"Когда его спросил сподвижник: "Какая хиджра самая лучшая?", пророк сказал: "Это сражение с кяфирами, когда ты их встретишь". Он спросил: "А какой джихад самый лучший?". Пророк ответил: "Тот, в котором ранили коня, и у тебя самого пролилась кровь". Его спросили: "А какая же самая почётная смерть?". Он ответил: "Та, когда кровь пролита и ранен его конь".

Выдержка из запрещённой ныне в Казахстане книги, изъятой у одного из экстремистов

Автомат с пустым магазином

В этой бешеной скачке за лучшей хиджрой и джихадом, а также за самой почётной смертью было загнано четыре стальных коня и пресеклось две человеческих жизни. Билет в рай одному из членов религиозной экстремистской группы, захваченной тогда общими усилиями силовиков региона, того, что умер от пули из полицейского ПМ, был оплачен по самому высокому тарифу: его собственной кровью и кровью врага – кяфира.

Остальные четверо преступников, один из которых при задержании получил пулевое ранение в ногу, не оставляли надежд уйти вслед за своим счастливым, по их мнению, сподвижником в лучший мир даже из стен СИЗО, куда их водворили на время следствия. Ибо по вероучению, которое, судя по найденной у них самиздатовской религиозной литературе, исповедуют эти люди, необходимо везде и всюду искать и находить врага, чтобы сразиться и пролить кровь. Не случайно служба следственного изолятора получила строжайшее указание: быть предельно внимательными при охране этих граждан.

Между тем жертв кровавого марш-броска самозваных воинов джихада от Актау до преддверия казахстано-туркменской границы, за которую они, видимо, намеревались уйти, могло быть гораздо больше. К счастью, в автомате Калашникова, который оказался в полицейской машине, что угнали религиозные фанатики, магазин оказался полностью израсходованным на… Вы не поверите, читатель. На предупредительную стрельбу в воздух и в землю перед пятерыми экстремистами, вооружёнными ножами, стальной арматурой, трубами и с криками "Аллах акбар" атаковавшими полицейскую группу из трёх человек.

И музыка не та, и веруешь не эдак

Вот как всё это было. 11 февраля 2008 года около часа ночи трое молодых парней остановили в 3 микрорайоне областного центра Актау автомобиль "Мазда" и попросили водителя отвезти их в 29 микрорайон. Причём пассажиры сразу стали вести себя весьма агрессивно. Сначала в грубой форме потребовали, чтобы шофёр выключил музыку, которую клиенты назвали непристойной. Затем затеяли с ним религиозную дискуссию, суть которой сводилась к одному: истинный мусульманин должен веровать лишь в Аллаха, причём только так, как веруют они. А раз он поклоняется ещё и местному святому, строителю подземных мечетей Бекет-ата, то он неверный – кяфир. Диспут завершился тем, что пассажиры жестоко избили водителя, отняли у него деньги и сотовый телефон, самого же затолкали в багажник автомобиля и двинулись за город.

По дороге хозяину машины удалось каким-то образом открыть багажник и выбраться из него. К сожалению, потерпевший не сообщил сразу о нападении на него в полицию, и сигнал о преступлении поступил на пульт ДВД лишь в 5:30 утра. Сразу была объявлена операция "Перехват", но к тому времени бандиты уже пересели с угнанной "Мазды" на патрульную машину дорожной полиции, которую они захватили на АЗС близ города нефтяников Жанаозен, предварительно избив двоих инспекторов ДПС, ещё ничего не знавших обо всей этой истории и просто попытавшихся проверить у них документы.

Психическая атака

Затем преступники сумели каким-то образом миновать стационарные посты полиции Жанаозена и выбраться на трассу, ведущую к пограничному городу Туркменбаши. К этому времени, правда, были подняты по тревоге все силовые службы региона, в том числе таможенники, пограничники и подразделения местного нацбеза, задействованы два пограничных вертолёта.

