Инклюзивное образование – это обучение, при котором все дети, независимо от их физических, психических, интеллектуальных и других особенностей, включены в общую систему образования. Сам термин имеет латинское происхождение: "include" – "заключаю, включаю". В рамках инклюзивного образования не ребёнок должен приспосабливаться к процессу обучения, наоборот – характер и темп обучения подстраиваются под нужды ребёнка.

Для детей с инвалидностью применяются и другие варианты обучения:

Адаптация детей с особенными потребностями в общеобразовательных школах проходит лучше, чем в специализированных учреждениях, поскольку дети получают там также и социальный опыт. Кроме того, считается, что здоровые дети, обучаясь вместе с детьми с особыми потребностями, развивают толерантность и ответственность, становятся самостоятельнее.

Все международные конвенции, декларации, правила и законодательную базу РК касательно инклюзивного образования можно скачать здесь.

Сколько учебных заведений в Казахстане предоставляют инклюзивное обучение?

Вице-министр образования и науки Фатима Жакыпова отмечает, что в Казахстане число детей с особыми образовательными потребностями (ООП), которым нужно инклюзивное образование, с каждым годом растёт. В 2017 году в общеобразовательные школы ходили 60 006 детей с ООП, в 2018 году – уже 61 336. По данным Национальной образовательной базы данных, условия для инклюзивного образования сейчас есть:

  • в 20% (1232 из 6159) детских садов;
  • в 60% (4207 из 7014 школ) общеобразовательных школ;
  • в 30% учебных заведений технического и профессионального образования (в 250 из 821 колледжа).

До конца 2019 года, по данным МОН, для инклюзивного обучения приспособят 30% детских садов, 70% школ и 40% колледжей.

"Условия к обучению и проживанию студентов с особыми образовательными потребностями созданы в 58 высших учебных заведениях. В них имеются пандусы, лифты, социальные объекты, библиотеки и другое. Для сравнения: в 2018 году таких вузов было 50, в 2017 году – всего 28", – сообщает Жакыпова.

Кто должен оснащать школы оборудованием для инклюзивного образования?

Если в классе появляется ребёнок с особыми образовательными потребностями, то школа с управлением образования оснащает необходимой мебелью и оборудованием его учебное место, обеспечивает учебниками и психолого-педагогическим сопровождением (приказ МОН РК №595 глава 2, пункт 25). Кроме того, у каждого такого ребёнка должен быть свой помощник – тьютор (англ. tutor – наставник, опекун). Это может быть действующий учитель или нанятый управлением образования специалист.

Ребёнку с особыми образовательными потребностями при поступлении в школу необходимо иметь заключение психолого-медико-педагогической комиссии. В нём отражаются рекомендации для построения обучающего процесса в школе. В остальном пакет документов не отличается от того, что предоставляют по другим детям.

Как отмечает Фатима Жакыпова, перечень того, чем должны быть оснащены школы и детские сады, есть в приказе министра образования и науки РК "Об утверждении норм оснащения оборудованием и мебелью организаций технического и профессионального образования". Это, в частности, тактильные дорожки, классы с рельефно-точечным шрифтом Брайля (книги и плакаты) и специальные фонари для слабовидящих детей, санитарные комнаты и кнопки вызова.

Помимо инфраструктуры, детям с ООП нужны специальные учебники.

"На сегодня разработаны 318 учебных программ для детей с особыми образовательными потребностями по восьми видам нарушений. Разработаны учебники и учебно-методические комплексы для незрячих и слабовидящих, а также детей с нарушениями интеллекта 1, 2, 5 и 7 классов. В этом году разрабатываются учебники для 3, 6, 8 классов. До конца 2021 года учебниками будут обеспечены все классы", – говорит Жакыпова.

В вузе, если в него поступают студенты с ограниченными возможностями, его администрация должна предоставить все необходимые условия для обучения, подчеркнула вице-министр.

Как готовят тьюторов и чем они помогают детям с ООП?

Для развития инклюзивного образования нужна серьёзная психологическая, методическая и методологическая подготовка педагогов.

"Ежегодно более 320 специальных педагогов проходят курсы повышения квалификации по работе с детьми с особыми образовательными потребностями на базе Национального научно-практического центра коррекционной педагогики. С 2015 года начались курсы повышения квалификации по инклюзивному образованию для учителей школ на базе АО НЦПК "Өрлеу". За три года прошли курсы более 3000 человек", – сообщили в МОН.

Айман Муталиева прошла эти курсы. Сейчас она работает в школе №83 в Нур-Султане, присматривает за двумя мальчиками, которые перешли в 4 класс. Женщина ранее работала учителем начальных классов, также является педагогом-психологом.

"Я уже четыре года работаю тьютором. Для этого специально проходила курсы, которые устраивал фонд "Болашак". У нас в школе 15 тьюторов и 45 детей с ООП. Для их обучения созданы все условия: есть отдельные кабинеты, ЛФК (лечебная физкультура), психологи, логопеды. У нас есть кабинеты эргономики, мы готовим с детьми салаты, учимся делать уборку и другие нужные в жизни дела", – сказала Айман Муталиева.

По её словам, работа с каждым ребёнком с ООП требует особенного подхода в зависимости от диагноза.

"У меня сейчас два ребёнка, у одного расстройство аутистического спектра (РАС) , у второго ЦП. К детям с разными заболеваниями нужен совершенно разный подход. Детям с РАС нужна соцподдержка, подготовка к урокам, а ребёнку с ЦП – в основном помощь в передвижении. Интеллект у них сохранён. Некоторые дети в нашей школе в инвалидных колясках, мы помогаем им передвигаться. Вообще я всех детей люблю и особо горда их достижениями. Они любят в школу ходить, общаться с детьми, плавать в бассейне, играть на гитаре, петь в хоре – интересов много", – отметила Айман Муталиева.

Руководитель ОФ "Центр социальных инклюзивных программ" Салтанат Мурзалинова-Яковлева считает, что для полноценной работы вышеприведённых курсов мало. Инклюзивное обучение должно быть целым направлением в образовании, пояснила она.

"За рубежом это "special education teacher". Такие специалисты проходят обучение два года минимум. Когда мне говорят, что наш педагог пройдёт 5 дней обучения за счёт курсов повышения квалификации и будет свободен потом три года, я считаю, что это абсолютно неправильный подход. Это должно быть целое направление, это непрерывный процесс", – сказала Салтанат Мурзалинова-Яковлева.

Как проходит в школе обычный день у детей с ООП?

Учитель из Петропавловска Олеся Моор работает педагогом-психологом 10 лет. В 2018-2019 учебном году при КГУ "Средняя школа №21", где она ведёт занятия, открылся кабинет поддержки инклюзии (КПИ). Олеся Моор рассказала, каких результатов за год удалось добиться и описала обычный день ребёнка с ООП в их школе.

"В прошлом году у нас было 7 детей с особыми образовательными потребностями, в этом году их будет 10. Все они разные. Ко всем – разный подход. День такого ребёнка в школе начинается с того, что его встречает тьютор и помогает пройти в кабинет. На уроке ребёнок работает со всеми. Тьютор его направляет, помогает лишь в случае, если он отвлёкся. Задания ребёнок выполняет сам. Если где-то прописана сокращённая программа для таких детей, то она соблюдается", – сказала Олеся Моор.

В остальном день ребёнка с ООП не отличается от обычного дня другого школьника, говорит она.

"Он ни в чём не ограничен, полный доступ ко всему. Он также участвует во всех праздниках, утренниках. Единственное, у него есть дополнительная помощь от тьютора и занятия с логопедом, дефектологом и психологом в КПИ. До этого многие родители сомневались насчёт школы и хотели уйти на домашнее обучение. Сейчас говорят, что никакого домашнего – мы будем ходить, всё получается!" – рассказала педагог.

Родительское мнение тоже говорит о том, что учёба в школе лучше, чем другие формы. Жительница столицы Инна Гусева, мама 11-летней Вероники, рассказала, как проходят школьные будни. У девочки ЦП, она в этом году переходит в 4 класс. По словам Инны, в школе всегда прислушиваются к потребностям её ребенка и все проблемы решают с ней сообща. Женщине хочется, чтобы её дочь и дальше ходила в школу вместе со здоровыми детьми, училась общаться с разными людьми и налаживала коммуникации. Эти навыки, уверена она, пригодятся ей во взрослой жизни.

Выполнять задания, доставать учебники передвигаться по школе Веронике помогает тьютор. Как рассказала Инна, сначала девочка принимала эту помощь, а потом ей стало стыдно, что рядом с ней сидит взрослая женщина и во всём помогает в то время, как другие дети справлялись сами.

"Мы с тьютором и учителем сообща решили, что Вероника будет пробовать всё делать самостоятельно, как может. Да, у неё были проблемы: она могла тетрадь неправильно заполнить, чистый лист оставить и перекинуться на другой, но она справлялась сама благодаря тому, что ей помогали сидевшие рядом одноклассники. У неё уже была помощь не со стороны взрослого, а от сверстников", – сказала Инна Гусева.

Какое-то время Вероника пробовала делать всё самостоятельно, тьютор только водила её в туалет или в столовую. Когда же она понимала, что не справляется, тьютор приходила на помощь. Инна Гусева считает, что отдельные классы для детей с ООП – это не решение.

"Они должны учиться коммуникации со здоровыми детьми, а здоровые дети должны понимать, что в нашем обществе есть люди с ограниченными возможностями, и им, возможно, нужна помощь", – добавила Инна Гусева.

Как в школах учат детей с особыми потребностями?

Особенность адаптированной программы в том, что применяются индивидуальные методы усваивания информации. То есть, ученик получает такое же образование, как и его одноклассники, но при этом овладеть им помогают специальные методы.

Нургуль Ульжекова призывает родителей здоровых школьников не опасаться, что качество преподавания якобы может пострадать от того, что в классе есть ребёнок с ООП.

"Учителю нужно просто подобрать для этого ребёнка индивидуальную образовательную траекторию. Министерство образования и науки говорит, что если ребёнок с особыми образовательными потребностями не справляется с общеобразовательной программой, то для него будет разработана своя индивидуальная учебная программа (ИУП) под его возможности", – говорит председатель общественного объединения "Общество родителей детей с инвалидностью "Мир равных возможностей".


Читайте также: Human Rights Watch: Дети с инвалидностью в Казахстане не получают качественного образования


Требования к уровню подготовки, содержанию и максимальному объёму учебной нагрузки детей с особыми образовательными потребностями прописаны в госстандарте общего среднего образования. Этот документ, как пояснила Фатима Жакыпова, разработан в соответствии со статьей 56 Закона РК "Об образовании" (пункт 3).

"Стандарт является основой для разработки всех учебных программ, учебников и учебно-методических комплексов, критериев для оценки учебных достижений обучающихся, в том числе для обучающихся с особыми образовательными потребностями, единых требований к материально-техническому, информационно-коммуникационному обеспечению образовательного процесса организаций образования", – сказала Фатима Жакыпова.

Почему без физкультуры невозможен полноценный инклюзив?

Если общеобразовательную программу как-то пытаются адаптировать под особого ребёнка, то уроки физкультуры, по мнению Нургуль Ульжековой, как правило недоступны таким детям. Сейчас, по её словам, занятия проводятся только в Нур-Султане.

"У нас не готовят тренеров по адаптивной физкультуре (АФК), а без физкультуры мы не можем говорить о полноценном инклюзивном образовании. Дети растут, им нужно двигаться. Спорт, физическая активность, подвижные игры помогают им в развитии, это самый лучший способ реабилитации таких детей", – сказала Нургуль Ульжекова.

Общественное объединение "Общество родителей детей с инвалидностью "Мир равных возможностей", которое возглавляет Нургуль Ульжекова, занимается созданием спортивных секций для детей с особыми потребностями.

"Мы организуем внеклассные занятия и спортивные секции. Мы устраиваем спортивные игры, фестивали, соревнования. В столице мы создали первую модель того, как можно организовать смешанные группы: в них есть и здоровые детки, и с разными диагнозами. У нас есть хорошие результаты, мы считаем, что это можно применять во всех регионах.

Занятия проводятся на базе наших социальных партнёров, они предоставляют нам площадки: бассейны, спортивные залы. У нас адаптивное каратэ, адаптивное тхэквондо, на улице мы проводим спортивно-массовые мероприятия, вовлекая как можно больше детей. С прошлого года мы проводим республиканский детский инклюзивный спортивный фестиваль. Это возможность командам из разных регионов приехать и поучаствовать в разных адаптивных видах спорта, таких как бочча, голбол и другие", – сказала Нургуль Ульжекова.

Для участия в фестивале ребёнок с инвалидностью может собрать команду со здоровыми детьми. По словам Нургуль Ульжековой, это способствует укреплению дружественных связей в классе.

"Голбол – это игра для незрячих с мячом, внутри которого колокольчик. В одну команду мы вовлекаем и незрячего ребенка, и его друзей, соседей, одноклассников, которые видят. Мы надеваем повязки на глаза, чтобы все играли на равных условиях. Бочча – это игра на точность для детей-колясочников, которые бросают мячи. Здоровых детей мы сажаем на стульчики и они также играют в одной команде", – рассказала Нургуль Ульжекова.

Такие занятия доступны не всем казахстанским детям с ООП. Нургуль Ульжекова объяснила это нехваткой специалистов по адаптивной физической культуре (АФК). По её информации, в Казахстане вузы готовят инструкторов по лечебной физкультуре, а адаптивная преподаётся лишь в виде курсов по выбору. В России, к примеру, по этой специальности студенты обучаются 4-5 лет, есть ещё и магистратура по АФК, отмечает спикер. Чтобы исправить сложившуюся ситуацию, Нургуль Ульжекова предлагает ряд мер.

"Минтруда должен повысить базовый оклад тренерам АФК, учителям физкультуры в школах и ввести доплату за работу с особыми детьми. Тогда будет спрос на эту профессию. МОН должен выделить гранты на эту специальность", – считает Нургуль Ульжекова.

Где могут учиться дети, которые не хотят ходить в школу?

В Алматы есть Центр социальных инклюзивных программ. Он разработал программу сопровождения школ в инклюзивном процессе, школу юного тьютора и программу работы с родителями и апробирует сейчас трехэтапный переход школы на инклюзивный формат на примере частной школы "Дана". Как отмечает его руководитель Салтанат Мурзалинова-Яковлева, это пока единственный такой центр в стране и иногда дети предпочитают именно посещение такого центра.

Алматинка Юлия Клинкович рассказала, что её дочь Полина из-за онкологического заболевания долго училась на дому. Затем она стала заниматься в "Центре социальных инклюзивных программ".

"В обычной школе мы закончили 5-й класс. Год мы пропустили из-за болезни, у Полины из-за сильных препаратов память не хотела работать. Затем мы всё догнали, но в школу возвращаться не хотим. Лечение было долгим, школьные друзья потерялись. Дети подросли, у них другие интересы появились. Да и сама Полина изменилась: до этого она была спортивная, а тут кожа да кости, лысая, никаких мышц, ходить не может, паралич лица", – рассказала Юлия Клинкович.

По словам матери, девочка будто осталась одна в вакууме и ей казалось, что социум не для неё. Найти новых друзей ей удалось в "Центре социальных инклюзивных программ". Весь прошлый год она проучилась там.

"Сейчас моей дочери 14 лет, с 1 сентября мы идём в 9 класс. Мы прикреплены к частной школе "Дана". Летом дети занимаются в ЦУМе, парк развлечений предоставляет центру помещение на 4-ом этаже. Все три месяца работает летний лагерь. У нас там и театральная студия, и художественная, и веломастерская, и рукоделие. Дети заняты с 10 утра и до часу дня каждый день", – сообщила Юлия Клинкович.

По её словам, дети там раскрываются, они не боятся буллинга. В школах, отмечает Юлия Клинкович, учителя заняты подготовкой к ЕНТ, СОРам и СОЧам, но человеческие ценности, на её взгляд, нужны больше, чем образование. Поэтому, считает женщина, площадок, где дети с особенностями могут обучаться и находить друзей, должно быть больше.

Что мешает полноценному внедрению инклюзивного образования и насколько общество к этому готово?

В Казахстане есть ряд проблем, связанных с внедрением инклюзивного образования, говорит председатель общественного объединения "Общество родителей детей с инвалидностью "Мир равных возможностей" Нургуль Ульжекова. К ним она относит:

  1. отсутствие специально подготовленного педагогического состава;
  2. недостаточная материально-техническая оснащённость учебных заведений;
  3. барьер физического доступа;
  4. непонимание со стороны общества.

Это подтверждают и в МОН РК.

"По факту общеобразовательные школы, куда приходят детки с особыми потребностями, не совсем готовы по архитектурному доступу: нет пандусов, лифтов. Не совсем готов персонал, педагоги. И, конечно же, основная проблема – недостаточно готовы родители здоровых детей к тому, что в их классе будет учиться ребенок с особой образовательной потребностью. У родителей здоровых детей складывается впечатление, что от этого будет страдать образовательный процесс", – объясняет Ульжекова.

Она говорит, что это направление в образовании только начинает развиваться в Казахстане. Родители детей ООП должны знать свои права и требовать их соблюдения.

"По закону, каждая школа обязана принимать ребёнка с особыми потребностями, им не имеют права отказывать. Однако многие родители не знают своих прав и как услышат первый отказ, разворачиваются и уходят. Школа обязана принять, создать условия. Если в этой школе нет тьютора, родители могут обратиться к завучу или директору с просьбой, чтобы ребёнку выделили помощника. Администрация школы в свою очередь должна просить управление образования, чтобы выделили ставку и потом уже принимать на работу специалиста", – разъяснила Нургуль Ульжекова.

Её мнение разделяет и Салтанат Мурзалинова-Яковлева. Она говорит, что работа проводится формально и над изменением отношения в обществе никто не работает.

"У нас не было ни программы информирования, ни социальных мероприятий. До сих пор существует ряд мифов, что особенному ребёнку будет уделяться больше внимания, больше времени. Это вызывает страх. Подготовительной работы я не видела, просто сверху была спущена инициатива.

Мало кто воспринимает ребёнка с особенностями как самостоятельную личность, с набором своих собственных уникальных качеств. Без подготовки людей, персонала, нормотипичных учеников, без создания дружеской атмосферы все инфраструктурные готовности будут ни к чему", – сказала женщина.

По её мнению, методологически казахстанская система образования сейчас не готова давать полноценное образование детям с особыми потребностями.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter