Что известно про учёт прибывших из горячих точек, на котором якобы состоял стрелок из ЖК "Бухар жырау Тауэрс"

Корреспондент Informburo.kz озадачилась вопросом о сути учёта после стрельбы в ЖК "Бухар жырау Тауэрс" и обратилась с этим к правоохранителям.

В апреле в алматинском ЖК "Бухар жырау Тауэрс" произошёл жуткий инцидент: мужчина выстрелил в охранника, а после забаррикадировался в своей квартире и отстреливался от правоохранителей. Закончилась спецоперация неожиданно: стрелок выпрыгнул из окна и разбился. Так мотивы стрельбы и суть загадочных плакатов, вывешенных из окна, остались загадкой для всех.


Читайте также: Житель Алматы ранил охранника ЖК "Бухар Жырау Тауэрс" и забаррикадировался в квартире. Полиция ведёт переговоры со стрелком


Вскоре после начала стрельбы распространилась информация: алматинец на самом деле – россиянин, вдобавок состоящий на некоем учёте лиц, прибывших из горячих точек. Соседи стрелка стали распространять информацию о том, что мужчина был на войне в Чечне.

Мы решили разобраться, о каком учёте лиц идёт речь, и выяснилось, что каждый понимает это по-своему. Эксперты, работающие с разных ракурсов с темой экстремизма, горячих точек и религии, начинали говорить о тех казахстанцах, которых эвакуировали в своё время из Сирии.

В комитете национальной безопасности тоже сделали акцент преимущественно на этом. 

"Сообщаем, что законодательством Республики Казахстан понятие "лица, прибывшие из горячих точек или "лица, прибывшие из зон миграционного риска" не оговорено, возвращающимся из-за рубежа гражданам РК такой статус официально не присваивается и учет по такой категории граждан не ведётся", – заявили в КНБ, отметив, что возврат более 600 граждан Казахстана из Сирии и Ирака за последние три года совершили в рамках гуманитарных операций.

Добавили также и то, что в 2021 году из Сирии в рамках операции "Жусан" эвакуировали 12 человек – карантинные ограничения не повлияли на ход операции.

"При отсутствии оснований для уголовного производства, каких-либо ограничений прав и свобод граждан по возвращению их в Казахстан не предусмотрено", – пояснили в КНБ.

Доклад уполномоченного по правам человека по теме "О соблюдении прав беженцев и оралманов в Республике Казахстан" за 2008 год – один из немногих документов, в котором упоминаются лица, прибывшие из горячих точек.

"В деятельности управлений миграционной полиции всех шести областей важным является вопрос о положении лиц чеченской национальности. Данная категория лиц не имеет статуса беженца и рассматривается как иностранные граждане, то есть граждане Российской Федерации. Причём в отношении них часто используется формулировка "лица, прибывшие из зон миграционного риска" или "лица, прибывшие из горячих точек". К таким лицам также относятся и прибывшие беженцы из Афганистана и Таджикистана", – говорилось в этом докладе.

Упоминалось там и то, что контроль за "лицами, прибывшими из горячих точек" ведётся с особой тщательностью.

"Особого к себе внимания требовали и узбекские переселенцы из Ферганской долины, и беженцы из Таджикистана, которые также относились к категории лиц, прибывших из горячих точек. Применительно к проблемам регистрации следует отметить, что чеченцы, прибывающие из России, имеют паспорта старого образца, где отсутствуют современные штрих-коды. Поэтому паспорта чеченцев система "Беркут" не считывает, это порождает необходимость вручную вносить данные на пограничной заставе либо в миграционной полиции", – также сообщал уполномоченный по правам человека в своём докладе.

Если в 2008 году и существовали подобные проблемы, то сейчас в Комитете национальной безопасности ответили так:

"При пересечении государственной границы Республики Казахстан для автоматизации процесса считывания информации из паспортов иностранцев и граждан РК используется машиночитаемая зона. Она отсутствует во внутренних паспортах граждан Российской Федерации, использование которых допускается при пересечении казахстанско-российской границы. Соответственно, отсутствие машиночитаемой зоны во внутренних паспортах граждан, пересекающих казахстанскую границу, не является основанием, чтобы их не пропускать. Иные штрих-коды для осуществления паспортного контроля подразделениями Пограничной службы посредством системы "Беркут" не используются", – ответили в комитете и посоветовали обращаться с дополнительными вопросами к миграционным органам.


Читайте также: Спецоперация по обезвреживанию алматинского стрелка в ЖК "Бухар жырау Тауэрс". Как это было


Мы обратились с подобным запросом и в Министерство внутренних дел. В этом ведомстве также подтвердили, что в казахстанском законодательстве нет юридического понятия подобного учёта. Но озвучили своё предположение.

"Полагаем, что указанные определения могут применяться государственными или правоохранительными органами в ходе осуществления своей деятельности для обозначения категории граждан, прибывающих из стран, в которых происходят вооружённые конфликты. Вместе с тем указанные сведения не являются основанием для ограничения прав и свобод таких лиц. Ограничение прав граждан может осуществляться только судом или по конкретным основаниям, закреплённым в законодательстве", – уточнили в министерстве.


Читайте также: Стрельба в ЖК "Бухар жырау Тауэрс": какие уроки должны извлечь государство и граждане


Дополнительно в МВД отметили, что информация о порядке ведения учётов оперативного характера правоохранительными и специальными государственными органами относятся к сведениям, составляющим государственные секреты. Этим же аргументом в министерстве ответили и на наш вопрос о количестве лиц, прибывших из горячих точек.

Судя по общей риторике и аргументам, концепция работы с такими людьми если и существует, то ведётся в закрытом формате и недоступна для простых граждан.

Новости партнёров