Но кровавый вояж воинов джихада продолжался. После того как в захваченной ими патрульной машине ДПС кончился бензин, бандиты, перекрыв ею дорогу, остановили автомобиль "Тойота-Хайлюкс", принадлежавший гражданину Туркмении Н., возвращавшемуся домой. Беспощадно избив пассажиров джипа, всё более и более упивающиеся своей безнаказанностью преступники двинулись дальше. Но километрах в пятнадцати от границы, понимая, что на них уже объявлена облава, озверевшие "правоверные" решили дальше пробираться пешком.

Неподалеку от посёлка Тенге и произошло трагическое столкновение религиозных фанатиков, неустанно ищущих врага, с группой местных полицейских, прочёсывающих район в соответствии с общей силовой операцией "Перехват".

Бандиты выскочили из-за могильных надгробий старого кладбища неожиданно и с воплями кинулись в атаку. Тем не менее один из троих полицейских, оставшийся в машине прикрывать обследующих местность напарников, успел извлечь автомат и открыть предупредительный огонь. Сначала в воздух, а потом в землю прямо перед ногами атакующих бандитов.

Всё произошло в считанные минуты. Один из троих полицейских, Кенжемурза Лепесбаев, после этой короткой боевой стычки попавший в больницу с закрытой черепно-мозговой травмой, вспоминал: "Такого я никогда прежде не видел. Слышу, как стучит автомат партнёра, вижу, как пули взрывают землю под их ногами. Обычно после первого предупредительного выстрела любой, самый отчаянный отморозок сразу – носом в землю. А они всё бегут на нас. И орут. Как в кино – психическая атака. Трое сразу навалились на меня, потому что я рвал ПМ из кобуры. Получил удар по голове трубой, зашатался… Если бы не Дуйсенбай Бисекенов, мне бы конец. Он захватил одного, кувыркнул его чётким приёмом. Тут остальные кинулись на него…

Только пуля на бегу бандита остановит

И только тогда Кенжемурза открыл огонь из своего табельного "Макарова" на поражение. Одной точной пули, выпущенной почти в упор, хватило, чтобы сразить самого агрессивного из фанатиков и охладить атакующий пыл остальных.

Бандиты, бросив на земле истекающего кровью капитана Бисекенова, подхватили своего смертельно раненого подельника и кинулись убегать. Воспользовавшись тем, что двое оставшихся на ногах полицейских сразу бросились оказывать первую помощь товарищу, и их служебная машина осталась без присмотра, преступники успели погрузиться в неё и скрыться с места столкновения.

Однако кровавый путь их уже подходил к закономерному концу. Волков обложили со всех сторон, и прибывшая подмога начала преследование машины ППС, в которой находились бандиты. Тем не менее преступники и не думали сдаваться. Лишь после того как один из них был ранен в ногу, а все колёса угнанной ими полицейской машины оказались прострелены, они остановились. Но даже и после этого пытались со своими трубами, ножами и арматурой вырваться на улицу из блокированной с обеих боков автомобилями преследователей полицейской "Тойоты", чтобы вступить в схватку с "кяфирами". Повторюсь: какое счастье, что рожок автомата, лежавшего в угнанной бандитами машине ППС, оказался пуст.

Не простые отморозки, а идейные убийцы

На следующий день Жанаозен хоронил одного из лучших своих сыновей – капитана полиции Дуйсенбая Бисекенова. В органах он проработал почти 15 лет. Из них последние три с небольших года – в должности участкового посёлка Тенге, близ которого геройски сложил свою голову.

По итогам 2006 года Дуйсенбай был признан лучшим участковым уполномоченным страны. Медаль получил "За безупречную службу".

Его все очень любили. Отец и мать. Жена и трое детей, из которых одному тогда было два, второму восемь и третьему десять лет. Любили сослуживцы. Жители посёлка, где он был участковым. Да и все жанаозенцы. Об этом свидетельствует количество людей, что пришли на похороны улыбчивого, доброго и сильного человека, которому едва исполнилось 35, а также те скорбные и горькие слова, что говорили люди на траурном митинге.


Фрагмент "Книги памяти" МВД РК

Фрагмент "Книги памяти" МВД РК

Его не забудут в родной стране. Погибшего представили посмертно к высокой правительственной награде. Жене и детям оказали помощь из государственной казны.

Но если бы напарник Дуйсенбая разрядил весь рожок из автомата не в воздух и в землю, а прямо в кричащие рты отморозков, убивших капитана Бисекенова, то тот был бы жив.

Впрочем, отморозки – неподходящий эпитет для преступных фигурантов этой кровавой истории. Они не уголовники. Они – идейные убийцы. Причём наши, "родные". Из этих мест. Кроме одного залётного из Туркмении. И все даже помладше убитого участкового были. Одному из них едва 20 стукнуло.

Новые вызовы – новые ответы

По словам тогдашнего заместителя начальника ДВД области, подполковника Бауржана Рахимова, при изъятии у задержанных религиозной литературы предположительно экстремистского толка родители их пребывали в полной растерянности. Никак не ожидали, видите ли, такого от своих хороших и послушных детей. Хотя вообще-то в последнее время замечали некоторые очень серьёзные изменения в их поведении в быту, препровождении свободного времени, слышали какие-то странные разговоры. Причём всё это обнаружилось после того, как они завели некие новые знакомства с приезжими ребятами из других регионов страны и близлежащих центральноазиатских республик.

Если учесть, что в том же Жанаозене соответствующим органам уже случалось всерьёз заниматься разобщением неких религиозных исламских сект не традиционного агрессивного толка и выдворять их приезжих адептов за пределы региона или даже страны, то эта кровавая история должна была стать очень серьёзным сигналом.

Новые вызовы появляются в общественной жизни и наших доселе тихих мест. И требуют, соответственно, новых ответов.

Тут одни выстрелы в кричащие рты уже атакующих последователей джихада вряд ли помогут радикально. Тем более что, как сказал тот же подполковник Рахимов, своевременная автоматная очередь на поражение могла бы, конечно, спасти жизнь капитану Бисекенову. Но доставила бы много проблем тому, кто решился бы её выпустить. Почему, дескать, ты, такой-сякой, стрелял в невооружённых огнестрельным оружием людей? Такие у нас были по тем временам законы.

Да и в любом случае, разве может пуля напугать того, кто не боится смерти, а даже жаждет её?..

Тут только диалог возможен.

Хотя, конечно, не в тот момент, когда оппонент уже схватился за нож, лом, трубу. Или тем более за автомат.

А много раньше. Когда он об этом шаге только начинает задумываться

Экстремисты – на воле, журналисты – под стражей

Но через несколько дней эта история с задержанием силами правопорядка областного центра группы религиозных экстремистов, совершивших ряд уголовных преступлений и в итоге убивших полицейского, получила неожиданное и весьма пугающее продолжение.

Вскоре после этих кровавых событий полиция города вынуждена была "взять под стражу" нескольких журналистов из местных газет. Нет-нет, не для того, чтобы ограничить свободу их передвижения, а чтобы обезопасить от возможной расправы над ними со стороны единомышленников так называемых воинов джихада, арестованных перед этим общими усилиями практически всех силовых служб региона.

Дело в том, что после того как в местной прессе появились отчёты о преступлениях, совершённых группой вышеупомянутых экстремистов, и героизме полицейских, задержавших их, авторам этих публикаций стали названивать неизвестные люди и недвусмысленно угрожать расправой за то, что они позволили себе дать объективную оценку этим событиям.

Первой ощутила на себе давление уголовного телефонного права тогдашний корреспондент газеты "Лада" Гульнара Мусалимова. Поначалу анонимные абоненты обвинили её в том, что она плохая мусульманка, забывшая о том, что женщина не смеет судить о вопросах религии и высказываться по ним. А на следующий день прямо и недвусмысленно пригрозили, что встретят её вечером в подъезде и отправят вслед за убитым полицейским.

Что до корреспондента газеты "Тумба" Есназара Султанова, то с ним в религиозные диспуты вступать и вообще не стали, а сразу пригрозили расправой. Звонки угрожающего содержания поступали и в другие местные газеты. В итоге работники масс-медиа вынуждены были обратиться с соответствующими заявлениями в полицию. После чего к некоторым из них был приставлен караул для сопровождения с работы домой.

Религиозные диспуты с ножом за пазухой

Такой поворот сюжета мог послужить ярким подтверждением того, что благостная картина межконфессиальной дружбы и мировоззренческой идиллии, якобы царящей в наших палестинах, что рисовали нам компетентные и не очень смотрители за религиозными движениями, не совсем соответствует действительности.

Не случайно на состоявшейся за год перед тем региональной конференции, посвященной обсуждению проблем взаимодействия религий, в частности, говорилось следующее. В Мангистауской области были к тому времени официально зарегистрированы 23 религиозные организации, мусульманские и христианские. В то же время на особом учёте в правоохранительных органах находились четыре псевдорелигиозных общины и секты.

Секта "Чистый ислам" – в народе её адептов ещё называют ваххабитами – насчитывала 58 человек. Секта ваххабитов-салафитов состояла из 15 адептов. Ещё 22 человека входили в общину сторонников течения "Суфизм-накшбандия". А община религиозно-миссионерской организации "Таблиги Джамаат" в Жанаозене состояла из 39 человек.

В то же время было подчёркнуто, что недавнее осуждение к длительным срокам лишения свободы главы общества "Суфизм-накшбандия" и четырёх его сподвижников будто бы полностью деморализовало остальных участников этой секты.

Был также закрыт въезд в область сторонникам религиозно-миссионерской организации "Таблиги Джамаат", которые приезжали проповедовать из других регионов Казахстана и стран Центральной Азии. Так что в последнее время число случаев выявления новых адептов нетрадиционных религиозных течений, особенно среди молодёжи, вроде бы, заметно уменьшилось.

Миссионеры с уголовными замашками

Между тем во время совершения молитвенных обрядов в мечетях региона продолжали возникать конфликтные ситуации между имамами и правоверными мусульманами с одной стороны и членами религиозных сект и обществ с другой. Последние, будучи изгоняемы с прежних мест своих конспиративных собраний, шли в мечети и во время богослужения затевали споры о трактовке смысла тех или иных сур Корана.

А группа ваххабитов-салафитов и вообще совершенно открыто обосновывалась в широко посещаемой всеми жителями области мечети "Бекет-Ата" и даже занимала здесь отдельное место во время совершения жума-намаза.

Кстати, как рассказали полицейским родители членов захваченной группы экстремистов, их дети ещё совсем недавно были нормальными, законопослушными гражданами и ревностными последователями традиционного учения ислама. Радикальные изменения стали происходить с ними после приезда в Актау каких-то людей из соседней Туркмении и южных регионов Казахстана. Не случайно среди пятерых бандитов, что убили капитана полиции Дуйсенбая Бисекенова, двое были залётные из дальних краев.

Между тем, по словам полицейских, участвовавших в задержании банды экстремистов, представители местного нацбеза поначалу категорически настаивали на том, чтобы не сообщать журналистам о религиозной подоплёке этого уголовного преступления.

Будто если постоянно говорить, что религиозного экстремизма у нас нет, то его в итоге и впрямь не станет.

А в это время шла незримая и кропотливая подпольная работа по вовлечению в легион воинов джихада всё новых и новых молодых адептов.

Тогда они использовали в своих кровавых религиозных "дискуссиях" лишь ножи да обрезки металлических труб. Но для того чтобы сообразить, что с помощью автомата, а тем более взрывчатки можно уничтожить за раз гораздо больше "кяфиров" и вернее обеспечить свой путь в рай, большого ума и глубокого образования не надо.

P.S. Вчера, возвращаясь с работы домой, увидел в подъезде коробку из-под торта и механически занес ногу, чтобы пнуть её. Но тут же остановился. Чёрт его знает, может, в ней не безобидный по нынешним временам кирпич, вложенный туда глупым шутником, а самая настоящая бомба какого-нибудь безмозглого террориста. Впрочем, пока мне воины джихада по телефону не звонили. Хотя с их точки зрения я уж верно кяфир самой высшей пробы. Ибо не принадлежу вообще ни к какой религиозной конфессии, организации или секте.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter