Рассмотрение проекта республиканского бюджета в Парламенте – событие, которое традиционно сопровождается бурными дискуссиями. Бюджет на 2018-2020 годы не стал исключением ещё и потому, что это первое обсуждение столь значимого документа после того, как в стране была проведена конституционная реформа, наделившая депутатов дополнительными полномочиями – жёстче спрашивать с Правительства. Защищать проект трёхлетнего бюджета в Мажилис члены Кабмина пришли практически в полном составе во главе с премьер-министром.

Расходы превысят доходы

Бюджет 2018-2020 годов свёрстан дефицитным: в каждом из трёх лет расходы будут превышать доходную часть. Так, в 2018 году поступления ожидаются в размере 8 578,3 млрд тенге, а расходы составят 9 217,9 млрд тенге, в 2019-м – 9 190,2 млрд тенге и 9 798,2 млрд тенге, в 2020-м – 9 566,2 млрд тенге и 10 219,7 млрд тенге, соответственно.

Наибольшая часть расходов республиканского бюджета предусматривается на социальный блок: почти половина средств пойдёт на социальное обеспечение и оказание социальной помощи гражданам страны. При этом основную долю указанных расходов составляют социальные выплаты – такие как пенсии и пособия. На их финансирование в трёхлетнем периоде будет направлено более 8,5 млрд тенге.

"Кроме того, с 2018 года будет внедрён новый формат адресной социальной помощи с установлением критерия для оказания помощи на уровне 50% от прожиточного минимума. Расходы на систему здравоохранения на 2018-2020 годы составят 3 342,5 млрд тенге, из них в 2018 году – 1 070,3 млрд тенге. Их рост в основном связан с усилением гарантированного объёма бесплатной медицинской помощи в целях качественного перехода на обязательное социальное медицинское страхование", – доложил министр финансов Бахыт Султанов.

Где школы нужнее

На развитие системы образования и науки в ближайшие три года бюджетом предусмотрено свыше 11 млрд тенге. В частности, Правительство предлагает расширить существующий пилотный проект по внедрению подушевого финансирования в сфере среднего образования. Но депутатов заинтересовало не это, а распределение средств, предназначенных на строительство новых школ в регионах. Этот вопрос вызвал полемику.

"Новые школы будут построены в Акмолинской, Карагандинской, Мангистауской областях, где потребность в школах значительно меньше, чем в густо населённых областях: Южно-Казахстанской, Актюбинской, а также в городах Алматы и Астана. К примеру в Южно-Казахстанской области дефицит ученических мест составляет 33 тысячи, а в Карагандинской всего 314. Непонятно, по каким критериям распределяются бюджетные средства на строительство объектов образования в разрезе областей", – высказал недоумение депутат Мажилиса Парламента Валихан Кайназаров

"Во-первых, учитывается дефицит ученических мест, во-вторых, у нас есть программа по ликвидации аварийных мест, третье – это ликвидация трёхсменки, и четвёртое – это, конечно, заявки, которые подаёт та или иная область на строительство школ", – пояснил министр образования и науки Ерлан Сагадиев.

"О равномерном распределении по регионам не может идти речи. В условиях ограниченности ресурсов бюджета финансирование этих приоритетов мы обеспечили в рамках использования средств из Национального фонда", – добавил министр финансов.

"Как можно говорить о нехватке средств, если только по отчётам Правительства не освоено 2,6 миллиарда, неэффективно было использовано 270 миллиардов, то есть средства есть, их достаточно, нужно просто обеспечить их правильное планирование", – возразил председатель Мажилиса Парламента Нурлан Нигматулин.

Неэффективные субсидии АПК

На развитие аграрного сектора как нового драйвера экономики Министерству сельского хозяйства на трёхлетний период предусмотрено 787 млрд тенге. По мнению депутатов, государственные деньги в этой отрасли зачастую расходуются неэффективно, особенно когда речь идёт о субсидировании сельхозпредприятий. Причина тому – непрозрачные схемы выделения средств. В итоге поставленные цели – повышение конкурентоспособности местных аграриев и выход их продукции на экспорт – зачастую не достигаются.

"Очень много нареканий в адрес местных органов власти, которые являются администраторами данной программы: субсидии из года в год выдаются одним и тем же предприятиям или их получают те, кто вообще не имеет права получать данную финансовую помощь от государства. Таких примеров немало: люди берут эти деньги и тратят на личные нужды, и с них никто не спрашивает о полученном результате, то есть неэффективно расходуются наши с вами средства, деньги добросовестных налогоплательщиков", – отметила председатель комитета по финансам и бюджету Гульжана Карагусова.

Зачем деньги НУХ "Байтерек"

Поводом для дискуссии также стали 52 млрд тенге, предусмотренные республиканским бюджетом для НУХ "Байтерек". Депутаты так и не поняли, на что эти деньги собирается потратить национальный управляющий холдинг.

"Бакытжан Абдирович, вот подписанный вами документ, написано: на модернизацию существующих проектов, а он (представитель НУХ "Байтерек". - Авт.) говорит: на строительство нового. Коллеги, нужно разобраться, а то точно будет нарушение принципа целевого использования", – обратился к премьер-министру спикер Мажилиса.

Лимит МВД

Неожиданностью для парламентариев стал тот факт, что в бюджете не предусмотрено дополнительных средств на защиту населения от природных стихийных бедствий и на обновление спецтехники для спасателей.

"По бюджетной программе на все три года стоят нули, однако во многих регионах в сельских округах парк техники давно не обновлялся. Если имеется три машины, то, как правило, одна в работе, другая на ремонте, а третья только числится", – прокомментировал ситуацию депутат Мажилиса Парламента Василий Олейник.

"Действительно не предусмотрено больше средств на техническое оснащение. Парк у нас устаревший – 40% составляют машины 70-90-х годов выпуска, поэтому мы подавали дополнительную заявку на 7 миллиардов тенге, из них 3 миллиарда на приобретение 68 автомашин пожарных, 11 спасательных, 8 авто с медицинским оборудованием, но в связи с тем что это превышает лимит, который нам спустили, нам было отказано", – пояснил министр внутренних дел Калмуханбет Касымов.

Дорогие культура и спорт

Расходы на развитие культуры и спорта в 2018-2020 годах составят 219,7 млрд тенге. Часть этих средств предусматривается потратить на строительство лыжной базы с трамплином в Боровом. Реализация проекта началась ещё в 2005 году, тогда его стоимость составляла чуть более 2 млрд тенге, однако за 13 лет строительство базы подорожало до 38,5 млрд. В итоге парламентарии усомнились в целесообразности траты такой суммы из бюджета.

"В Казахстане всего 900 человек занимаются этим спортом. Например, в Швейцарии, где очень популярны лыжи, всего три трамплина, в Японии – два. По всей России, где в несколько раз больше таких спортсменов, всего один трамплин. У нас есть алматинский лыжный трамплин, в чём была необходимость столь дорогостоящего проекта?"– задалась вопросом депутат Анар Жаилганова.

"На том трамплине никто прыгать не будет. Там ветер не позволяет – скорость ветра должна быть не более трёх метров, а таких дней в году не бывает. Вот кто строил, тот пусть и прыгает!" – поддержал коллегу Владислав Косарев.

Голосовавших против и воздержавшихся не было

Впрочем, ближе к концу обсуждения, которое растянулось почти на три часа, градус несколько снизился, и парламентарии решили проект трёхлетнего бюджета принять.

"Предлагаю поддержать проект республиканского бюджета на ближайшие годы, учитывая, что он направлен на снижение зависимости от цен на нефть и социально ориентирован, как и в прежние годы. Конечно, в данном бюджете есть просчёты, есть недостатки, но это наша страна, это наш бюджет, это возможность нашего общества жить и работать на ближайшие три года, поэтому с этим надо соглашаться", – предложил Владислав Косарев.

Проект бюджета на 2018-2020 годы мажилисмены подержали единогласно, голосовавших против или воздержавшихся не было. Трёхлетний бюджет свёрстан с расчётам на консервативную цену на нефть – 45 долларов за баррель.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter