Зачем Казахстану думать об углеродном налоге Евросоюза?

В Европе ужесточают экологическое регулирование, и это может сказаться на казахстанских экспортёрах.

Европейский союз вводит так называемый углеродный налог на импорт. Со временем компаниям из-за пределов ЕС придётся платить дополнительные пошлины за "углеродоёмкость" своей продукции. В их числе и Казахстан. Рассказываем, как бизнесу приготовиться к грядущим изменениям.

Почему стоит задуматься?

В 2019 году Европейская комиссия представила пакет предложений под названием European Green Deal. Он предусматривает снижение выбросов парниковых газов к 2030 году на 55% в сравнении с 1990 годом и достижение нулевых выбросов к 2050 году. 

Одно из ключевых предложений European Green Deal – внедрение "механизма трансграничного углеродного регулирования" (CBAM – Carbon Border Adjustment Mechanism). Это фактически налог на импортируемые в ЕС товары углеродоёмкого производства. Механизм СВАМ планируют внедрять поэтапно: с 2023 года производители должны будут отчитываться о размере "углеродного следа" своей продукции, а с 2026 года – уже делать выплаты.

Существует несколько предложений по возможной схеме внедрения и охвату СВАМ, и окончательный вариант ещё обсуждается. Но уже сейчас можно определить, что на первом этапе под регулирование CBAM попадёт импорт стали и железа, цемента, азотных удобрений, алюминия и электроэнергии. Рассматривается также включение водорода, пластика, продуктов органической химии. В дальнейшем перечень товаров будет расширяться и может охватить в том числе сырую нефть – основной экспортный товар Казахстана для европейских рынков. 

Импортеры товаров, подпадающих под регулирование СВАМ, должны будут покупать сертификаты на выбросы. Количество сертификатов будет зависеть от объёма импорта, углеродоёмкости импорта, углеродоёмкости 10% наиболее эффективных предприятий в данном секторе в ЕС, являющихся бенчмарком системы торговли выбросами (СТВ), а также от уровня распределения бесплатных квот.

В 2021 году 40% всего отечественного экспорта отправилось в Европу, в основном это были сырьевые товары и продукция переработки низких переделов. Например, 14,7% всего экспорта Казахстана уходит в Италию и почти всё из этого – нефть. Однако сегодня основная угроза для казахстанского экспорта в соответствии с текущей версией СВАМ связана с алюминием. Экспорт цемента и аммиака очень незначительный в силу высоких транспортных издержек, а внедрение СВАМ сделает экспорт этих товаров практически нерентабельным. 

По расчетам ЮНКТАД (Конференции ООН по торговле и развитию), при введении углеродного налога и при цене за тонну выбросов углекислого газа в $44 Казахстан может потерять $207 млн дохода от экспорта в год, а при цене $88 – $352 млн. Это касается продукции, которая подпадает под действие CBAM.

Что делается?

Чтобы поддержать конкурентоспособность казахстанских товаров и смягчить последствия углеродного налога, в Казахстане работают над стратегией низкоуглеродного развития, направленной на достижение углеродной нейтральности к 2060 году. Казахстан в декабре 2020 года задекларировал данную стратегическую цель на саммите климатических амбиций в Глазго. Стратегия предполагает определение общенациональных подходов, позволяющих обеспечить подготовку и адаптацию отечественной экономики к глобальным трендам, связанным с переходом на низкоуглеродное развитие, таким как внедрение CBAM, популяризация принципов ESG (окружающая среда, социальная ответственность, корпоративное управление), "зеленые" инвестиции, энергоэффективное производство и в итоге достижение углеродной нейтральности. 

Одним из основных направлений стратегии предполагается декарбонизация выбросов парниковых газов в энергосекторе Казахстана как наиболее углеродоёмком в экономике. В целом по энергосистеме в рамках стратегии доля выработки электроэнергии на угле составляет 69%, газом – 20%, гидроэлектростанциями – 8%, а возобновляемыми источниками энергии – 3,7%. Но по Концепции по переходу Казахстана к "зеленой" экономике к 2030 году доля альтернативной энергетики в общем объёме вырабатываемой энергии должна достичь 15%, а к 2050-му – половины всей вырабатываемой энергии.

Это означает, что впереди ещё много работы по наращиванию новых более экологичных мощностей в энергетике, а также перевод предприятий на "чистую" энергию, и его нельзя откладывать в долгий ящик.

В вопросе углеродного налога необходимо также учитывать, что стоимость сертификатов на выбросы в ЕС привязана к средней за неделю стоимости углеродной единицы в системе торговли выбросами Европейского союза. Стоимость сертификата на выбросы может быть сокращена на стоимость углеродной единицы в стране-экспортёре, если она взимается с данного товара. Кроме того, страны с ценами на выбросы, эквивалентными ценам ЕС или выше, освобождаются от СВАМ.

Казахстан – единственная страна на постсоветском пространстве, которая внедрила СТВ для сокращения выбросов углерода. Схема торговли квотами на выбросы в Казахстане была запущена в 2013 году, на восемь лет позднее ЕС. СТВ Казахстана также охватывает промышленность и энергетику, но она гораздо меньше СТВ ЕС по масштабу и ценам. Так, средняя цена на вторичном рынке углеродных единиц в 2021 году составляла 504 тенге (1,18 доллара США), что несопоставимо с ценами СТВ ЕС и не может быть использовано для сокращения выплат СВАМ. Таким образом, дальнейшее развитие СТВ выбросами в стране могло быть также для отечественных предприятий инструментом управления рисками при экспорте товаров с углеродным следом.

Бизнесу нужно готовиться уже сегодня

Согласно данным, приведённым в информационном обзоре Банка развития Казахстана, ужесточение регулирования в Евросоюзе может принести отечественным экспортёрам большие дополнительные затраты, что снизит конкурентоспособность отечественной продукции или в самом крайнем случае вовсе закроет доступ к рынкам сбыта. Поэтому казахстанским компаниям уже сейчас нужно думать о мерах по сохранению своей конкурентоспособности.

"Мы рекомендуем нашим заявителям и клиентам, в первую очередь тем, чья продукция реализуется на экспорт, разрабатывать и внедрять стандарты и механизмы измерения углеродного следа компании, а также раскрытия информации по нему. Банк уже сейчас при рассмотрении заявок на финансирование БРК также учитывает влияние углеродного регулирования на проекты в долгосрочной перспективе".

Бизнесу важно работать над совершенствованием технологий и способов производства для снижения выбросов, а также для снижения углеродного следа компании и декарбонизации операций. 

Важно вести учёт затрат с использованием условных цен на углерод, использовать полученные результаты для принятия решений и ценообразования, оценивать эффект при различных сценариях цен на СО2

Очевидно, что переход к более экологичным технологиям нуждается в инвестициях. Помочь стране в этом вопросе могут иностранные инвесторы, а также действующие в стране финансовые институты, в числе которых Банк развития Казахстана, ЕАБР, ЕБРР, АБР, Международный финцентр "Астана" и другие. 

В начале 2022 года в БРК была принята Политика в области "зелёных" облигаций (Green Bond Framework), по которой получено положительное заключение (Second Party Opinion) компании Green Finance Center при МФЦА. В данный момент у БРК имеется зарегистрированный выпуск "зелёных" облигаций на локальном рынке, и при наличии благоприятных условий на рынке будет осуществлено их размещение с тем, чтобы профинансировать "зелёные" проекты.

А для того чтобы понять, относится инициируемый проект к "зелёным" проектам, можно воспользоваться таксономией "зелёных" проектов, утвержденной правительством в конце 2021 года и определяющей проекты, подлежащие финансированию за счёт зеленых облигаций или "зелёных" кредитов.

Другими словами, инициируя новые или продолжая действующие проекты, уже сейчас, думая о будущих рисках, государство и бизнес могут подготовиться к грядущим изменениям. Банк развития Казахстана призывает заявителей проектов и заёмщиков следить за новостями в данной области, при необходимости оценить возможные риски и подготовить варианты действий при различных сценариях. Это особенно важно в нынешних глобальных условиях, когда геополитика существенно влияет на работу компаний по всему миру.

Статью подготовили Жанат Ансаганова, директор департамента кредитного анализа и структурирования сделок БРК и Юрий Масанов, главный менеджер службы по связям с общественностью БРК.

Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

  Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

  Если вы нашли ошибку в тексте на смартфоне, выделите её и нажмите на кнопку "Сообщить об ошибке"

Новости партнеров