В начале сентября правительство направит в Мажилис один из самых ожидаемых законопроектов последних лет – "О восстановлении платёжеспособности граждан Республики Казахстан". Документ, регламентирующий процедуру банкротства физических лиц, писали почти 3 года. Президент поручил разработать закон ещё в 2015 году, а в январе напомнил чиновникам о необходимости его ускоренно принять до конца текущего года. Законопроект должен помочь тысячам казахстанцев, попавших в долговую яму, вернуться к нормальной жизни. Эксперты высказывают опасения, что итоговый документ может не оправдать ожиданий. Informburo.kz нашёл подводные камни в документе и рассказывает о последствиях его принятия.

Долго запрягали

Разработчиком нового казахстанского закона о банкротстве выступило Министерство финансов. В ноябре 2015-го Нурсултан Назарбаев дал соответствующее поручение, а уже в апреле 2016-го фискальные органы презентовали первую концепцию. Но первая публичная презентация законопроекта прошла только летом 2017 года и не была широкой.


Нурсултан Назарбаев требует скорейшего принятия закона

Нурсултан Назарбаев требует скорейшего принятия закона / Фото сайта akorda.kz

Президент в послании 2018 года вновь даёт поручение ускорить принятие, и обновлённая версия документа появилась в открытом доступе в начале февраля, где она доступна и сейчас. Но публичного обсуждения фискальные органы до сих пор избегают. Согласно планам правительства, документ направят в Мажилис в августе, а в сентябре законопроект будут активно обсуждать депутаты.

Возможно, споры вокруг его норм и последствий принятия как для граждан, так и для экономики страны, будут масштабными. Вопросов к документу очень много и со стороны экспертного сообщества.

Вступить в силу закон "О восстановлении платёжеспособности граждан Республики Казахстан" должен будет только с 1 января 2021 года – запустить механизм раньше не получится.

Этому есть вполне логичное объяснение: за год до этого, с 1 января 2020 года вступит в силу норма о всеобщем декларировании доходов. Казахстан к этому шёл продолжительное время. По данным Комитета государственных доходов Минфина, заполнять декларацию через 2 года будут почти 13 миллионов казахстанцев. Это больше, чем число экономически активного населения. Через процедуру раскрытия доходов и расходов пройдут даже несовершеннолетние граждане, имеющие долю в имуществе.

Государство ещё до старта процедуры банкротства будет знать экономическую подноготную каждого гражданина, вплоть до долговых обязательств, кредитов и обязательных выплат. Полная прозрачность должна гарантировать, что банкротом через год сможет стать лишь гражданин, о финансовом состоянии которого фискальные органы знают абсолютно всё. Декларирование должно будет застраховать систему от мошенников, готовых пойти на преступление, чтобы не отдавать долги.

Что предлагают разработчики

Документ и сопровождающие его поправки достаточно специфичны, однако можно остановиться на ключевых моментах. Во-первых, разработчики сознательно заменили название закона. Чтобы статус банкрота в Казахстане не стал дополнительным бременем для гражданина, всю процедуру, как и закон, в итоге решили назвать позитивно – "восстановление платёжеспособности".

Даже в пояснительной записке правительства чётко подчёркивается социальная направленность документа. Вероятно, госорганы учли опыт протестов и митингов ипотечных дольщиков.


Имущество банкротов будет продаваться через аукционы

Имущество банкротов будет продаваться через аукционы / Фото сайта espanarusa.com

В пояснительных документах к законопроекту фискальные органы сделали, на их взгляд, правильный акцент, сосредоточившись на том, что у будущего банкрота кредиторы не заберут всё, что есть.

Продать с молотка не получится единственное жилье должника, если размер его полезной площади не превышает восемнадцати квадратных метров на одного проживающего и размер выплаченной суммы основного долга по договору банковского займа (в случае если единственное жилье является залогом) составило более 50% на дату открытия процесса восстановления платёжеспособности. Реализовать на торгах нельзя будет одежду, обувь, минимально необходимое количество мебели, продукты питания, транспорт для инвалидов, международные призы.

Но разработчики не комментируют, к примеру, норму, по которой кредиторам может достаться до 50% пенсионных накоплений банкрота. Подробное изучение всех нюансов документа поможет увидеть, что государство постаралось максимально защитить и свои интересы. Долги по налогам и другим обязательным платежам в бюджет, таможенным платежам в законопроекте отнесены к третьей очереди требований кредиторов. То есть потенциально выплаты в бюджет или их долю государство всё же сможет получить.

Получить статус банкрота будет очень непросто

Эксперты критикуют слишком сложную процедуру, которую предстоит пройти будущему банкроту. Сначала гражданин инициирует процесс, обратившись в фискальный орган по месту жительства. Затем госорганы назначают финансового управляющего, который как кризисный менеджер проведёт независимую проверку и подготовит имущество должника к реализации. Управляющий подготовит также и специальный план по реабилитации. Разработка документа может затянуться до 90 дней. А сам план – может реализовываться в срок до 5 лет.

Потом, как только всё имущество подсчитано, а сам должник проверен на предмет возможного мошенничества и ухода от уплаты долгов, стартует судебный этап. Активы должника по решению суда будут продаваться на аукционе ещё одним специалистом – управляющим по реализации имущества. Его тоже назначит фискальный орган.

Как бы ни было реализовано имущество будущего банкрота – через прямую продажу или через электронный аукцион – оно будет распределено между кредиторами пропорционально и согласно очерёдности. С большой долей вероятности должнику не удастся раздать все долги, и они могут быть списаны, но только по решению суда. Ещё одно решение судебные органы выносят на финальной стадии, уже после реализации имущества должника.

Прибавьте к этому возможную отмену всех сделок должника за год до начала реабилитации, продолжительные проверки через государственные базы, огромный перечень причин, по которым процедура вообще может быть отменена. Существует реальная вероятность, что банки-кредиторы не захотят банкротить гражданина. Дойти до финала и получить официальный статус банкрота смогут, по мнению скептиков, единицы.


Финансовый консультант Расул Рысмамбетов считает законопроект сырым, но необходимым

Финансовый консультант Расул Рысмамбетов считает законопроект сырым, но необходимым / Фото youtube.com

По словам финансового консультанта Расула Рысмамбетова, несмотря на обширность законопроекта (в нём 55 статей) полной ясности в процедуре восстановления платёжеспособности на данный момент нет.

"Меня смущает сложность процедуры банкротства физических лиц – это первое. Чётко не прописано всё пошагово, в тех госорганах, которые указаны в законопроекте, ещё нет специальных подразделений, о которых говорится. Инфраструктура для процедуры банкротства физических лиц не готова пока. Наверняка, разработчики закона надеются, что к сроку введения документа всё это создадут, – уверен собеседник. – Главный риск всё же один: слишком много остаётся на усмотрение конкретного исполнителя – что в банке, что в госоргане. Дитя, если так назвать документ, всё-таки не мёртворождённое, а скорее – больное. В целом само принятие закона – большое событие для нашей страны. Не только у нас, нигде в мире вообще ни один закон не работает идеально с момента его принятия. Всё равно будут вносится какие-то поправки, какие-то уточнения в документ, и, самое главное, практика применения закона покаже, что именно необходимо изменить. Сейчас документ какой-то гипотетический".

Кадры решают всё

По мнению члена совета директоров АО "Банк Kassa Nova" Фёдора Попандопуло, государству предстоит не только подготовить своих сотрудников на местах к этой процедуре, но и создать рынок финансовых администраторов и управляющих, без которых процедуру банкротства провести будет нельзя.


Фёдор Попандопуло переживает за наличие специалистов, которые должны помочь казахстанцам пройти процедуру до конца

Фёдор Попандопуло переживает за дефицит специалистов, которые должны помочь казахстанцам пройти процедуру до конца / Фото ГК "Верный капитал"

Сейчас никаких обязательств на подготовку этих специалистов государство на себя не взяло. Да и регулированием рынка, похоже, заниматься не намерено. Однако это делать необходимо.

"Мы все понимаем, что для эффективного функционирования механизма банкротства должна быть создана соответствующая инфраструктура, а именно: квалифицированные финансовые администраторы и управляющие. Это не просто люди с образованием, это опытные специалисты с подготовкой, аттестованные государством, – уверен Фёдор Попандопуло. – В мире есть наработанный опыт по процедурам банкротства физических лиц, в том числе и по требованиям для управляющих, и его можно и нужно использовать. У нас, к сожалению, невысокая финансовая грамотность в обществе, это связано с массой причин, в том числе и с тем, что у подавляющего большинства людей нет накоплений, которые они могут инвестировать. Люди не понимают, что такое риски и как ими управлять. Человек может взять и, условно говоря, отнести деньги в какую-то финансовую пирамиду, потому что сосед ему сказал, что это очень выгодно. В таких условиях, уровень квалификации финансовых администраторов и управляющих в нашей стране должен быть очень высоким, в том числе именно из-за низкой финансовой грамотности населения".

Кто будет массово готовить финансовых администраторов и управляющих ко времени запуска в действие процедуры реабилитации, лицензировать и проверять их, по словам члена совета директоров АО "Банк Kassa Nova", один из главных вопросов к разработчикам документа. И он пока остаётся без ответа.

Нерабочие нормы

По словам экономиста Александра Юрина, в целом в законопроекте ощущается существенный крен в пользу интересов кредиторов, а не граждан, защитить интересы которых он должен вообще-то в первую очередь.

"Сама по себе процедура "восстановления кредитоспособности" или процедура "реализации имущества должника", предусмотренные законопроектом, не дают никаких гарантий того, что по их завершении произойдет списание всех долгов заёмщика, – делится мнением эксперт. – Сам же заёмщик может остаться по результатам процедуры банкротства без штанов в буквальном смысле этого слова, если эти самые штаны были включены в "имущественную массу" должника. При этом предусмотренная законопроектом процедура "восстановления платёжеспособности" предполагает дополнительную финансовую нагрузку на проблемного заёмщика. Так, он будет обязан за свой счёт оплатить административные расходы, связанные с проведением процедуры, в том числе – стоимость услуг назначаемого государством финансового администратора и услуг по оценке имущества должника".

Собеседник подчёркивает, что в сложной ситуации в период процедуры реабилитации может оказаться не только будущий банкрот, но и члены его семьи, которые подпадают под категорию "иждивенцы".


Экономист Александр Юрин уверен, что в законопроекте очень много огрехов

Экономист Александр Юрин уверен, что в законопроекте очень много огрехов / Фото Алексадра Юрина в Facebook

Должнику законом гарантируется возможность оставлять себе денежные средства в объёме прожиточного минимума. Однако на сумму в несколько десятков тысяч тенге в месяц, по словам экономиста Юрина, прожить среднестатистическому казахстанцу будет практически невозможно:

"Есть и другие риски: к примеру, стоит также отметить, что нормы законопроекта распространяются не только на самого должника, но и на лиц, которые заключали с ним сделки еще до начала процедуры банкротства. Так, в ряде случаев могут быть отменены сделки с третьими лицами, которые были заключены должником до начала процедуры "восстановления платёжеспособности", причем к перечню оснований для этой отмены сделок имеется целый ряд вопросов. Например, если заёмщик для погашения долгов реализовал какое-то имущество (недвижимость, автомобиль и т.п.) в течение года по заниженной с точки зрения администратора банкротства цене, то эта сделка будет признана недействительной. В этом случае новый владелец проданного должником имущества должен будет вернуть имущество должнику или же возместить его стоимость в том случае, если имущество было испорчено либо утеряно. При этом, как ни странно, в законопроекте не идёт речи о компенсации расходов на приобретение этого имущества, понесенных лицами, которые его приобрели".

В очередной раз, скажут скептики, об интересах добросовестных приобретателей казахстанские законотворцы забыли. Обеспечив тем самым судам дополнительный ворох спорных гражданских дел в перспективе. И работу адвокатам.

Опасения и ожидания

Целевой аудиторией, теми самыми кандидатами на банкротство, в Казахстане теоретически могут оказаться не тысячи должников, а намного больше.

По данным агентства Finprom.kz, по итогам апреля 2018 года кредиты с просрочкой платежей свыше 90 дней (NPL+90) составили 1,2 трлн тенге, что равно 8,97% от ссудного портфеля всех отечественных банков. В это же время уровень потребительской закредитованности к концу марта 2018 года вырос за год на 16,9% и составил 331,2 тысячи тенге на одного экономически активного жителя, или 2,2 среднемесячной зарплаты.

Токсичных кредитов банки раздали достаточное количество, так что среднестатистический казахстанец живёт постоянно в долгах, и сумма этого долга регулярно растёт. Потенциально часть активных неплательщиков кредитов могут стать участниками кампании по восстановлению платёжеспособности.


Глава центра Talap Рахим Ошакбаев настаивает на широкой дискуссии вокруг законопроекта

Глава центра Talap Рахим Ошакбаев настаивает на широкой дискуссии вокруг законопроекта / Фото Informburo.kz

По мнению Рахима Ошакбаева, руководителя Центра прикладных исследований Talap, разработчики в лице Министерства финансов владеют ситуацией и в экономике, и в банковском секторе. Однако при этом сначала затянули с разработкой законопроекта, а затем не оправдали ожиданий:

"Почему так долго законопроект разрабатывался несмотря на неоднократные поручения Президента? Я не могу этого знать, могу только строить гипотезы по этому поводу. Наверное, кому-то выгодно выхолащивать идеи и инициативы главы государства. Как экономист от законопроекта я ожидал большего. Если брать во внимание социальную политику государства, которая чётко артикулируется главой государства, то мы видим программу "7-20-25", доступные микрокредиты, многочисленные программы занятости. Президент всегда обращает самое пристальное внимание на социальное самочувствие. Чтобы повысить социальное самочувствие казахстанцев, то скорейшее принятие этого закона – одна из самых сильный вещей. Почему в таком случае его ускоренно не принимают и не обсуждают для меня остаётся загадкой".

Ошакбаев полагает, что спасти документ и сделать его работающим может только публичная дискуссия.

"Тема чувствительная: прежде всего, закон затрагивает интересы кредиторов, и в первую очередь – банков. Если вдруг этот закон позволит людям массово оформлять свою неплатёжеспособность с небольшими издержками, то соответственно регулятор в лице Нацбанка, правительство опасаются, что это будет сильно стимулировать иждивенческие настроения, – резюмирует собеседник. – Целевая группа закона – проблемные заёмщики, валютные дольщики, заёмщики онлайн-кредитов, индивидуальные предприниматели. Я думаю, не все понимают, какие именно изменения влечёт получения статуса банкрота. Будут, конечно, пионеры, которые почувствуют все прелести этого статуса, все плюсы и минусы, последствия. У банков есть Ассоциация финансистов Казахстана, есть хорошее влиятельное лобби, я думаю, они смогут защитить свои интересы. Я призываю всех не сильно переживать за банки, а переживать именно за граждан".

По мнению руководителя Центра прикладных исследований Talap, осенью он ожидает активной публичной дискуссии по поводу законопроекта в стенах Мажилиса.

Банки не против?

По словам члена совета директоров АО "Банк Kassa Nova" Фёдора Попандопуло, банковское лобби, если и было, то лишь в одном вопросе: чтобы разработчики законодательно закрыли процедуру реабилитации для недобросовестных заёмщиков.

Фёдор Попандопуло приводит опыт соседней России, где аналогичный закон был принят ещё 1 октября 2015 года. Целевой аудиторией закона эксперты со ссылкой на Центробанк России называли более 600 тысяч россиян. Однако спустя год процедурой банкротства воспользовалось всего около тысячи должников, то есть около 0,2%. Можно сделать вывод, что банки, являющиеся в большинстве случаев главными кредиторами, не хотели инициировать процедуру банкротства. .

"И это очень показательно, – считает Фёдор Попандопуло. – Банк не заинтересован в том, чтобы у его заёмщика были проблемы. Плохие кредиты никому не нужны. Когда банк забирает у заёмщика залоговое имущество – это вынужденная мера. От момента, когда банк инициирует процедуру изъятия залогового имущества, до момента его реализации проходит много времени, залоги обесцениваются, их нужно содержать. Это дополнительные расходы для кредитора. Здесь есть очень тонкая граница: если добросовестный заёмщик не может вернуть кредит, то ему нужно помочь, и процедура банкротства – мера, хоть и болезненная, но в этом случае необходимая. Однако уже сегодня в интернет-пространстве есть мнения, что процедура банкротства даёт право не возвращать долги при определенных условиях. Такое понимание ошибочно, поскольку человек, вышедший на процедуру банкротства, столкнется с массой проблем. Это и плохая кредитная история, и запреты занимать определенные должности и много других ограничений, включая ограничения по управлению собственными средствами. Банкам такая процедура необходима, поскольку она направлена в первую очередь на оздоровление заёмщика, а значит вероятность возврата долга возрастает".

Для поддержания банковского сектора в рамках уже свёрнутой госпрограммы БВУ получили более трёх триллионов тенге сроком на 15 лет. Только за 2017-й Национальный банк из-за активного поддержания на плаву банковского сектора понёс убытки в размере 1,2 трлн тенге. На этом фоне, учитывая общественное мнение, вряд ли финальная версия закона "О восстановлении платёжеспособности граждан РК" будет в пользу одних только банков. Вероятно, число реальных кандидатов на банкротство в Казахстане не такое большое, как многим кажется. Если будет продолжена государственная программа рефинансирования ипотечных займов, большого числа желающих фискальным органам удастся избежать.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter