта информация не секретная.

- Вы говорите, что делить нечего, денег здесь нет. Однако, если поднялся такой шум, а вы оппонента обвиняете в рейдерском захвате, так, может, всё-таки есть что делить?

- Интерес разгорелся к нашему виду спорта нешуточный, наверное, потому, что мы показали, что у смешанного единоборства есть будущее. Ведь ничего не было, всё создавалось с нуля. И тогда этим никто не интересовался. Сейчас всем интересно стало. Кто за этим стоит, я не знаю. Но денег здесь нет, в основном у нас одни расходы. Правда, в последнее время к нам пришёл рекламодатель, потому что мы делаем лучшее шоу в стране.


"Мы делаем лучшее шоу в стране"
"Мы делаем лучшее шоу в стране" / Фото KAZMMA

Мы никогда не сидели на шее у государства, мы добились того, что государство признаёт все наши чемпионаты, добились того, что государство стало выделять определённый бюджет. Если и дальше мы так будем развиваться, придут государственные дотации. Сейчас окупаемости нет, но есть перспектива. Проведение шоу мирового уровня стоит очень больших денег. Но мы не в Америке. В Казахстане окупить такое очень сложно. Нет этой индустрии, она не работает. Сейчас только начали делать прямые эфиры, приглашать телеканалы. Все хотят с нами работать, потому что видят результаты, мы даём качественный контент для телевидения, это становится популярной рекламной площадкой. Сколько надо вложить - мы вложили. А теперь кто-то хочет прийти и забрать всё это, воспользоваться этими достижениями и почивать на лаврах.

- Вы говорите, что бросили основную работу ради спорта. Однако у люди высказывают мнение, что вы приехали в Казахстан и много зарабатываете на спортивном поприще.

- Да, я читал эти комментарии, что я приехал и деньги здесь заколачиваю. Что касается моего приезда в Казахстан, то здесь жила всю жизнь моя мама. Мама родом из Караганды, отец - из Баку. Я родился в Баку, может быть, благополучно жил бы там дальше, если бы не события восьмидесятых годов. Начались межнациональные столкновения - это очень страшное время. В 1989 году мы переехали сюда, с этого времени я живу в Казахстане, считаю его своей родиной. Я здесь вырос, сформировался как личность, здесь работал - служил на государственной службе. Именно служил, а не пришёл, как многие сейчас думают, что государственная служба - это кормушка. Я отдал ей 14 лет. За период моей службы не было ни одного дисциплинарного взыскания, и ушёл я, потому что у меня появилась новая мечта. Свой потенциал сейчас я вкладываю в спорт, молодёжь Казахстана. Я служу своей стране, а заколотил ли я денег – можете проверить. Никакие деньги не заколачивал, служил честно. В этом спорте я уже рассказал. какие деньги. Сейчас только вкладываем.

- Также вас обвиняют в том, что вы никакого отношения к спорту не имеете, а пост занимаете высокий…

- Самозванцем ещё называют. Я привык к этому, я это уже слышал. Я всю жизнь - в спорте, занимался, выступал, но больших высот не достиг. Особо хвастаться нечем. У меня есть опыт выступления на международном уровне. Спорт никогда не оставлял, всю жизнь занимался и занимаюсь до сих пор, но не на том уровне, на каком Айдар: он может позволить себе заниматься и выступать, человек делает большую работу над самим собой. За это ему уважение и почёт. Я не могу себе позволить находиться в постоянном тренировочном процессе, потому что физически это невозможно – совмещать такую нагрузку по развитию спорта в стране и самому лично тренироваться. Моё время спортивное прошло. Я горжусь тем, что я могу дать ребятам. Моя гордость - это мои пацаны, которые ездят на соревнования и привозят медали. Мы не занимаемся самопиаром, мы занимаемся продвижением нашего вида спорта. Понятное дело, что Айдар больше говорил о себе, о своих достижениях. Может быть, из-за этого произошёл конфликт. У нас с ним был разговор на эту тему, я ему сказал: можешь ездить по своему виду спорта на соревнования, заниматься, но мы должны говорить о наших спортсменах, а не о личных заслугах. Если ты назвался председателем наблюдательного совета, в твои полномочия входит налаживание работы с людьми, которые бы помогали развитию спорта. Если бы он это делал, тогда вопросов вообще бы не было. За два года, когда он находился в наблюдательном совете, вообще работы никакой не было сделано, должность была фактически номинальной, о работе совета не было ни одного отчёта, совет был мёртвый.

- Что касается PR, ведь именно Айдар Махметов познакомил вас со многими людьми: министром спорта, директорами телекомпаний.

- Для меня удивительно, как можно такое заявлять, что в нашей стране спорт поддерживается только благодаря связям. Четыре министра со мной работали, с каждым встречался и разговаривал о развитии нашего спорта. Когда назначили Мухамедиулы, мы зашли с ним познакомиться. Созвонились с Айдаром, я говорю: давай вместе зайдём. Просто зашли и представились, рассказали, что есть такой спорт. Это был визит вежливости, никто бы нас никогда не поддерживал, если бы мы не давали результаты.


"Никто бы нас не поддерживал, если бы мы не давали результаты"
"Никто бы нас не поддерживал, если бы мы не давали результаты" / Фото KAZMMA

Мы меньше всех просим денег, но больше всех приносим медалей. Айдар не привёл к нам ни одного партнёра, все наши информационные партнёры - наши собственные наработки. С телеканалами начали работать с 2013 года. Говорить, что наш контент показывают только из-за знакомства – некорректно: телеканалы должны показывать тот контент, который смотрят люди. Какой бы я ни был друг, я не могу прийти и сказать директору телеканала: давай, ты будешь показывать ерунду? Наш контент телеканалы берут с первого дня, когда увидели, что мы делаем это качественно. Мы не продаем свой контент, мы отдаём на условиях бартера, но это большое достижение, у нас телеканалы не приучены так работать, они раньше требовали деньги за эфир. Мы добились того, что телеканалы борются за наш эфир, каждый хочет быть в приоритете, эксклюзивы брать - это большая наша работа. У меня не было нужды заходить к председателям правления телеканалов. Мы работали напрямую через исполнителей, они сами решали вопросы со своим руководством. Потом в ходе процесса я познакомился с председателями правления всех телеканалов. Айдар контакты нам не давал, ничего сам не решал, просто мы всегда заходили на встречи вместе. И это не значит, что нас показывают в эфире, потому что нас кто-то познакомил. Айдар упоминал о финансовой помощи – 5 млн тенге. Мы проводили "Битву Номадов-2" в 2014 году. Бюджет превышал 20 млн. Хочу отметить, что бюджеты наших мероприятий – от 20 до 100 млн тенге. Когда Айдар ещё интересовался нашей жизнью, я был в активном поиске средств для соревнований. Из этой суммы 5 млн были переданы знакомыми Айдара. Но если уж быть до конца честным, из этой суммы он взял и на свои собственные расходы: командировочные и так далее. За это время мы провели 9 турниров, не считая чемпионатов и кубков РК. 5 млн – это капля в море. Это было раз и теперь попрекать и вспоминать, что он нам помогал каждый чемпионат!

- Вам предъявляли претензии, что вы перед чемпионатом мира провели Кубок Казахстана, а спортсменов, вместо того чтобы вывезти в Таиланд на сборы, где не так дорого и условия похожи на условия в Макао, заставили заниматься в подвале.

- Кубок – календарное мероприятие. Почему я должен был лишить права многих пацанов, которые ждали этого турнира? Они хотели стать чемпионами, они готовились. Победители Кубка Казахстана получают мастера спорта и право попасть в национальную сборную. Неужели я должен в интересах семи человек из сборной Казахстана сделать приоритетом чемпионат мира и не проводить Кубок? Почему мы провели сборы в Астане? По логистике было удобно вылетать отсюда. Сборы в Таиланде - в разы дороже, чем в Астане. Что касается подвала, то все топовые бойцы перед важными соревнованиями у нас проходят там свою подготовку. Там даже атмосфера и воздух похожи на условия в Макао, вес там хорошо сгонять. Мы могли бы проводить подготовку в спорткомплексе "Евразийский" – у нас там большой красивый зал, – но тренеры сами выбрали подвал. Да любой Таиланд отдыхает по сравнению с этим подвалом!

- После такой шумихи вокруг какая у вас в федерации обстановка? Как работа идёт?

- В рабочем режиме, аккредитация действует, календарный план никто не отменял. Вот другой состав сборной отправили на кубок Содружества, ждём оттуда хороших вестей. Ребята готовились. Сергей Морозов из Актобе будет бороться на M1 за выход в финал, бой против американца. У нас всё та же текущая работа.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter