По словам официального представителя прокуратуры Алматы Гульнары Бердибековой, 52% всех обращений приходится на досудебное расследование. Люди возмущаются незаконными, с их точки зрения, действиями органов следствия и дознания. К примеру, 230 заявителей пожаловались на необоснованное возбуждение уголовных дел, 204 - на волокиту следствия и 150 - на необоснованное прекращение уголовных дел.

- По каждому факту сотрудники прокуратуры проводят тщательную проверку. Если выявляют незначительные нарушения в действиях стражей правопорядка, то вносят акт прокурорского реагирования в виде представления о привлечении виновных лиц к дисциплинарной ответственности. Если речь идёт о коррупционных преступлениях со стороны полицейских, тогда спецпрокуроры возбуждают уголовные дела, - пояснила Гульнара Бердибекова.



Благими намерениями

Проблема в том, что сегодня журналисты уже не могут так свободно, как раньше, получить полную беспристрастную информацию о ходе следствия по уголовным делам "оборотней в погонах". Ответственные лица из прокуратуры и пресс-службы городского ДВД находят массу благовидных предлогов, чтобы или в мягкой форме отказаться от комментариев СМИ, или оттянуть встречу сторон. То у них "не сезон" ("наше руководство находится в отпуске, а без их согласия никто не даст вам интервью"), то нужных людей нет на месте ("они в командировке"), то просто нужно подождать (варианты - "приговора суда", "результатов служебной проверки", "завершения расследования" и т.п.). Про болезненное отношение руководителей правоохранительных органов к критике в адрес своих подчинённых никто даже не заикается. Пресс-секретари любят больше взывать к гражданской сознательности и патриотизму. Мол, когда "жёлтая пресса нас постоянно "гасит", вы-то хоть будьте порядочными, не трогайте наших"!

Резиновые дубники- "демократизаторы" полицейских

Фото Олега Спивака
Резиновые дубинки-"демократизаторы" полицейских

Меж тем, поговаривают, будто бы есть негласное решение Совбеза РК о наложении запрета на публикацию в республиканской прессе критических материалов о деятельности силовых структур. Выглядит оно как стремление укрепить имидж людей в погонах и вернуть к ним былое доверие простых граждан. Опять-таки про межведомственные войны силовиков и подконтрольности некоторых из них мощным финансово-олигархическим кланам - ни слова, ни намёка. Хотя все прекрасно знают, что утечка компромата в СМИ в большинстве случаев происходит не из желания добиться правды и справедливости, а из чувства мести, сведения личных счётов и острой конкурентной борьбы. Достаточно просмотреть архив оппозиционных СМИ, чтобы понять, кто против кого дружит.

Как раньше готовили свои материалы независимые журналисты? Очень просто. Если возникала необходимость опубликовать разгромную статью про очередной "ментовской беспредел", они сразу же обращались к прокурорам. Причём преподносилось всё под соусом "соблюдения конституционных прав, свобод и законных интересов граждан" и "укрепления надзора за органами следствия и дознания". Если журналист хотел раскритиковать в пух и прах сотрудников органов нацбезопасности, то он обращался в финпол, чтобы получить объективную картину расследования. А для того чтобы красочно и в деталях расписать армейскую преступность и дедовщину, можно было смело обращаться в военный суд или военную прокуратуру. Согласования с Алматой и Астаной проходили недолго, без особых проблем и проволочек.

Удивительное дело, но пару лет тому назад корреспонденты могли взять интервью даже у руководителей управлений внутренней безопасности различных силовых ведомств, поскольку те напрямую отвечали за профилактику и чистку собственных рядов от коррупционеров и прочих нежелательных лиц. Сейчас этого практически нет. Критические сюжеты и статьи в отечественных СМИ выходят очень дозированно. В них уже мало скрытого подтекста, который давал хорошую пищу для размышлений читателям и зрителям. Да и сами они в целом не освещают многое из того, что, увы, иногда имеет место в рядах полиции, КНБ и других силовых ведомств. Что касается ссылок журналистов на закон о СМИ, то они редко когда помогают беспрепятственно выполнять свой профессиональный долг. Многие силовики просто-напросто игнорируют этот закон: даже отказываются в трёхдневный срок рассматривать официальные обращения журналистов, хотя это прописано чёрным по белому в законе. Ответы даются с запозданием, часто в виде отписки.

Обращение к прокурору

Фото Олега Спивака
Обращение к прокурору

К примеру, когда наши журналисты попросили работников прокуратуры привести яркий пример того, как сегодня нарушают закон отдельные недобросовестные следователи, оперативники и дознаватели, то получили в ответ следующее:

"6 января 2015 года в прокурору поступило обращение гражданки Пирожковой Р., которая была не согласна с решением дознавателя ДЧС г. Алматы Смагулова Ж. - отказать в возбуждении уголовного дела по факту поджога её дома. По результатам доследственной проверки дознаватель отказался возбуждать дело, мотивируя это отсутствием состава преступления. С данным решением прокуратура Турксибского района согласилась. Но гражданка Пирожкова обжаловала решение в городской прокуратуре. Она попросила ещё раз расследовать обстоятельства пожара и провести повторную судебную экспертизу. В настоящее время отменено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, оно рассматривается в УД ДВД".

На наше замечание, что случай с дознавателем ДЧС – это не совсем то, чтобы нам хотелось узнать, сотрудники прокуратуры нашли, что ответить. Они напомнили нам, что после недавней реорганизации МЧС спасатели вошли в состав МВД. Значит, и приведённый ими пример с дознавателем городского ДЧС попал в точку.

Мы поняли, что расспрашивать надзорников о ЧП, имевшем место в их рядах весной текущего года, вообще бессмысленно. А ведь оно было занятным: двух сотрудников городской прокуратуры с тремя сотрудниками ДКНБ подозревали в вымогательстве одного миллиона долларов у некоей банкирши. Эта информация прозвучала на круглом столе военного гарнизонного суда, посвящённого борьбе с коррупцией в воинской среде

Записываемся на приём!

Оставив до лучших времён подготовку материала о произволе силовиков, мы поинтересовались у официального представителя городской прокуратуры, как граждане могут записаться на личный приём к прокурору Алматы и на что они вообще могут рассчитывать.

- Чтобы попасть на личный приём к прокурору города, граждане должны записываться за неделю до встречи. Сам приём проходит каждый вторник, с 17.00. Но есть одно условие: обращаться могут только те лица, кто до этого получил отказ на свою просьбу за подписью районных прокуроров и заместителя прокурора города, курирующего данное направление. Все их жалобы будут снова тщательно рассмотрены, и по каждой будет дан аргументированный и обоснованный ответ за подписью  главы городского надзорного органа. Ответы будут носить либо отказной, либо разъяснительный, либо удовлетворительный характер, - рассказала официальный представитель городской прокуратуры Гульнара Бердибекова.

За 6 месяцев текущего года на личном приёме прокурора  Алматы побывало 709 граждан

Что ж, мы не теряем надежды получить исчерпывающий комментарий у первых руководителей городской прокуратуры о ходе расследования уголовных дел в отношении "оборотней в погонах" и о проводимой работе по профилактике и борьбе с коррупцией в собственных рядах. Надеемся, для этого нам не придётся записываться на личный приём к главе надзорного органа.   

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter