После его статей невинно осуждённые выходили на свободу, министры назначали проверки, вся страна узнавала о махинациях с бюджетными деньгами. В его материалах была та информация, которая обычно редко доходит до читателей в РК.

3 декабря 2017 года знаменитому казахстанскому журналисту Геннадию Бендицкому исполнилось 47 лет. В этот же день он скончался в больнице в Минске. По словам коллег, о своём онкологическом заболевании Бендицкий узнал незадолго до смерти.

Геннадий Бендицкий начинал работать тогда, когда не было цифровых диктофонов и интернет-порталов. Он как бы олицетворяет собой ту эпоху, когда было старое "Время" с Игорем Мельцером, Маратом Асиповым, Вадимом Борейко и Сапой Мекебаевым. Он как бы персонификация той казахстанской журналистики, в которой расследование представляло собой не просто "слив", а вдумчивую и педантичную работу, для которой действительно нужны незаурядные мозги.

Наверное, поэтому его читал весь Казахстан. Вопрос в том, есть ли будущее у жанра "журналистское расследование" в Казахстане и кого сегодня будут читать так же, как Бендицкого? А может быть, он был последним расследователем отечественной журналистики, и вместе с ним эта эпоха просто ушла?

"Таких, как Геннадий, в мире не очень много"

Главный редактор сайта Ratel.kz и директор издательства ТОО "ИТАЮ" Марат Асипов не просто коллега, вместе с которым Геннадий Бендицкий в 2012 году ушёл из газеты "Время", но и его друг и соратник. Марат Асипов считает, что в казахстанской журналистике пока больше нет таких расследователей. Появятся ли они в скором времени – неизвестно.


Марат Асипов

Марат Асипов / Фото Facebook

"Таких, как Геннадий, в мире не очень много. Есть альтруисты, есть эгоисты. Понятно, что альтруистов гораздо меньше, – прокомментировал Марат Асипов. – Гена был как раз одним из носителей редкого гена альтруизма. Он проникался историей настолько, что мог, если человек осуждён за якобы убийство, когда дело подтасовано и сфабриковано, по секундам восстанавливать события того дня. И после приговора, отсидев несколько лет в тюрьме, человек выходил на свободу. Геннадий скрупулёзно изучал материалы дела, вникал во все детали, нюансы, искал нестыковки. Работал кропотливо. По тексту казалось, что всё просто. Но за этим стояла огромная работа Гены. Что очень важно – Гене доверяли. Он был человеком слова. Если он за что-то брался, то доводил до конца и разбирался досконально. Он был беспристрастен, как хирург. Если он видел, что история не такая, как её пытаются показать, то он доводил её до конца и все точки на i расставлял. Это вообще редкое свойство для человека. Таких людей вообще мало, а в Казахстане по пальцам пересчитать. Когда ещё такой журналист появится – большой вопрос".

По мнению Марата Асипова, проводить журналистские расследования в РК сегодня возможно. Вопрос в том, что не каждый за это возьмётся.

"Работа на самом деле неблагодарная в том смысле, что это большие риски: и патроны в машину подбрасывали, было дело, и пытались подставить, и грязные слухи распускали, – говорит Марат Асипов. – Всё что угодно. Здесь надо иметь бойцовский характер. А Гена был боец. Он в молодости работал спасателем-альпинистом. А это люди, задача которых вытаскивать погибших альпинистов. Это требует огромного мужества, огромных человеческих качеств. В известном смысле – самопожертвования. Пройти по тому маршруту, где только что погибли люди, не каждому под силу".

Из-за того, что материалы Геннадия вызывали реальный резонанс, на него перманентно пытались подать в суд. Бендицкий никогда публично не афишировал свои источники, также всегда подчёркивал, что никогда не писал проплаченных материалов. Но он всегда мог доказать и все факты, изложенные в его статьях.

"Все материалы Геннадия были всегда железно подтверждены. Было огромное количество попыток возбудить уголовное дело в отношении Бендицкого, – говорит Марат Асипов. – Когда мы из газеты "Время" уходили, последний иск на него был на 4 миллиарда. Гена всегда всё чётко знал и проверял. Конечно, журналисту бывает нельзя какие-то источники раскрывать. Но это не значит, что источник был анонимный, Гена всегда в суде мог доказать каждую букву в своём тексте. У него были контакты в совершенно разных кругах. Все эти люди ему доверяли. При этом Гена всегда очень чётко делил: что есть добро, что есть зло. Со злом он никогда не сталкивался".

Последний материал Геннадий, по словам Марата, сдал в августе. Тогда ему вдруг стало совсем плохо.

"Люди с бойцовским характером редко обращают внимание на своё здоровье, к большому сожалению. Гена был человек упёртый, мы с большим трудом настояли, чтобы он поехал обследоваться. И, к сожалению, оказалось, что болезнь прогрессировала", – рассказал Марат Асипов.

"Дверь закрыта"

Журналист Сергей Туник работал с Геннадием Бендицким в газете "Караван", куда он пришёл в начале 90-х годов, ещё до "Времени", до "Часа Бендицкого", который недолго просуществовал на "31 канале", и Ratel.kz, последнего места работы Геннадия.


Сергей Туник

Сергей Туник / Фото Facebook

"Гены не стало, и, самое прискорбное, что, похоже, на этом всё, – грустно говорит Сергей Туник. – Это был один из тех людей, который мог достучаться куда-то. А теперь дверь закрыта. Я полагаю, что после того, как Генка ушёл, дверь будет закрыта для многих. Вот и всё. Второго Бендицкого у нас не будет: ни с казахской, ни с еврейской, ни с польской, ни с русской фамилией. Он жил недалеко от меня, время от времени виделись. Но в последнее время всё реже, видимо, он чувствовал, что с ним что-то происходит. Но никогда этого не показывал. Вообще вы видели журналиста, который часто ходит по врачам? Любой журналист, который очень много работает, а он работал всегда очень много, быстро выгорает".

"Жанр "журналистское расследование" вместе с ним умер"

Журналист Полина Шиманская была у основания службы новостей на КТК вместе с Геннадием Бендицким. По её словам, в случае Геннадия дело было совсем не в числе информаторов в самых разных кругах, а в сильнейшей мотивации к работе.


Полина Шиманская

Полина Шиманская / Фото Facebook

"Я застала его тогда, когда у него ещё не было таких связей. Я считаю, что он просто смелый человек, напористый, целеустремлённый. Он был и мужчина с большой буквы, и журналист с большой буквы, такой брутал, – говорит Полина Шиманская. – С ним всегда было комфортно. Наверное, людям, про которых он писал, кого разоблачал, было с ним некомфортно. Но не коллегам. Он всегда был в приоритете, мы спокойно относились к тому, что для него надо срочно освободить аппаратную, ему уступали лучшего оператора. Может, и бурчали, но понимали, что он лучший, и его материал в приоритете. Столько всего он мог ещё сделать. И каких-то последователей у него не осталось. Мало кто сейчас берётся за жанр "расследование". Наверное потому, что это долго, муторно и тяжело. Наверное, проще каждый день "лабать" сюжеты".

Полина Шиманская не видит будущего казахстанской расследовательской журналистики без Геннадия Бендицкого.

"Я писала в своём посте, что в Казахстане жанр "журналистское расследование" вместе с ним умер, я не вижу больше таких людей, – прокомментировала Полина Шиманская. – Он был последний, кто умел проводить расследование. Я с Геннадием работала в конце 90-х. Если ты наткнёшься на какое-то расследование, цепочка будет слишком длинная, и ты будешь упираться в какие-то красные флажки. А Гена это делал каким-то образом, не каждый на это решится. Для меня его уход – это шок. Я никогда не могла представить, что будет так. Можно было представить, что на него нападут, ведь он делал очень смелые вещи".

Будущее есть

Журналист газеты "Время" Оксана Василенко работала с Геннадием в газете "Караван блиц", а позже на телеканале "КТК".


Оксана Василенко

Оксана Василенко / Фото Facebook

"Я помню его сдвинутые, густые чёрные брови, мощные чёрные усы. Он производил впечатление серьёзного и грозного человека, – рассказала Оксана Василенко. – Но, конечно, когда все узнавали Гену поближе, оказывалось, что внешность обманчива, это необыкновенно добрый человек с большой душой, который всегда хотел всем помочь. После газеты вышло так, что мы одновременно работали на КТК".

По словам коллеги Геннадия, он работал самоотверженно и вне зависимости от времени суток. Феноменальность знаменитого Бени, по мнению Оксаны Василенко, сложилась благодаря личному таланту, хорошему учителю и олдскульной закалке.

"Гена начинал работать, когда не было сотовых телефонов, не было интернета, – прокомментировала Оксана Василенко. – Он общался с человеком лично, поэтому его расследования были живые и настоящие. И ещё, конечно, дело в том, что его куратором был просто глыба журналистская – это Игорь Максимович Мельцер. Он всегда доверял ему самые острые темы. Он знал, что Гена обладает такими качествами, что доведёт всё до конца, обязательно найдёт нужного человека".

Оксана говорит, что ей не хотелось бы ставить крест на жанре журналистских расследований в Казахстане. Скорее, история Геннадия Бендицкого должна стать мотивацией и примером для тех, кто любит своё дело.

"Хотелось бы, чтобы Геннадий всё-таки был не последним расследователем. Я знаю многих журналистов, которые и сейчас пытаются заниматься тем же, чем Бендицкий, но, наверное, так, как это получалось у Гены, не получается ни у кого, – говорит Оксана Василенко. – Когда я читаю сейчас какие-то расследования, я вижу, что они более поверхностные. А Гена именно сам расследовал, был в гуще событий. Всё зависит от человека, он любил свою работу, не представлял себя без неё, горел. Когда он брал интересную тему и начинал продумывать, было понятно, что Гена сейчас не здесь. Было бесполезно его трогать. Он был очень заинтересованный человек. Я думаю, если ещё есть подобные люди, то не всё пропало. И жанр "расследование" будет жить".

Прощание с Геннадием Бендицким состоится в Алматы 6 декабря. Гражданская панихида, как сообщил портал Ratel.kz пройдёт с 10 до 11 часов в Доме учёных Академии наук Республики Казахстан по адресу: улица Курмангазы, 29.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter