Айдос Сарым: Есть немало людей, у которых аллергия на Amanat, но они поддерживают инициативы Токаева

Айдос Сарым / Фото Informburo.kz
Айдос Сарым / Фото Informburo.kz

Что ждёт партию Amanat после выхода Токаева из её рядов и слияния с партией Adal?

26 апреля состоялся внеочередной XXIII съезд партии Amanat. Без пафоса его действительно можно назвать историческим, потому что произошло два важных события:

  1. Касым-Жомарт Токаев выполнил обещание и сложил полномочия председателя партии Amanat.
  2. Партия Adal влилась в Amanat.

Чем был продиктован такой шаг? Удержится ли Amanat в политических лидерах, уже не имея такого козыря в своих рядах как глава государства? Какие задачи стоят сейчас перед обновлённой партией? На эти вопросы в интервью Informburo.kz ответил политолог и депутат мажилиса парламента от Amanat Айдос Сарым. 

"Я не считаю, что это было недружественное поглощение"

– Айдос Амироллаевич, на последнем съезде партии было объявлено о присоединении к ней партии Adal. Действительно ли процесс можно назвать слиянием? Или Amanat просто поглотил Adal? 

– Ну, во-первых, инициатива исходила от партии Adal. Понятно, что этому, наверное, предшествовали какие-то переговоры, которые иногда проходят непублично. Но в любом случае это было желание партии Adal. Они провели не одну конференцию в регионах, консультации на уровне центрального совета, организовали съезд партии. Это всё происходило на протяжении двух месяцев на глазах общественности. Поэтому я не считаю, что это было недружественное поглощение. 

Это искреннее желание членов партии Adal, которое нашло понимание у руководства Amanat. Многих из тех ребят я знаю не один десяток лет и только приветствую, что они пришли к нам. У них есть солидный опыт, интересные проекты, полезные наработки. Они сделали хорошие сельские скрининги, которым даже я завидовал, проект по поддержке сельских акимов. У них уже есть цифровые партийные приложения, которые мы тоже хотели сделать, чтобы проводить партийные опросы, узнавать последние новости, задавать вопросы, получать ответы. И в этом плане приход Adal к нам оказался очень полезным. 

– Что представляла из себя партия Adal к текущему моменту? Кем были её лидеры? Кто входил в её электоральную базу? Схожи ли вообще цели обеих партий, направления, программы?

– В числе лидеров партии был Эльдар Жумагазиев, а также люди, которые раньше состояли в палате "Атамекен", работали в медиасреде. Это политики нового поколения, продукт уже даже не "нулевых", а "десятых" годов, которые знают, как развивается страна, как устроен бизнес, как работают госорганы, на что имеется запрос в обществе и так далее. 

Ещё полтора года назад Эльдар Жумагазиев на съезде отметил, что целями партии являются сохранение и укрепление государственности, реформирование Конституции, экономические и политические реформы. И это во многом пересекается с задачами партии Amanat. 

Таким образом, для активистов партии Adal присоединение к партии Amanat – это хороший социальный лифт, а для их электората – существенное расширение возможностей. У партии Adal были интересные начинания, которые мы хотим мультиплицировать, включить в программу Amanat. 

Сейчас уже создана межпартийная комиссия, которая будет заниматься не столько тем, кто в какое кресло должен сесть, а тем, какие идеи и кадры сейчас больше всего нужны обновлённой партии, какие проекты нужно запустить. 

"Я думал, что президент останется в партии, но приостановит своё членство"

– Касым-Жомарт Токаев вышел из партии "Amanat". Он уже анонсировал это решение. Как вы считаете, правильно ли, что глава государства на время исполнения своих полномочий должен дистанцироваться от партийной деятельности?

– Президент показывает свою последовательность. Если честно, я думал, что он останется в партии, но приостановит своё членство. Но Касым-Жомарт Токаев пошёл даже дальше и намерен создать в Новом Казахстане новые правила политической конкуренции.

Ещё года два назад многие говорили, что партия "Нур Отан" – это партия одного человека, и когда его не станет, то все разбегутся, всё развалится. Прошло два года, произошло много событий, в том числе драматических потрясений, но партия не развалилась, не разбежалась, за редкими исключениями. Это говорит о том, что мы не были партией одного человека, даже если имели в названии приставку "Нур". Мы были партией-знаменем, а не партией знаменосцев. Мы партия центристов, государственников, сторонников независимого Казахстана. 

Год назад нам говорили, что мы побеждаем в политике только за счёт того, что в партии состоит президент. Может быть в какой-то степени это было и справедливо, но теперь всё изменится. 

Президент заявил: "Аманатовцы, вы являетесь ядром моих сторонников, и так будет оставаться, но теперь вы должны показать своё право на жизнь, самостоятельность, умение конкурировать с другими политическими силами". А всем остальным сказал: "Ребята, я отхожу, беру нейтральный статус. Я являюсь гарантом Конституции для всех казахстанцев, а не только для партии Amanat. Так что, пожалуйста, покажите себя, создавайте новые партии, выдвигайте программы, конкурируйте между собой, и посмотрим, кто в итоге победит". 

Поэтому я не думаю, что партия Amanat движется в сторону неизбежной погибели, как вещают некоторые блогеры и интернет-гуру. И я уверен, что мы сможем победить в конкурентной борьбе на честных выборах. Хотя, может, это будут не такие запредельные цифры, как некогда. Но тем не менее это будет достаточно для победы, для формирования правительства, а также для того, чтобы бороться за каждую должность. 

В отличие от других партий, которые готовы бороться только за кресло президента, мы будем бороться за все выборные должности и будем везде стараться побеждать. А там, где не сможем этого сделать, создадим все условия для того, чтобы на следующих выборах точно прошёл наш кандидат. Поэтому я думаю, что мы в начале большого интересного пути, это будет интересно всем – и журналистам, и политологам, и политикам, и обществу. И в будущем появится новая политическая культура, новые традиции. 

"Есть немало людей, у которых аллергия на партию Amanat, но при этом они поддерживают инициативы президента"

– Выход президента из партии – это один из шагов по переходу Казахстана от суперпрезидентской формы правления просто к президентской с сильным парламентом?

– Да, это действительно переход к президентской республике с сильным парламентом и ответственной исполнительной властью. Но самое главное в том, что глава государства стремится уравнять всех политических игроков в их возможностях. И в этих условиях партии Amanat предстоит наравне со всеми доказывать свою дееспособность, своё право на жизнь, на политическое представительство. 

Кроме того, государству предстоят серьёзные реформы, которые нуждаются в общественной поддержке, не только со стороны партии Amanat, но максимально большого количества людей. Есть немало людей, в том числе политических и гражданских активистов, у которых аллергия на партию Amanat, но при этом они поддерживают инициативы президента по дебюрократизации, демонополизации. Завтра вполне могут появиться новые партии, и не все они будут антивластные. Допустим, они могут в целом поддерживать курс президента, но не соглашаться с правительством по каким-то вопросам. 


Читайте также: Amanat сможет выдвинуть кандидатуру Токаева на следующих президентских выборах


Они также могут стремиться к модернизации Казахстана, но у них будет своё видение, как это должно происходить, и они будут бороться за внимание и поддержку президента. В этом плане президент открывает двери для конкуренции различных политических сил, их программ и проектов. Не исключено, что в будущем выдвигать нового президента или действующего на новый срок будет не только партия Amanat, но целая коалиция из пяти, шести, семи партий. Это тоже возможно. Сейчас создаётся простор для политического проектирования, для электоральной драматургии и так далее.

"Министры останутся партийными"

– Должны ли и акимы областей, городов и районов вслед за президентом выйти из партии? Ведь на местах обычно акимы возглавляют региональные филиалы Amanat. Что от этого изменится?

– Сегодня мы можем вести разговор только о 19-20 акимах, которые пока не будут избираться. Это акимы областей и трёх мегаполисов. Все остальные акимы будут избираться, в том числе за счёт кандидатов, выдвигаемых политическими партиями. Министры останутся партийными, потому что в будущем правительство будет состоять из министров, которые пришли от партий, победивших на выборах. Так что любое правительство уже сейчас является партийным, а в будущем оно будет однозначно связано с лидирующей партией, но при этом оно может быть и коалиционным. Как это происходит, например, в Германии, где в коалиции из двух или более партий после победы на выборах делят между собой министерские портфели. Возможно, в будущем такое будет и у нас. 

Поэтому пока речь идёт только о крупных акимах, которых назначает президент по согласованию с маслихатами. В такой ситуации мне лично хотелось бы, чтобы на уровне областей и крупных городов партию возглавлял руководитель фракции в маслихате, если мы говорим за Amanat, потому что это люди, которые прошли через горнило выборов, пользуются доверием общества, которые должны выстраивать самостоятельные отношения с каждым из акимов. 

Мы можем сейчас видеть, что хорошо ли, плохо ли, но трансформация мажилиса сейчас происходит. Депутаты стали более открытыми, активно работают над запросами, общаются с прессой. Мы хотим, чтобы такие же процессы начались в маслихатах. 

Кроме того, теперь родственникам президента запрещено занимать какие-то высокие государственные должности. Я думаю, акимам и министрам следует поступать так же. Это даже не обязательно прописывать в законе, но это должно стать частью новой политической культуры.  

"Произойдёт определённая перегруппировка сил"

– Amanat  предстоит ребрендинг партии. Это не только переименование, но и в первую очередь децентрализация партийного аппарата. Как, по-вашему, это должно происходить и почему партия требует модернизации?

– Ребрендинг уже произошёл, и теперь речь идёт о полноценной трансформации. Поскольку председатель мажилиса стал руководителем партии, произойдёт определённая перегруппировка сил. Второй этап – это выдвижение новых лидеров в регионах. Мы не можем ограничиться только тем, чтобы выдвинуть трёх-четырёх человек в политсовет, а остальным сказать "идите куда хотите". Если в Amanat есть сильные лидеры, то их нужно интегрировать в наши структуры, которые есть в регионах, в районах, городах. 


Читайте также: Ерлан Кошанов стал председателем партии Amanat


Кроме того, есть много работы, которая связана с представительными органами. У Adal есть региональные депутаты, они должны прийти в наши фракции. Если в районных, городских, областных маслихатах будет происходить то, что сейчас происходит в мажилисе, то качество принимаемых решений улучшится, и страна сильно выиграет. Сама власть в регионах будет чувствовать себя в тонусе, лучше, чем сейчас. 

Другой момент: если в маслихатах начнут хорошо работать депутаты, то больше не будет такого, что возмущённые люди из глубинки приезжают в столицу и стоят перед парламентом, Верховным судом или Администрацией президента и требуют обратить внимание на их ситуацию. 95% проблем в регионах связаны с местной спецификой – состояние местных дорог, местной воды, электросетей, социальных учреждений. Очень мало людей выдвигают глобальные, гиперполитические требования. Они хотят изменения ситуации в конкретном месте – в своём ауле, районе, городе. Это как раз функционал акиматов и маслихатов, а не правительства и президента.  

Если депутаты в маслихатах и местных филиалах будут более живыми, проактивными, то количество людей, которые за свои деньги едут в столицу, чтобы добиться справедливости, намного уменьшится. Плюс партийцам самим предстоит теперь больше ездить по регионам, встречаться с народом, искать решения местных проблем.

Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

 Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

 Если вы нашли ошибку в тексте на смартфоне, выделите её и нажмите на кнопку "Сообщить об ошибке"

Популярное в нашем Telegram-канале

Новости партнеров